В оппозиции
14 октября 2019 г.
Дело Ивана Голунова. Когда не хотели как лучше, хотели как всегда

ТАСС

В истории с обвинением в адрес журналиста «Медузы» Ивана Голунова есть одно ключевое обстоятельство. На сегодняшний день по поводу того, что он не виновен (а, следовательно, все дело от начала до конца сфабриковано) сложился глобальный общественный консенсус. Другая не менее существенная деталь – репрессиям подвергся не политический активист, не убежденный противник режима, а профессионал, честно и добросовестно выполняющий свою работу. Следующий серьезный раздражитель, который так же способствовал созданию условий для практически моментального взрыва всеобщего возмущения и негодования – та вопиющая, практически демонстративная небрежность, с которой это дело было состряпано. Ну и, разумеется, фабула самого дела – Голунова обвиняют в попытке распространения наркотических средств.



Возьмусь утверждать, что изначально никакой политической составляющей в провокации против журналиста, много лет специализирующегося на расследованиях, не было. Другими словами, никто из представителей политического руководства страны на него силовиков не спускал. Более или менее очевидно, что в данном случае мы имеем дело с заказом, цель которого прямо воспрепятствовать профессиональной деятельности журналиста «Медузы». Сам Голунов уверен, что причина в готовящейся статье о том, как устроен в столице бизнес ритуальных услуг, и о высокопоставленных представителях ФСБ, которые этот бизнес то ли крышуют, то ли сами непосредственно в нем участвуют. Вопрос, что явилось побудительным мотивом для следователей МВД фабриковать дело против Ивана Голунова – прямой подкуп, звонок собственного начальства или, например, шантаж со стороны влиятельных смежников, конечно, интересный, но не слишком актуальный. У нас сегодня нет никакой возможности получить на него ответ. А вот действия самих офицеров полиции, сфабриковавших это дело, сегодня изучаются под лупой, и все их вопиющие нарушения закона (чего стоит один только обыск в квартире Голунова до возбуждения уголовного дела) уже стали всеобщим достоянием. Да и про них самих нам уже известно немало.

ТАСС

Итак, дело, которое изначально не было политическим, стало таковым через пару часов после задержания Голунова, а в тот момент, когда Никулинский суд в вечер минувшей субботы отправил журналиста под домашний арест, это уже было главное политическое событие России, затмившее в медийном пространстве любые другие. О нем говорит советник президента, употребляя термин «подтасовки», его обсуждают главы дипломатических миссий, о нем пишут все сколько-нибудь значимые издания, а в понедельник (неслыханная история) три основные деловые газеты России – «КоммераснтЪ», «Ведомости» и РБК –выходят с одной и той же передовицей под единой «шапкой»… И никакие алишеры бурхановичи не смогли этому воспрепятствовать. В поддержку журналиста «Медузы» достаточно неожиданно выступили представители и лоялистского крыла российской творческой интеллигенции. Например, Константин Хабенский во время своей речи на открытии «Кинотавра» счел необходимым о нем упомянуть. Но главное – протест против полицейского произвола вывел людей на улицу. Достаточно многолюдно было уже и в пятницу вечером на Петровке возле главного управления МВД по Москве, а в субботу толпа перекрыла проезжую часть напротив Никулинского суда, где слушалось дело Ивана Голунова.

ТАСС

ТАСС

Для Кремля возникшая ситуация крайне неприятна и болезненна. С одной стороны, общественный резонанс столь внушителен, что никак не реагировать просто невозможно, с другой – опции демонстративно встать «на сторону добра», чтобы минимизировать политические издержки, у политического руководства нет. С силовиками никто всерьез ссориться не станет – они опора действующего режима. Так что громких признаний со стороны власти и пусть даже показательного наказания преступников в погонах мы, я думаю, в ближайшее время не дождемся. Впрочем, многое теперь будет зависеть от того, продолжит ли набирать обороты волна гражданского протеста. Очевидно, что столь экзотическая мера пресечения, как домашний арест в деле о распространении наркотиков, – прямое указание на то, что власть пытается сгладить углы, замылить повестку, но главное – убрать людей с улицы, не провоцировать их на массовые выступления. Впрочем, наверняка, среди тех, кто принимает решения, немало таких, которые сочтут эту тактику ошибочной. Дескать, бездействовать и молча наблюдать нельзя ни при каких обстоятельствах, потому что это создает опасный прецедент – люди начинают верить в то, что они могут реально повлиять на ситуацию и даже ее переломить. Поэтому отступление от обычной карательной практики – с субботы органы правопорядка фактически не задерживают пикетчиков – возможно, временное послабление. Как только станет ясно, что ни вегетарианская мера пресечения, ни терпимое отношение к бузотерам с плакатами проблемы не решили – люди продолжают массово выходить на улицу, – отношение к ним может резко измениться.               




Фото: 1. 08.06.2019. Рассмотрение ходатайства об аресте журналиста интернет-издания "Медуза" И.Голунова в Москве. SERGEI ILNITSKY/EPA/TASS
2. 10.06.2019. Иван Голунов дома. С браслетом на ноге. Страница Facebook Ивана Голунова
3. 08.06.2019. Россия. Москва. У здания Никулинского суда, где прошло рассмотрение ходатайства следствия о заключении под стражу журналиста интернет-издания "Медуза" Ивана Голунова. Никулинский суд отправил ИГолунова под домашний арест до 7 августа. И. Голунов был задержан на Цветном бульваре 6 июня, при личном досмотре полицейские обнаружили у него около 4 г наркотического средства метилэфедрона. По месту его проживания также были обнаружены 5 г кокаина. В отношении Голунова возбуждено уголовное дело по статьям 30 и 228.1 УК РФ ("Покушение на преступление" и "Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств"). Сергей Фадеичев/ТАСС













  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность