В оппозиции
15 октября 2019 г.
Навальный обрушился на отечественную прессу. Пресса ощетинилась
20 АВГУСТА 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

АР/ТАСС

Алексей Навальный позволил себе жесткий выпад в отношении российских СМИ. Не стесняясь в выражениях, политик обвинил прессу в продажности и зависимости от властей. Случилось это после того, как на следующий день после обнародования им информации о наличии у престарелой матушки спикера Госдумы Вячеслава Володина огромной квартиры в одном из роскошных жилых комплексов столицы Алексей не обнаружил ни одного упоминания об этой, по всей видимости, коррупционной истории ни в одной центральный газете.

Основной удар пришелся по «Ведомостям». Вот цитата из нашумевшего поста Алексея Навального: «Удивительно, как Кудрявцеву удалось превратить лучшую газету страны, определяющую передовые стандарты журналистики, в сборище трусливых мурзилоидов буквально за два года». Впрочем, критикой «Ведомостей» политик не ограничился. В вышеозначенной заметке упомянуты были и «Коммерсантъ», и «РБК», которые так же историю про квартиру володинской семьи величиной с небольшой аэродром сочли не достойной внимания их читателей.

Навальный заподозрил, что это коллективное игнорирование случилось неспроста и дело тут вовсе не в халатности редакций, а в следовании неким общим правилам, устанавливающим печатным СМИ рамки дозволенного. Совершенно очевидно, что новость про возможную коррупцию спикера Госдумы, будь она обнародована в другой стране про другого руководителя национального парламента (не в Китае или КНДР), с утра оказалась бы на первых полосах всех центральных газет. А тут – ни в одной. Действительно странно. Впрочем, не тем, кто нынче живет в России и следит тут не только за курсом национальной валюты. Мы были бы приятно удивлены, если бы случилось иначе…

Журналистская корпорация за словом в карман не полезла. И слово это, извините, «гондон». Именно так охарактеризовала политика Алексея Навального бывший главред «Ведомостей», а ныне шеф-редактор отдела политики «Интерфакса» Татьяна Лысова. Столь эмоциональную реакцию г-жа Лысова позволила себе не на закрытой вечеринке, не в кругу друзей, а в собственном блоге, открытом для всеобщего доступа. Другие отклики на реплику Навального, последовавшие из недр журналистского цеха, были не столь скандальны и даже претендовали на определенную содержательность.

Так, бывший руководитель журнала «Афиша» Юрий Сапрыкин объяснил демарш Навального конкуренцией на рынке СМИ (Навальный – сам себе медиа) и тем, что автор злобной реплики не вполне знаком с профессиональными стандартами настоящей прессы. Дескать, публикации задержались, поскольку редакции выясняли обстоятельства и убеждались в достоверности разоблачений. Тут важно отметить, что в «Ведомостях» заметка на эту тему чуть позже действительно появилась. И все равно слишком убедительными эти объяснения не выглядят.

Во-первых, в тех же «Ведомостях» есть рубрика, позволяющая оперативно реагировать на самые свежие новости, ссылаясь на другие издания или даже общественные организации. Там про «дело Володина» не было ни слова. Кроме того, ссылки на «фактчекинг» и «стандарты профессии» совершенно не работают в отношении других центральных газет. Видимо, журналисты этих изданий до сих пор заняты проверкой фактов, обнародованных Навальным – ни одного упоминания по сей день. И, конечно, столь эмоциональная реакция со стороны г-жи Лысовой выглядела бы хоть сколько-нибудь обоснованной, если бы агентство, в котором она нынче руководит политическим отделом, агентство, которое гордо называется «информационным», не скрыло бы от своих читателей важнейшую историю про могущественного сановника из ближайшего путинского окружения. Но в «Интерфаксе» вы про дело Володина не прочтете.

Проблема в том, что по обе стороны этой баррикады все прекрасно понимают: по большому счету Алексей Навальный конечно же прав. Нет, нет – никто руководителям вышеупомянутых изданий никогда не запрещал писать про преклонного возраста мать Вячеслава Володина, которая по счастливому стечению обстоятельств весьма преуспела в бизнесе. Никто так никогда не формулировал: дескать, напишите про мать Володина, расстреляем всю редакцию вместе с курьерами и водителями. Но медийные начальники – не дураки. Они знают, что есть темы и сюжеты, которые лучше обойти стороной. А Вячеслав Володин – парень резкий, непрогнозируемый. Другой бы, может, и пропустил мимо ушей, а этот, скорее всего, начнет размахивать руками и крушить все вокруг себя. Ну и нафиг нам эти риски? Аргумент в пользу осторожности годами и десятилетиями всегда один: если мы напишем про мать Володина, нас могут прикрыть. И кто тогда напишет про Марш матерей? То есть мы, порой наступая на горло собственной песне, действуем исключительно в общественных интересах, ставя, между прочим, под угрозу свою профессиональную репутацию.

Столь яростная реакция на реплику Алексея Навального объясняется лишь тем, что он с данным аргументом согласиться не готов, что он эту припудренную профессиональную язву вскрывает. Навальный как бы говорит: все вы врете! Движут вами не общественные интересы, а гораздо более приземленные. И это вообще не важно, что вами движет… Потому что если вы заведомо соглашаетесь с такого рода ограничениями, то вы никакие не журналисты, а проститутки, которые пытаются сохранить лицо, выглядеть прилично. А зачем нам проститутки вместо журналистов?

Вот, собственно, нынче отечественная прогрессивная общественность и разделилась на тех, кто считает, что раз в современной России проституированы очень многие сферы жизни, то нет ничего страшного, если представители древнейшей профессии будут преуспевать и на журналистском поприще… А другим кажется, что журналистику все же было бы полезно уберечь от этой участи.

Вот в чем суть и единственная причина конфликта между Навальным и некоторыми журналистами. Никакой другой подоплеки тут не ищите. Ее нет.


Фото: Протестная акция оппозиции 05.05.2018 в Москве. AP/TASS












  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность