Самоуправление
20 октября 2018 г.
Идеи становятся силой, когда овладевают массами
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Дайджест подготовлен Георгием Погожаевым по книге П. Филиппов и И. Яковенко «Гражданский долг по-нашему и по-европейски. Дорожная карта реформ». Изд. «Норма», СПб.

«Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено.

Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, иначе говоря, является наместником Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.

Но разве власть не виновата?

Виноват сам народ. Власть такая, какой ей позволяет быть народ. Не стоит думать, что люди во власти какие-то особенные – разве что пошустрее и понахальнее.

В демократических странах общество ответственно за власть любого уровня. Там есть политические институты, традиции и практики, которые позволяют людям воздействовать на власть, корректировать её поведение и смещать неугодных правителей.

При авторитарной власти таких институтов практически нет, но это не отменяет ответственности народа за происходящее в стране.

Но гражданский долг у нас и в Европе тоже понимается по-разному.

Европейская традиция долга основана на демократических ценностях и предполагает противостояние тирании.

В азиатской традиции, которая много старше европейской, любое противостояние деспотической власти трактуется как преступление, да и само понятие гражданского долга утрачивает смысл, поскольку исчезает понятие «граждане». Их место занимают «рабы», «смутьяны», «неразумная чернь».

В европейском понимании гражданского долга общество ответственно за власть.

Для традиционного русского сознания, наоборот, сакральная власть ответственна за общество в целом и за каждого подданного (напоить, накормить, дать работу, оборонить от особо рьяных мздоимцев и напористых инородцев). При таких представлениях гражданский долг есть долг подданного по отношении к власти»

И как же теперь заставить чиновников служить нам, а не наживаться за наш счёт?

Многое зависит от того, какой общественный класс определяет политику.

В развитых странах это предприниматели. Они, учёные и изобретатели, – люди прогресса, в условиях конкуренции вынужденные выпускать новые товары, повышать производительность труда, внедрять передовые технологии.

А у нас правящий класс – бюрократия. Идея служения обществу, миссия слуги народа в менталитет типичного российского чиновника не вписывается. Он стремится пристроиться к финансовым потокам, «пилить» бюджетные ассигнования, предоставлять за мзду выгодные заказы «своим людям», вымогать из просителей взятки. Поэтому и капитализм у нас получился «для своих», когда друзьям – всё, а остальным – беспредел; когда процветают лишь фирмы, «крышуемые» высокопоставленными чиновниками; когда основным источником доходов является монопольная сверхприбыль или «распил» бюджетных средств.

В отличие от развитых стран, у нас бизнес и власть не разделены. Обыденным стало сословное неравенство перед законом.

Системная коррупция в России метастазами сковала экономическую и социальную жизнь. На коррупционном доходе, административной ренте держится всё наше «естественное государство – государство, где царит ограниченный доступ ко всем видам ресурсов, нет равенства граждан перед законом».

Неудивительно, что за последние годы наша политическая система выродилась в монопольную власть бюрократии. Она позволяет группе лиц удерживать власть, гарантирует их несменяемость. Исполнительная власть подмяла под себя законодательную и судебную, активно использует в своих политических интересах силовые ведомства и жёстко контролирует телевидение.

Может, надо сменить людей во власти?

Не только и не столько. Менять надо политико-экономическую систему, уйти от «капитализма для своих», блокирующего развитие страны.

Ещё раз подчеркнём, что наша архаическая политическая система отличается от европейских парламентских республик тем, что в них чиновники – не правящий класс, а служивый, за которым бдительно следят народные избранники – депутаты.

Вывод: чтобы поставить власть под контроль народа, нам надо перейти от архаичной демократии вождей к парламентской республике, в которой народные избранники будут на деле контролировать чиновников. При этом мало переписать Конституцию государства, необходимо, чтобы она исполнялась.

Без поддержки населения ограничить всевластие бюрократии не удастся.

Это требует просвещения и «доброй пропаганды».

Пусть независимые от власти политические партии апеллируют к народу и борются за власть, создают союзы и блоки, получают мандат, формируют правительство. Тогда оно будет ответственным перед народными избранниками.

Интересы избирателей, депутатов и чиновников различны. Избиратели могут плохо разбираться в политике, особенно финансовой и бюджетной. Для них важнее семья, дети, работа. Депутаты представляют интересы избирателей в выборе путей развития страны, но в специальных вопросах они не всегда компетентны. Это сфера профессионалов-чиновников.

Однако тут есть много соблазнов, уводящих чиновников в сторону от общественных интересов. Значит, нужен контроль за соответствием личных доходов и расходов чиновников, за конечными результатами их работы – не только со стороны парламента и депутатов местных представительных органов, но и граждан.

Почему у нас не работает самоуправление – школа демократии?

В России политика традиционно сводится к высшему уровню правящей демократии – это правитель и назначенное им правительство.

В сознании миллионов политическое пространство ограничено Московской кольцевой дорогой.

Между тем в демократическом обществе местное самоуправление исходно первично.

Это та школа, которую проходит каждый гражданин, участвуя в работе школьного совета, избирая шерифа, выступая на собраниях жителей по проблемам своего района, улицы, дома.

В периоды усиления центральной власти, муниципальное самоуправление в Европе оставалось очагом демократии, из которого со временем выросла общенациональная демократия.

Нам нужны правовые и финансовые гарантии для местного самоуправления.

Федерализм должен основываться на делегировании полномочий «снизу вверх», а не наоборот. Демократические традиции произрастают из местного самоуправления, поэтому тех, кто успешно самоуправляется, надо поддерживать, давать им преференции и бонусы.

В древние времена не было ни интернета, ни телевидения, ни газет, но передаваемая из уст в уста идея о том, что все – и царь, и крестьянин, и раб – равны перед Богом, сделало христианство мировой религией. Христианство распространилось по свету усилиями проповедников. «Идеи становятся силой, когда они овладевают массами».

Фото: PA Images\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Органы местного самоуправления в Лондоне
4 СЕНТЯБРЯ 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Лондон — столица Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии, страны, где действует англосаксонская модель МСУ, город-миллионник, город с районным делением. В Лондоне после реформы 1986 г., которая ввела одноуровневую систему МСУ в метрополитенских округах (аналог наших муниципальных районов), был ликвидирован Совет большого Лондона, и город управлялся советами 32 районов города и корпорацией Лондонского сити. 
Система управления Парижем
26 АВГУСТА 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Париж — столица Франции, где распространена континентальная модель МСУ с сильным государственным контролем (наполеоновская модель), город-миллионник с районным делением. Париж является одновременно муниципалитетом и департаментом (департамент Сены), а также входит в регион Большого Парижа. В городе имеется двухзвенный аппарат управления: политические и административные органы. Районы города являются субъектами МСУ, но с ограниченными правами, так же, как в Берлине и Гамбурге. Хотя во Франции работает континентальная модель, а в Германии смешанная, системы управления их столиц очень похожи, что свидетельствует об устойчивости и эффективности такого управления. 
Местное самоуправление в Нью-Йорке
15 АВГУСТА 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Как устроена система МСУ в крупных американских городах? Деятельность органов МСУ в США, так же как и в Германии, регулируется законами штатов, причем работает англосаксонская модель, т.е. используется принцип позитивного регулирования. Основным правовым документом является городская Хартия (аналог нашего устава МО), принимаемая в качестве закона штата. Рассмотрим популярную в США Модельную хартию города. Конкретные американские города берут из этого документа то, что подходит их условиям, и закрепляют в своих хартиях. 
Эстония без бедных
10 АВГУСТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Эстония – не самая богатая страна. По данным МВФ, в 2017-м году доля ВВП на душу населения составляла в стране 19 тыс.349 долларов – 41-е место в рейтинге. Для сравнения: в Норвегии – 72тыс.046 (3-е место), в США – 58тыс.952 (7-е место), в России – 8тыс.664 (72-место). То есть, если бы страна была человеком, ее достаток можно было бы назвать очень среднимем. Тем не менее, этот средний достаток при рачительном использовании позволяет Эстонии заботиться обо всех категориях своих граждан (а также не-граждан) – о детях, в том числе сиротах и тяжело больных, об их родителях, о бедных, безработных, о молодых и пожилых, об эстонцах и русских. Система начисления социальных пособий – арифметически достаточно сложная, вдобавок – постоянно меняется и совершенствуется, и о ней мы поговорим ниже. Для начала интересней другое – что заставляет государство при сравнительно скромных доходах распределять эти доходы так, чтобы никто не оставался обиженным?
Как Эстония стала поставщиком электронных услуг №1
6 АВГУСТА 2018 // ТАТЬЯНА БОЙКО
Дайджест статьи: Виктор Фещенко. Государство на экспорт: как Эстония стала поставщиком электронных услуг №1 В 1992 году Эстония еле пережила обретение свободы. Советская империя распалась, почти все предприятия встали, инфляция достигла четырехзначных показателей. Тогдашний премьер Март Лаар провел радикальные реформы: выгнал из правительства всех коммунистов-аппаратчиков, закрыл загибавшиеся неэффективные предприятия, отменил почти все экспортные пошлины. Внутренний рынок был слишком маленький, пришлось приучать бизнесменов мыслить глобально. Спустя 20 лет этот принцип привел к стартап-буму в Эстонии.
Эстония без коррупции
18 ИЮЛЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Эстонские чиновники боятся обвинения в коррупции, как огня. Настолько, что опасаются менять машины и продолжают ездить на старых, одряхлевших, обслуживание которых становится все дороже. Опасаются – и правильно делают: СМИ в Эстонии не дремлют. Стоит даже президентскому автомобилю превысить допустимую скорость – и это тут же становится известно всей стране. Во всемирном рейтинге свободы прессы Эстония стоит на 10 месте (на 1-м – Финляндия, Россия – на 152-м). При том, что как такового закона о СМИ в Эстонии нет. Есть Этический кодекс журналистики, разработанный Ассоциацией Союза журналистов Эстонии.
Суть государства российского
16 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Не утихают споры о преимуществах и недостатках нашего «особого» пути. А у людей есть потребность гордиться своей страной. Реализуя ее, многие впадают в крайнюю степень нарциссизма, преувеличивают роль своего народа в мировой истории. Как сообщила газета The Washington Post по результатам сравнительного исследования, проведенного в 35 странах, 60,8% россиян считают, что Россия внесла решающий вклад в мировую историю. А американцы, которых наше телевидение клеймит за претензии на национальную исключительность, заняли место в середине списка с результатом 29,6%.
Эстония без СССР
10 ИЮЛЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Vana Tallinn — так назывался знаменитый эстонский ликер, который в советское время везли из Таллина как заграничный сувенир. Собственно, этот ликер можно купить в Эстонии и по сей день, и теперь-то он действительно заграничный. Но штука в том, что именно во времена СССР глоток этого сладкого напитка был воистину глотком свободы, а Эстония — особенно для близлежащих ленинградцев — суррогатным кусочком Европы. В Таллин модно было ездить на выходные и в свадебное путешествие.
Как отобрать чиновников для работы в правительстве? Опыт Великобритании.
6 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В парламентских республиках правительство формирует парламент. В президентских – его состав предлагает избранный народом президент, а утверждает парламент. При этом возникают две ключевые проблемы. Первая — подбор квалифицированных чиновников министерств, способных удовлетворить высокие требования к качеству управления. Вторая — контроль депутатов и самого общества за работой правительственной бюрократии. Практикуемая в России ставка на людей, прежде всего лояльных президенту или председателю правительства, с этой точки зрения предельно неэффективна.
Италия – сапожок непарный
21 МАЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
На протяжении нескольких столетий Италия отчаянно не хотела становиться единой страной. С XV века на полуострове-«сапоге» держались за свою независимость Великое герцогство Тосканское, Герцогство Милан, Феррарское герцогство, аристократические республики Венеция и Генуя — пока чуть не на весь XVIII век здесь не воцарились австрийские Габсбурги. Габсбургов сменил Наполеон, в 1805 году объявив это пестрое пространство единым «Королевством Италия».