Медиафрения
16 декабря 2018 г.
Прямая речь
25 МАЯ 2018

Алексей Левинсон, социолог, «Левада-центр»:

Вполне доброкачественный комментарий для этого исследования есть у нас на сайте. Я могу к нему добавить следующее. Во-первых, динамика  достаточно выразительная. Вариант гедонистического образа или, скорее, идеала жизни проступает более определённо. Вкусно поесть, путешествовать, быть с любимым человеком – все эти пункты дали относительно существенный рост, не меньше 5%. Между тем, такие вещи, как «работать», резко упали на 10 пунктов, такого падения ни один пункт не знает.

Я бы связывал это с весьма серьёзными процессами, прошедшими за 10 лет. Они называются «процессы прекариатизации» и происходят, когда на место «труда» как призвания и основной жизненной деятельности пришло просто зарабатывание денег. А то, о чём мы говорим, – это способы деньги потратить.

Также стоит обратить внимание на то, что вещи, связанные с едой, показали наиболее значительный рост, а за ними на второй месте идут два вида досуга, охватывающие совершенно разные слои населения. Для одних это смотрение телевизора, а для других – путешествия. Это принципиально разные способы существования, потому что просмотр телевизора – это пребывание в состоянии, подключённом к государственному генератору эмоций и соображений. Это отказ от себя. А путешествие, наоборот, является своим собственным выбором, который гораздо менее контролируем извне.

Ещё надо отметить, что незначительно, но прибавилась доля людей, которые хотят проводить время в одиночестве. Это не было характерно для нашей культуры и оставалось чем-то распространённым только среди элитарных групп и определённых возрастов. А сейчас это выросло.

Наконец, участие в политике для россиян как стояло на последнем месте среди дел, которыми они любят заниматься, так и осталось там. О любви к этому заявил только один человек из ста, по-другому говоря – никто не любит заниматься политикой. В глазах россиян это грязное дело, и заниматься им не хотят.







Прямая речь
22 ИЮЛЯ 2015

Сергей Пархоменко, журналист, общественный деятель:

Владимир Кулистиков — один из самых циничных и бессовестных менеджеров государственной пропаганды в России, и он останется таким до самого последнего дня своего пребывания в должности. То, что он сделал из некогда уважаемого и профессионального телеканала, совершенно неслучайно часто называют «информационным десантом». Потому что его работа сводится к тому, чтобы мучить и унижать по самым разным поводам самых разных людей. И остаётся только лишний раз ужаснуться тому, что такие «палаческие» услуги оказались нужны российскому государству и что оно их заказало человеку, когда-то считавшемуся профессиональным журналистом, который собирает вокруг себя других людей, согласных на это жалкое и подлое действо.

К сожалению, нет никаких оснований предполагать, что что-то изменится до того дня, когда Владимир Кулистиков реально окажется в отставке. Хотя я не знаю, случится ли это вообще, до января очень многое произойдёт, и может повториться ситуация со спортсменами, которые много раз говорят, что уходят со спортивной арены, или с певцами, снова и снова заявляющими, что больше не будут петь. Но и после его отставки в деятельности телеканала вряд ли что-то особо переменится, потому что российское государство сейчас нуждается в такой работе, одобряет её и щедро за неё платит, как деньгами, так и статусом.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Владимир Михайлович давно имел проблемы со здоровьем, кроме того, опыт показывает, что даже очень одарённые люди через 10 лет на одном и том же посту теряют живость восприятия. Мы видим, как НТВ 10 лет назад попробовало найти себе новую нишу среди всяких ужастиков и страшилок, что было с точки зрения эстетики, мягко говоря, спорно, зато позволило телеканалу получить новую аудиторию. Но через 5-7 лет это уже надоело. Ну, сколько можно смотреть эти ужасы, мистику и прочую дребедень? Кулистиков ещё тогда перестал быть эффективным в плане расширения аудитории, а сейчас сказываются ещё возраст и здоровье. Из уважения к заслугам его оставили на посту немного дольше, чем следовало, но мы видим ситуацию, когда человек достиг «уровня некомпетентности», согласно «принципу Питера», и на нём остановился. Для него было бы лучше, если бы он ушёл пораньше.

Мы видим ситуацию, когда человек сдаёт канал в более скверном состоянии, чем то, в котором он его получил. Но в путинской России это так почти что с любым предприятием или институтом. Трудно найти пример того, что улучшилось за эти 15 лет по сравнению с тем состоянием, в котором оно было получено в начале нулевых. Это касается и парламента, и вооружённых сил, и социальных программ, и телевидения. Кулистиков тут просто симптом и символ происходящих процессов. Точно так же можно будет сказать про Олега Павловича Добродеева, когда уходить будет он.

К пропагандистским проблемам это не имеет прямого отношения, потому что куда уж дальше? Телевидение, благодаря скучным устоявшимся процедурам, постепенно перестаёт быть действенным пропагандистским инструментом, мыслящие люди просто перестают его смотреть. И даже те, кто смотрит — не верит. Ситуация такая же, как с советскими СМИ: оно может по инерции что-то говорить, но какой человек будет по доброй воле читать газету «Правда»? Теряется интерес.

Да, рынок захвачен, альтернатив нет, но этот захваченный рынок находится в сонном состоянии. Убиваются не просто какие-то участники рынка, а сам рынок в целом, смотреть это невыносимо скучно. Уже начинается совершенно очевидный процесс, когда люди предпочитают делать вместо просмотра телевидения что-то другое, а продолжает смотреть телевизор уже совсем «телевата», которую и начинает обозначать ТВ. И Кулистиков – ни в коей мере не лидер этого процесса, а просто один из некогда неплохих людей, которые по необходимости втянулись в такие правила игры и деградировали вместе со своим бизнесом. Потому что мы находимся в такой середе, где всё должно деградировать.

Любая монополия убивает. И НТВ погибает у нас на глазах. Придёт новый человек, но ничего сделать не сможет, потому что всё равно будет находиться в рамках той же структуры. Всё становится скучно, глупо, лживо, и то, что это телевидение — «мёртвое», воспринимается на всех уровнях.

 

Прямая речь
27 ИЮЛЯ 2015

Денис Заруцкий, музыкант:

Меры для укрепления власти, или улучшения ее образа, всегда остаются мерами для укрепления власти. Сфера интересов может меняться, но суть одна. Подобные организации делаются не для музыкантов и не для слушателей, а для загадочных потребителей «патриотизма». Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

Сергей Пархоменко, журналист, общественный деятель:

Не интересуясь ни аудиторией, ни коммерческой стороной дела, просто выбить деньги и потратить можно когда угодно и на что угодно. Успех тут измеряется не так, как он измеряется обычно, например, тем, что вашу радиостанцию слушает много народа. Или тем, что ей удалось заработать много денег. Это совершенно неважно, а важно то, сколько денег удалось «издержать». Ну а это они умеют, получат средства и «издержат их». И так можно действовать в любое время по любому поводу с равным успехом.

Алёна Солнцева, культурный обозреватель:

Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать, получить под соответствующие проекты бюджетные деньги. Попытка не пытка. А вдруг прокатит? Вот, например, Охлобыстин и Угольников обсуждали патриотический телеканал. Но это вроде рассосалось — денег в госбюджете не хватает, а эффект сомнительный.

Вообще мне кажется, что власть разочарована в специальных усилиях по созданию патриотического продукта. Слишком много желающих, слишком мало отдачи. В кино вот денег вбухано очень много, и в авторское — Путин давал деньги Сокурову на «Фауста», и в коммерческое, а один Владимир Соловьев дает больше, чем все такие усилия. Это просто не выгодно. Но авторы идеи этого медиахолдинга, конечно, будут пробивать, писать обращения, может быть, в каких-то частностях им и посодействуют. Но я не думаю, что прямо кинуться осыпать их деньгами.

Прямая речь
10 ИЮНЯ 2016

Антон Орехъжурналист:

Скандал с участием Ольги Скабеевой – вполне обычный, в духе нашего телевидения. Хотя сейчас и немецкий коллега повёл себя немного странно. Вообще, его последний фильм, насколько я смог его изучить, не владея немецким, но видя фактуру и изобразительный ряд, меня ни в чём не убедил. Складывается ощущение, что Хайо Зеппельт уже просто разыгрывает удачную карту, превратив своё расследование в сериал. Первый фильм был действительно интересным и убедительным, но дальше материал становился всё слабее и слабее, и сейчас мы видим уже не доказательства, а какую-то ерунду. Такой последний выпуск на наши шансы поехать в Рио на Олимпиаду не повлиял никак.

Но на данный момент журналистские работы вообще на это уже не влияют. Вопрос стал политическим. Образовалась критическая масса публикаций, расследований, перепроверенных по двадцатому разу проб с различных игр, и теперь нужно принять решение. До сих пор в истории мирового спорта не было прецедентов, чтобы какую-то страну целиком снимали с Олимпийских игр из-за нарушения антидопинговых правил. ЮАР пропустила игры из-за апартеида, Германия и Япония – после Второй мировой войны. Но таких наказаний за допинг ещё не было, и куда эта история теперь повернётся, сказать очень сложно.

Но всё-таки Россию вряд ли оставят без Игр. Возможно, дисквалифицируют нашу легкоатлетическую сборную, хотя, если посмотреть на представленные доказательства, то получается, что Россию будут наказывать «задним числом». Нарушения были, и немалые, но это – уже погружение вглубь истории, 2004 год, 2008, 2012. Сейчас уже совсем другое руководство в Олимпийской федерации, другие тренеры, то есть люди, которые участвовали в тех скандалах, отстранены, и формально Россия выполнила требования, которые к ней предъявляли. А проходящие перепроверки только подтверждают, что предыдущее руководство мухлевало, но его уже нет.

Если будут учитывать этот аргумент, то мы можем отделаться «лёгким испугом». Но сейчас будет принято решение, которое создаст прецедент на десятилетия вперёд: может ли допинговый скандал привести к снятию с Олимпийских игр страны, которая могла бы завоевать там ни один десяток медалей? Очень важный момент будет 17 июня, когда решится вопрос о наших легкоатлетах. А потом – 21 июня, когда Международный Олимпийский комитет рассмотрит саму теоретическую возможность снимать страну с Олимпиады и соответствие таких мер международной олимпийской хартии. Там написано, что в Олимпиадах участвуют не страны, а отдельные люди, то есть спортсмен представляет в первую очередь себя, а не государство, и получается, что логичнее запрещать приезжать конкретному человеку, а не всей сборной. 

Прямая речь
12 АВГУСТА 2016

Николай Сванидзе, тележурналист, член Совета по правам человека при президенте РФ:

Очень часто в разных средствах массовой информации, в том числе и на «Эхе», опросы задаются, в сущности, «с бодуна». Их цель — вовсе не воспитание гражданского сознания, авторы опросов совершенно не думают о главном положении этического кодекса врача и журналиста «не навредить», а просто разжигают интерес к происходящему в эфире. Но вообще-то, без всякого сомнения, есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?». Потому что наверняка достаточно большой процент зрителей скажет, что, да, можно, если она такая стерва, то как её ещё учить! И вообще это часть нашей духовной традиции!

Так что должны быть вопросы, которые просто не задаются, тем более что за годы после приобретения Крыма наше общество стало настроено очень милитаристски. И это на «Эхе» такой результат, а в ответ на подобный вопрос на федеральном канале многие, возможно — большая часть, скажут, что надо треснуть. И по американцам надо! Даже если задать вопрос, надо ли швырнуться в США атомной бомбой, довольно большой процент населения скажет, что, да, надо, причём скажет совершенно искренне.

Но такие вопросы публично задавать не нужно. Это дело социологов – выяснять отношение к таким вещам, чтобы жить зряче и знать, какова средняя температура в обществе.

Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018

Зоя Световажурналист:

То, что Евгения Альбац собрала деньги на штраф – это история впечатляющая и в какой-то степени беспрецедентная. Но надо вспомнить, что примеры случаев солидарности уже бывали. Тому же New Times в своё время удалось собрать 450 тысяч долларов на лечение тяжелобольного блогера Антона Буслова. И мы знаем множество похожих кампаний. Но эта история – не про больного человека, а про спасение журнала и его главного редактора. Потому что мы понимаем: если бы не удалось собрать деньги, то Евгении Альбац грозила бы субсидарная ответственность. Проще говоря, власти описали бы её имущество и лишили возможности выезжать за границу.

Но люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ, имеющему очень незначительные доходы. Если бы Евгения Альбац с помощью каких-то спонсоров смогла бы заплатить штраф, то ей пришлось бы уехать из России. Но теперь ситуация изменилась, власть видит, что общество защищает человека, который всей своей профессиональной деятельностью показывает, что она борется с коррупцией и несправедливостью. По сути, это СМИ бескомпромиссно борется с путинским режимом, и стало видно, что множество людей поддерживает эту борьбу. И теперь интересно посмотреть, как Кремль ответит и не будет ли штраф отменён. А если будет, то что произойдёт с этими деньгами. Евгения Альбац планирует задавать вопросы тем, кто ей эти средства переводил.

Другая часть вопроса – споры о том, стоит ли собирать деньги и «платить Левиафану». Но речь не идёт о том, чтобы просто кинуть деньги в топку, а о защите свободы слова и о протесте против государства, которое осмеливается требовать совершенно безумный штраф у независимого издания. В конечном счёте это – не помощь конкретно Евгении Альбац, а восстановление репутации гражданского общества в России, демонстрация, что оно существует и в критические моменты может сплотиться и показать свою солидарность.

Я очень хорошо знаю о солидарности гражданского общества на собственном опыте. Когда у меня был обыск, то перед моим подъездом собрались сотни незнакомых мне людей, которые меня поддерживали. Я получила более сотни звонков. И мы знаем примеры солидарности, когда люди собирали огромные суммы на могилы Елены Греминой и Михаила Угарова, после того как государство отказалось хоронить их бесплатно. Вот это всё – та самая солидарность, благодаря которой в России можно жить.






  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.