Грузия
17 августа 2018 г.
В блогах
7 АВГУСТА 2018

Александр Братерский:

В российско-грузинском конфликте Медведев действовал абсолютно правильно и те, кто считает, что российские танки должны были дойти до Тбилиси очень опасные люди. Это был бы уже беспредел. Точно так же действовал и президент США Джордж Буш-старший, который в отличие от своего сына мудрый человек. Он выкинул Саддама из Кувейта, но не пошел дальше так как действовал четко в соответствии с международным планом. Что касается Саакашвили с ним давно все было ясно. Несмотря на определенные заслуги в экономической сфере, это была реинкарнация Звиада Гамсахурдия, путь которого он продолжил.

Gela Vasadze:

вот сейчас думаю, о чем поговорить в лайве 8 августа. Может о том, что было бы если бы эту войну удалось предотвратить? Каким был бы мир, какими были бы мы, каждый из нас. Говорят, история не терпит сослагательного наклонения, тем не менее, жанр альтернативной истории вполне имеет право на существование. Тем более, что как можно было предотвратить ту войну все те, кто хоть минимально в курсе, прекрасно знают.

Максим Агеев:

Проснувшись как-то в начале августа, я узнал, что мне исполнилось сорок лет и началась русско-грузинская война. И то, и другое выглядело и звучало дико. Потому что такого просто не могло быть никогда.

holicin:

Новая русская интервенция в Грузию началась в 1992, с тех пор и продолжается война. А внутреннее административное деление страны, взаимоотношения разных этносов в ней, действия армии внутри страны - исключительно суверенное дело Грузии. Вот и всё.

El Murid:

В России премьер - не про внешнюю политику. Нынешний и про внутреннюю-то имеет крайне смутное преставление. Но в данном случае все по делу: нынешняя ситуация с российско-грузинскими отношениями ведет отсчет с даты 080808, десятилетие событий которой будет вот-вот. А за нее как раз (пусть и формально), но отвечает именно Медведев, который тогда только начинал ёрзать по президентскому креслу, прогревая его для старшего партнера по тандему.

Отвечать есть за что. Военная победа вообще никак не была трансформирована в политический результат. По всей видимости, как раз победы в Москве никто и не ждал, потому как что с ней делать - ни у кого из высших чинов не было ни малейшего представления. Трудно сказать, для кого был более неприятным сюрприз, который преподнесла российская армия - для грузинского руководства или все-таки для российского.












  • Алексей Макаркин: Основной результат русско-грузинской войны состоит в том, что Россия признала Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами.

  • "Московский комсомолец": Выбор Украины и Грузии ясен, он евро-атлантический. И в отличие от многих других стран абсолютное большинство населения Грузии (около 80%) выступает за членство в НАТО.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вкус первой крови
7 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
8 августа – десятилетие российско-грузинской войны. Нет сомнения, что оттуда – из победной пятидневной войны – берет начало нынешняя внешняя и военная политика Кремля. Политика, которая обернулась международной изоляцией, превратила нашу страну в самого крупного изгоя на мировой арене. Неверно понятые и ложно истолкованные уроки той войны привели к фатальным решениям 2014-го. На Бухарестском саммите НАТО в апреле месяце 2008-го года Украина и Грузия открыто и недвусмысленно потребовали предоставления конкретных планов по вступлению в Североатлантический альянс. Тогдашний президент США Джордж Буш уже готов был такие планы предоставить.
Прямая речь
7 АВГУСТА 2018
Алексей Макаркин: Основной результат русско-грузинской войны состоит в том, что Россия признала Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами.
В СМИ
7 АВГУСТА 2018
"Московский комсомолец": Выбор Украины и Грузии ясен, он евро-атлантический. И в отличие от многих других стран абсолютное большинство населения Грузии (около 80%) выступает за членство в НАТО.
Грузия в поисках «политического ПВО»
8 ФЕВРАЛЯ 2016 // ТЕДО ДЖАПАРИДЗЕ
В первом квартале нынешнего года французские военные прибудут в Грузию обучать грузинских коллег работе с закупленными современными системами ПВО. В этом нерядовом для нашей страны событии несколько слагаемых, каждое из которых – ключевого порядка. Речь не только и не столько о высокой сумме контракта – как говорят, это почти 80 миллионов евро. За этими цифрами укрывается многое. Образно говоря: какой будет политическая цена безопасности Грузии, которая находится в поиске «политического ПВО»? Для страны, расположенной — так уж получилось, на стыке геополитических интересов крупнейших мировых держав — это не дежурный и не риторический вопрос.