Что делать?
24 июня 2019 г.
Как сделать Конституционный суд независимым и эффективным?
30 ОКТЯБРЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

О необходимости разделения властей, о системе сдержек и противовесов, которая не позволяет сконцентрировать власть в руках авторитарного властителя написано немало книг и статей. Но, как оказалось, разделения мало. Нужен надзор за его исполнением. Во многих развитых странах в последние годы сформированы специальные институты конституционного надзора за взаимодействием ветвей власти, регионов и центра, за соблюдением неотъемлемых прав человека. Иногда эти функции исполняют Верховный суд страны (как в США), иногда конституционный надзор поручают специальному Конституционному суду, как это сделано в Италии, Австрии и ряде других стран.

Поэтому для нас так важно, что  собой  представляет наш Конституционный суд сегодня, как он выполняет свои обязанности и почему в России нарушено разделение властей и сформировалась авторитарная власть президента.

Мы знаем, что наш Конституционный суд смиренно наблюдает за попранием гарантированных Конституцией неотъемлемых прав граждан на свободу слова, собраний и объединений, попранием принятых Госдумой законов и за откровенным полицейским произволом. Суд не выступает против таких неправовых законов, как «закон Димы Яковлева» или статьи 180 и182 УК РФ. Но он и не противодействует превращению нашего федерализма в фикцию. Он покорно со всем соглашается.  

Вспомним, что Конституционный суд в 1992 признал, что КПСС и Компартия РСФСР партиями в буквальном понимании этого слова не являлись, однако не решился ни запретить, ни оправдать эти организации. Признать, что по своей практике они мало отличались от фашистских партий стран Европы, суд не решился. В начале 1990-х КПСС вывела на Запад огромные суммы, но суд посчитал не вправе решать, что и кому принадлежит из имущества КПСС, ограничившись констатацией того факта, что имущество компартии состояло из собственно партийного, государственного и бесхозного.  Дело было завершено решением, которое позволило низовым структурам КП РСФСР воссоздать центральное руководство КПРФ. Показательно, что публикацию материалов «дела КПСС» Конституционный суд начал лишь в июле 1996 года.

Об уровне смелости членов нашего Конституционного суда в ограничении авторитарной президентской власти, об их стремлении к справедливости можно судить по его председателю Валерию Зорькину. В своей статье, опубликованной в «Российской газете», он дал положительную оценку крепостному праву, отмененному в 1861 году. Зорькин посчитал, что «при всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». 

Но мы верим, что придет время перемен. Встанет вопрос, как реформировать наш Конституционный суд. То, что его судей придется отправить в отставку, сомнений не вызывает. Но как сформировать орган власти, независимый от других ветвей власти, действительно обеспечивающий соответствие законов и правил духу и слову Конституции? Ответ на него должен быть в программе оппозиции. Здесь полезно воспользоваться чужим опытом, например, опытом Италии.

* * *

АР/TASS

Конституционный суд Италии
занимает особое место среди высших государственных учреждений. Он был впервые в истории страны предусмотрен Конституцией 1947 года. До этого Италия не знала конституционной юстиции, конституционного надзора. Причем закон о Конституционном суде был принят только восемь лет спустя, когда депутаты нашли приемлемый компромисс. Первое заседание суд провел 23 апреля 1956 г., а первое решение вынес лишь 14 июля 1956 г.

По Конституции суд вправе принимать решения о не конституционности законодательных норм и тем самым отменять их. С 1956 г., когда он был создан, Конституционный суд более тысячи раз принимал такие решения по вопросам разных отраслей права, чаще всего возникавшим в ходе судебного разбирательства. Его решения, как правило, содействовали претворению в жизнь наиболее демократических положений итальянской Конституции.

Конституционный суд рассматривает споры о компетенции между различными органами власти, т.е. регулирует систему сдержек и противовесов. В его компетенции также разрешать споры между Центром и областями государства либо между областями. Наконец он рассматривает обвинения в нарушении конституционных норм, выдвинутые против президента республики и министров.

 Конституционный суд Италии состоит из 15 судей, пять из которых назначаются Президентом республики, пять – парламентом на совместном заседании палат и пять – высшими общими и административными судебными органами. Президент республики назначает пять членов суда по своему усмотрению, однако декрет о назначении должен быть подписан еще и председателем Совета министров. В парламенте для назначения требуется две трети голосов списочного состава в первых трех турах, и три пятых – в последующих турах. Такое квалифицированное большинство установлено для того, чтобы партии, имеющие большинство мест в парламенте и образующие правительство, не могли бы обеспечить себе треть мест в Конституционном суде. Назначение от судейского сословия производится так: три судьи выбираются Кассационным судом, один – Государственным советом и один – Счетной палатой.

Судьи подбираются из числа членов высших общих и административных судебных органов, даже находящихся в отставке, штатных профессоров права университетов и адвокатов. Все они должны иметь стаж работы не менее 20 лет. Судьи не могут назначаться повторно. Председатель суда избирается из числа его членов на трехлетний срок. По традиции председателем становится один из членов, чей срок полномочий истекает в последние три года; таким образом председатель может только один раз занимать этот пост. (Сравните с прилипшим к председательскому креслу Конституционного суда Зорькину!) 

Первоначальный срок полномочий судей был 12 лет, а с 1967 г. – он составляет девять. В отношении судей не существует каких-либо возрастных ограничений, как в ФРГ или в Австрии. Мандат судьи Конституционного суда несовместим с каким-либо иным занятием, например, занятием политикой, преподаванием. Судьи обладают иммунитетом, сравнимым с парламентским. Разрешение на их преследование в судебном порядке или отстранение от должности может быть дано только самим Судом.

Конституционный суд Италии – автономный орган в административном и, главное, в финансовом отношении. У него свое обособленное здание и свой бюджет.

 Конституционный суд Италии обычно работает в пленарном порядке по созыву председателя, который назначает докладчика по делу и устанавливает день слушания. Для принятия решения нужен кворум в 11 судей и присутствие хотя бы по одному судьи из трех назначаемых категорий. Решения принимаются большинством голосов, при их равенстве голос председателя дает перевес.

Суд контролирует конституционность законов и актов, имеющих силу законов. Такой контроль может быть предварительным и последующим. Предварительный осуществляется судом по требованию правительства в отношении законов областей до того, как они будут обнародованы. Так происходит тогда, когда комиссар правительства в области посчитает, что область превысила свою компетенцию, или если ее решение противоречит национальным интересам или интересам других областей. Если областной совет подтверждает местный закон абсолютным большинством голосов, то председатель Совета министров может запросить Конституционный суд вынести свое решение в 15-дневный срок. Это обращение главы правительства приостанавливает вступление в силу закона, принятого областным советом.

Последующий контроль может проводиться по требованию областей в отношении законов и актов государства, нарушающих права области. Конституционный суд по их поводу может быть запрошен общим или специальным судом при рассмотрении конкретного дела. Вопрос о конституционности может быть поставлен и самим Конституционным судом. Если признается обоснованным требование о признании неконституционным закона или акта, имеющего силу закона, то суд объявляет недействительными законодательные положения в пределах обращенного к нему запроса.

Кроме того, Конституционный суд рассматривает споры между парламентом и правительством, главой государства и парламентом, органами судебной власти и правительства.

При рассмотрении дел по обвинению Президента республики Конституционный суд дополняется 16 судьями, избираемыми парламентом на 9 лет по тем же правилам, что и ординарные судьи этого органа. Избрание производится по заранее составленным спискам граждан, обладающих необходимыми квалификациями для избрания в сенаторы. Члены парламента в список не включаются.

Что же касается преступлений, совершенных председателем Совета министров и министрами, то после поправки в Конституцию, внесенной в январе 1989 г., их дела рассматриваются в порядке обычного судопроизводства по разрешению, даваемому палатами парламента. До принятия этой поправки их дела также рассматривал Конституционный суд           .

Конституционный суд имеет также полномочия при проведении голосования в порядке «народного вето». Он изучает требование об отмене закона или акта, имеющего силу закона, с точки зрения их конституционности. Суд рассматривает вопрос, какие из требований допустимы и какие противоречат кругу законов, в отношении которых «народное вето» не может накладываться.

Таким образом Конституционный суд играет заметную роль в государственной системе Италии, часто выступая при вынесении решений как «созаконодатель» и даже как законодатель. Такое случается тогда, когда сами законы страдают пробелами. Тогда суд включает в них «дополнительные» или «заменяющие» положения.

Есть надежда, что изучение практики Конституционного суда Италии позволит оппозиции нынешнему авторитарному режиму сформулировать ценные предложения по назревшей реформе нашего Конституционного суда.


Фото: 1. Россия. Санкт-Петербург. Во время заседания Конституционного суда РФ. Александр Николаев/Интерпресс/ТАСС, 2. Gregorio Borgia/AP/TASS


 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Как борются с коррупцией в США
24 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Законы США предусматривает наказание и за дачу и получение вознаграждения за услуги, входящие в круг обязанностей должностного лица. Поощрения, по американскому праву, чиновник может получить только официально - от правительства. Наказание за нарушение этой нормы - штраф или лишение свободы до 2 лет, или то и другое.
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)