Цензура
21 апреля 2019 г.
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

 ТАСС

В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России».  

Главный итог деятельности Роскомнадзора за прошедшие десять дней с момента вынесения решения Таганского суда — успешная блокировка 1,5 миллиона IP-адресов, принадлежащих компании «Гугл» и 16 миллионов IP-адресов компании «Амазон». При этом коммуникационный сервис Телеграм, чей владелец Павел Дуров пошел на прямой конфликт с российскими властями, отказавшись предоставить местным спецслужбам доступ к контенту своего мессенджера, по-прежнему практически повсеместно в России доступен для пользователей. Причем заход на его страницы все еще можно осуществить, что называется, напрямую, без использования различных «обходных инструментов» — платформ TOR, VPN-сервисов или прокси-серверов.

Важно отметить, что еще неделю назад сам г-н Дуров хоть и уверял заинтересованную общественность в том, что предпримет все возможные усилия, чтобы его клиенты «даже не заметили блокировку мессенджера», все же не до конца был уверен, что сумеет сохранить прямой доступ к ресурсу и призывал всех подстраховаться и запастись «антиблокираторами». Однако у него все получилось! Пока, по крайней мере…

Оглушительное фиаско Роскомнадзора, вне всякого сомнения, вызвало серьезнейшую обеспокоенность в Кремле. Неожиданно выяснилось, что важнейшая сфера общественной жизни фактически оказалась вне контроля властных структур, что на сегодняшний день государство просто не располагает надежным инструментом для ограничения допуска граждан своей страны к информационным и коммуникационным ресурсам.

Мнения экспертов по поводу хаотичной веерной и все равно безуспешной атаки Роскомнадзора на мировые интернет-гиганты разделилось. Большинство полагают, что госструктура оказалась не готова к столь изощренному и яростному сопротивлению Телеграма и просто не может ему противостоять на технологическом уровне. За прошедшую неделю глава Роскомнадзора Александр Жаров превратился во всеобщее посмешище, шутки и ехидные замечания в его адрес буквально наводнили Рунет. Однако высказывается и другая точка зрения. Дескать, блокировка Телеграма — это просто повод. А истинная цель — выявить последствия масштабного отрезания российских пользователей от целых сегментов мировой Сети. Причем тестирование это проводится как бы в двух направлениях: с одной стороны, власть пытается понять реакцию гражданского общества на урезание своих возможностей, с другой — посмотреть, какие технологические проблемы возникают при блокировке сервисов, которыми пользуются самые разные организации. В том числе, разумеется, и госструктуры.

На попытку изъять из оборота важный коммуникационный сервис общество отреагировало яростно и решительно — в воскресенье вечером десятки, если не сотни, людей по призыву Павла Дурова принялись запускать бумажные самолетики (эмблема Телеграма) и постить фотоотчеты о своих протестных действиях в социальных сетях.

С технологическими проблемами все гораздо сложнее. Уже очевидно, что российская власть пока, к счастью, не готова к действительно масштабному отключению мировой Сети. Поэтому пока она действует вслепую, по принципу «а давайте-ка рубанем вот эти десять миллионов доменов и поглядим, что произойдет». Такой подход уже привел к возникновению серьезных проблем у целого ряда структур. И пока не возымел катастрофических последствий просто по счастливому стечению обстоятельств. Но это вопрос времени, если Роскомнадзор продолжит свои эксперименты в области нарушения прав и свобод граждан.     


Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС












  • Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...

  • Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...

  • Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Законы Клишаса летят над страной
14 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду верхняя палата российского парламента, не приходя в сознание, одобрила так называемый «пакет Клишаса» — два закона, по одному из которых чиновники теперь наделяются правом решать, какие новости в Сети настоящие, а какие выдуманные, фейковые (и соответственным образом карать распространителей), а по другому, страховочному, гражданам предписывается этих самых чиновников не оскорблять. А иначе, сами знаете, что будет – штрафы, посадки, посадки, штрафы. Совет Федерации эти дивные законы заглотил и буквально в считаные минуты отрыгнул обратно уже в готовом для Владимира Путина виде. 
Прямая речь
14 МАРТА 2019
Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...
В СМИ
14 МАРТА 2019
Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...
В блогах
14 МАРТА 2019
Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.  
Ты меня уважаешь?
8 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла в окончательном, третьем чтении законы о наказании за оскорблениие государственных символов и институтов. Поправки внесены в статью 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Люди, которые писали эти поправки, были, видимо, настолько взволнованы, что оказались не в состоянии выразить свою мысль членораздельно. Судите сами. Наказание теперь наступает за «распространение в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». То есть будут наказывать за то, что оскорбили тех, кто проявил «явное неуважение к обществу, государству» и прочим органам?
Прямая речь
8 МАРТА 2019
Николай Сванидзе: Ещё один очень широкий шаг в направлении возвращения реальной цензуры и в то же время — понижения авторитета власти в стране.
В СМИ
8 МАРТА 2019
infox: Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства.
В блогах
8 МАРТА 2019
Ольга Романова: Умные юристы Руси Сидящей немедленно предложили не уважать государство неявно))). Второе предложение поступило из бухгалтерии - зацеловать до смерти.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». 
Прямая речь
28 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Это не страх. В Кремле вообще мало чего опасаются, там сидят очень уверенные в себе люди. Но это последовательное личное отношение.