Выборы
23 июля 2019 г.
«Электронная демократия» и «поле чудес»
19 АПРЕЛЯ 2019, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Государственная дума приняла в первом чтении законопроекты об электронном голосовании на выборах депутатов Мосгордумы, на выборах глав регионов, а также о наделении избирательным правом в Москве граждан с временной регистрацией.

Как объяснил представивший законопроект депутат от «Единой России» Александр Грибов, электронное голосование будет выглядеть так. Регистрируетесь на едином портале госуслуг. Подаете там же заявление об электронном голосовании. Выбираете цифровой участок. Подаете заявление на этом конкретном участке. При этом вас включают в электронные списки избирателей. Одновременно вы каким-то образом исчезаете из «бумажных» списков…

Впрочем, зачем нам с вами вся эта вторичность? Эта процедура намного точнее была описана много лет назад. Читаем первоисточник.

— Лиса и кот привели Буратино на пустырь, где валялись битые горшки, рваные башмаки, дырявые калоши и тряпки… Перебивая друг друга затараторили:

— Рой ямку.

— Клади золотые.

— Посыпь солью.

— Зачерпни из лужи, полей хорошенько.

— Да не забудь сказать «крекс, фекс, пекс»…



Фейковость выборов в путинской России состоит в том, что их результат известен задолго до самих выборов и не зависит от избирателей. Устранение граждан из процесса выборов происходит поэтапно. Зачистка политического поля и допуск только нужных кандидатов. Информационная атака на мозги, прямой подкуп и запугивание (шантаж) избирателей. Последний этап — прямая фальсификация результатов голосования: вбросы бюллетеней, «карусели», подмена протоколов — вот это все…

Последний этап, то есть прямая фальсификация в среднем по России, дает кандидатам от власти 10-15 процентов. В республиках Северного Кавказа и некоторых республиках Поволжья можно украсть (нарисовать) больше. Но в среднем так. Есть наблюдатели, есть пресса, многие друг друга знают. Председатель участковой комиссии — директор школы. Наблюдатель — член родительского комитета. Могут договориться, а может выйти скандал. Неудобно. Короче, проверено многолетней практикой — тупо украсть можно в среднем 10-15 процентов.

До недавнего времени этого хватало для воспроизводства монолита власти. Поскольку исправно работали все остальные механизмы: зачистка поля, атака на мозги и т.д. После покражи пенсий и неуклонного снижения уровня жизни телевизионные чудеса в «стране дураков» не то чтобы совсем перестали действовать, но их воздействие перестало быть определяющим. Казус дальневосточных выборов показал, что «буратины» способны выйти из пространства сказки и могут принимать неожиданные решения.

У Кремля в этой ситуации был выбор. Либо радикально увеличить долю прямых фальсификаций, то есть начать рисовать столько, сколько нужно: 20 процентов, 30 процентов, да хоть все 100 процентов! При «бумажном» голосовании такой масштаб фальсификаций — это риск. Можно нарваться на уличный протест. К тому же надежность силовиков нынче тоже не гарантирована — квартир на всех не напасешься…



Электронная демократия предусматривает совершенно иной уровень доверия к власти. Когда во главе ЦИК стоит помесь лисы Алисы и кота Базилио, надо иметь деревянную голову, чтобы поверить всем этим электронным «крекс-фекс-пексам».

Самое забавное в этой истории — то, как именно принимался закон о введении в России «электронной демократии» по-путински. Электронная система голосования высветила на табло цифру: «за» — более 330 депутатов, «против» — 22 депутата. Зюгановец Алексей Куринный тут же сообщил в микрофон результаты своего подсчета депутатских голов, присутствующих в зале: их оказалось всего 152. И это при том, что по Регламенту Госдумы депутат должен голосовать лично, а передача этой функции другому лицу запрещена.

В России, видимо, на время надо очиститься от прилагательных. Типа «глубинного» народа, «суверенной» или «электронной» демократии. Для начала следует завести у себя просто демократию. Иначе этим прилагательным не к чему прилагаться, поскольку на месте важных существительных почему-то пустое место…


Графика: Леонид Владимирский, 1976 год

 

 

 












  • Леонид Гозман: Властям очень сложно пойти на уступки, потому что они допустили глупость и преступление, причём преступление двойное. 

  • Коммерсант: Член Мосгоризбиркома Дмитрий Реут ответил на ультиматум: «Не надо свои личные эмоции и обиды выдавать представлять как законные основы, лучше к выборам надо готовиться».

  • Иван Жданов: Мы намерены собрать встречу с кандидатами в депутаты у мэрии Москвы 27 июля в 14:00, если в течение недели после митинга независимые кандидаты не будут зарегистрированы на выборах.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Не устали говорить друг другу комплименты?
22 ИЮЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Многотысячный митинг на проспекте Сахарова, что в минувшую субботу потребовал регистрации всех независимых кандидатов от оппозиции на предстоящих выборах в Мосгордуму, перевернул весь этот сюжет, который до той поры развивался по классическому кремлевскому сценарию. Если до двадцатого июля мэрия как основной бенефициар чудовищной регистрационной процедуры кандидатов могла вполне хладнокровно игнорировать эмоциональные протесты против вопиющего беззакония, то теперь вяло отмахиваться от назойливых и дотошных граждан, пытающихся защитить свои права, уже невозможно. Граждан стало много – прутиком не отделаешься.
Прямая речь
22 ИЮЛЯ 2019
Леонид Гозман: Властям очень сложно пойти на уступки, потому что они допустили глупость и преступление, причём преступление двойное. 
В СМИ
22 ИЮЛЯ 2019
Коммерсант: Член Мосгоризбиркома Дмитрий Реут ответил на ультиматум: «Не надо свои личные эмоции и обиды выдавать представлять как законные основы, лучше к выборам надо готовиться».
В блогах
22 ИЮЛЯ 2019
Иван Жданов: Мы намерены собрать встречу с кандидатами в депутаты у мэрии Москвы 27 июля в 14:00, если в течение недели после митинга независимые кандидаты не будут зарегистрированы на выборах.
Взятие Москвы
22 ИЮЛЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Главный вопрос к политической ситуации в Москве такой: зачем московские власти пошли на столь откровенный конфликт с либеральной оппозицией в столице, что практически собственными руками делегитимировали будущие выборы — не только в Мосгордуму, но, возможно, и вообще любые будущие выборы в РФ? Ведь, на первый взгляд, «победа» власти, относительно которой допустим фразеологизм типа «пиррова победа», не стоила сопутствующих «потерь».
В диапазоне от уныния до злорадства
17 ИЮЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Митинг на Трубной площади 16.07.2019 в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму назывался «За право на выбор». На нем присутствовали Гудков, Яшин, Галямина и другие кандидаты, которым отказали в регистрации, а также еще около 300 человек. Независимые кандидаты выступали и говорили очень хорошо и убедительно. По крайней мере, те, кто собрался на Трубной площади, были с ними полностью согласны и периодически скандировали: «Позор!» (по адресу властей, а не выступающих), «Пока мы едины — мы непобедимы!» и т.д.
Прямая речь
17 ИЮЛЯ 2019
Алексей Левинсон: У москвичей нет гражданского чувства, они не верят, что муниципальные выборные органы способны сделать что-то значимое.
В СМИ
17 ИЮЛЯ 2019
"Эхо Москвы": Решение о недопуске независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму принималось непосредственно в столичной мэрии. ...Заявила Любовь Соболь, которой накануне отказали в регистрации.
В блогах
17 ИЮЛЯ 2019
Анна Ильинична Шмаина-Великанова: Я, Анна Ильинична Шмаина-Великанова, проживающая в округе "Беговой" собственноручно поставила подпись за выдвижение... кандидата Юлии Галяминой...
Независимых кандидатов до выборов не допустили. Допустили до ОМОНа
15 ИЮЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В последние дни и уже даже недели многие эксперты зафиксировали очевидный всплеск протестных настроений в связи с предстоящими в сентябре «выборами» в Мосгордуму. Мнение это опиралось не только на заметно возросшую активность в соцсетях или на то внимание, которое теме выборов уделяла независимая пресса, но и на явное оживление на уличном фронте протестной жизни. Так, на минувшей неделе поддержать Илью Яшина, который пытается зарегистрироваться кандидатом в депутаты по Красносельскому округу, к дверям его Окружной комиссии пришли сотни людей. Словом, были веские основания полагать, что общественная атмосфера в столице густеет и набухает.