В оппозиции
24 марта 2019 г.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая.

«Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова», и с тех пор никаких новых сигналов по этому поводу с Олимпа не поступало, а задать вопрос никто не решается… 

Итак, повторю: никакую реальную оппозицию — ни Навального, ни «Солидарность», ни ПАРНАС, ни партию Гудкова — власть в центр Москвы уже не пускает. Мы должны ясно осознавать: нет больше такой опции — вывести людей на улицу под протестными лозунгами и знаменами, получив на это согласие начальства. То есть более или менее безопасно вывести. При этом в минувшем году прошло несколько заметных и довольно массовых акций, не санкционированных столичными властями. Достаточно вспомнить «Марши матерей» и «Прогулки по Тверской» Навального. Другими словами, совершенно очевидно, что на нынешнем этапе в российской политической практике такого формата, как «согласованная протестная акция», больше не существует. И в этой связи люди, произносящие сегодня сакраментальную уже фразу «я в загон не хожу», должны честно признаться, что на самом деле они говорят: «Я на Марши Немцова не хожу»… А потом уже объяснять, по каким причинам они установили для себя подобное ограничение. Сразу скажу, что к причинам этим я отношусь с глубочайшим уважением, признаю их правомерность и во многом разделяю. Вот только фразу «Я на Марши Немцова не хожу» у меня произнести не получается.

Не будем также забывать и про «инерцию окружения». Подавляющее большинство близких мне по духу и взглядам людей приходят в этот день на площадь не только затем, чтобы отдать дань памяти Борису Немцову, но и для того, чтобы продемонстрировать свое отношение к происходящему в стране. И в очередной раз убедиться, что они вовсе не изгои в своем городе, что людей, разделяющих их взгляды, достаточно много.

И вот о чем я еще подумал вчера, когда колонна шла к проспекту Сахарова. О том, что подавляющее большинство тех, кто пришел на Марш Немцова, сделали бы это, как мне кажется, и в том случае, если бы власти не согласовали нам демонстрацию в центре Москвы. А такое, несомненно, в конце концов случится.

Впрочем, я так же твердо верю в то, что однажды Марш Немцова пройдет по всему городу и выйдет на площадь, названную в его честь. Потому что если в это не верить, то тогда вообще незачем ходить ни на какие акции — ни на согласованные, ни на несанкционированные.

А пока давайте будем использовать любую возможность для сопротивления. У меня нет никаких сомнений в том, что все, кто вчера шел в колонне, ощущали себя участниками именно акции сопротивления. А значит, она таковой и была, несмотря на полицейские кордоны и унизительные чиновничьи ограничения. 

 




Фото: Ирина Гордон












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2019
"Эхо Москвы": Такие мероприятия нужны, они могут повлиять на ситуацию, сказал «Эху Москвы» участник «марша» член СПЧ Александр Верховский.