Что делать?
22 сентября 2018 г.
Южная Корея: две скрепы



Бывший президент Южной Кореи Пак Кын Хе, своего рода азиатская «железная леди», в свои 66 лет находится в заключении в ожидании приговора, который должен быть объявлен в апреле нынешнего года. Прокуратура запросила для нее 30 лет тюрьмы – Пак обвиняется в коррупции, злоупотреблении властью, незаконном давлении на бизнес и разглашении государственных секретов.

При том, что, по общему признанию, она оставалась чрезвычайно скромна в быту – одну пару туфель, например, могла носить более 10 лет.

Пак не только явилась первой женщиной-южнокорейским президентом – она останется в истории как первый глава этой страны, не доработавший до конца президентского срока.

По остальным же параметрам Пак вполне соответствовала общему президентскому тренду Южной Кореи. Начиная с 1980-го года в стране сменилось 9 президентов, и на четверых из них сразу после отставки заводились уголовные дела – по обвинению в коррупции, взяточничестве и госизмене. Приговоры поражали своей свирепостью: Чон Ду Хван был приговорен к смертной казни, Ро Дэ У – к 22-м годам тюрьмы. Впрочем, впоследствии оба были помилованы. А Хо Му Ен покончил с собой, не дожидаясь решения суда.

Президент Ли Мён Бак, которого в 2012-м году сменила Пак Кын Хе, сейчас также находится под следствием по обвинению во взятках и отмывании денег. Недавно он публично попросил у южнокорейского народа прощение «за беспокойство».

При этом есть все основания полагать, что означенные господа тоже отличались личной скромностью и ходили в одних ботинках. Но об этом ниже.

Так вот – о чем говорит эта диковатая статистика? Во-первых – о том, что в Южной Корее существует воистину независимый суд, а у первых лиц нет иммунитета от судебного преследования. И во-вторых – о том, что даже в этих суровых условиях коррупция в самых верхах власти парадоксальным образом остается непобедимой.

Но парадоксальным ли?

Южная Корея – конфуцианская страна, часть дальневосточной «конфуцианской цивилизации». Хотя, судя по современным опросам, лишь 1% южнокорейцев относит себя к сознательным последователям Конфуция. Кто-то исповедует буддизм, кто-то – даосизм. Христианские проповедники тоже не дремлют – буквально ходят по электричкам с Библией в руках, приглашая пассажиров покаяться в грехах и уверовать во Христа. В городах и даже в деревнях есть католические церкви, в вечернее время поражающие нарядной подсветкой.

Но в целом сегодняшние жители Южной Кореи явно далеки от религиозно-философской истовости. Молодежь обожает туалетный юмор (кондитерские изделия в виде экскрементов), вовсю использует мотели для мимолетных встреч и смотрит простенькие сериалы про любовь, которые здесь, вслед за Японией, называются дорамами. А девушки тысячами идут под нож хирурга ради пластики верхних век – чтобы быть похожими на европеек.

Однако конфуцианство для этой страны – явление неизмеримо большее, чем одно из учений. Это – уходящая в глубь веков ментальная и нравственная традиция. В основе ее – патерналистская картина мира с безусловным почитанием предков и старших по возрасту.

Мао Цзэдун, кстати, конфуцианство на словах порицал – как препятствие на пути к прогрессу. И в то же время, будучи сам продуктом «конфуцианской цивилизации», выстраивал свою «вертикаль власти» авторитарно-патерналистским образом. Сегодня это справедливо назвали бы когнитивным диссонансом.

То же и в Южной Корее. Здесь вполне сложилась правовая основа политической демократии – начАла ее закладывали еще оккупационные власти США в 40-х годах. Теперь формально всё налажено, что называется, «как у белых людей» - многопартийная система, парламент, местное самоуправление. Но политическая культура остается весьма архаичной, более изящно выражаясь – конфуцианской. И уши этого несоответствия торчат не только из многовековой, но и сравнительно недавней истории.

ТАСС

Ожидающая своего приговора Пак Кын Хе – дочь знаменитого южнокорейского президента по имени Пак Чон Хи. Этот незаурядный человек в генеральских погонах в 1961-м году организовал военный переворот, положив конец диктатуре, и объявил президентские выборы, которые сам же и выиграл.

Экономика его страны на тот момент была в плачевном положении – основные индустриальные объекты и природные ресурсы остались на территории коммунистической Северной Кореи. Южной Корее нужен был стремительный прорыв – и Пак Чон Хи осуществил его, став отцом не только дочери с непростой судьбой, но и «корейского экономического чуда».

Пак Чон Хи сделал ставку на семейные бизнес-империи – так называемые чеболи. Чеболи имели ловкость и талант заполучить производства, оставшиеся после японского правления. И удачно монетизировали эти приобретения в контрактах с американскими военными базами.

Коммуникации чеболи с деловыми партнерами и государством, равно как и взаимоотношения внутри самих этих процветающих семейств, строились по сугубо конфуцианским принципам – в их экономической интерпретации. Младшие беспрекословно подчиняются старшим (более мелкие – более крупным, миноритарии вообще не имеют права голоса). Любая услуга вознаграждается. Кумовские отношения считаются наиболее крепкими.

Пак Чон Хи начал играть с чеболи по их правилам, закрывая глаза на взятки и откаты, - и не проиграл. Если в 60-е годы южнокорейский ВВП рос на 25% в год, то в 70-е – уже на 45%.

Именно в те годы окрепли и прославились на весь мир чеболи Hyundai и Samsung. Именно тогда эти гиганты виртуозно отточили практику получать госзаказы и вознаграждать чиновников. ( Samsung, кстати, окажется злым гением и в карьере Пак Кын Хе).

Единственной издержкой этой откровенно коррупционной политики стала судьба самого Пак Чон Хи – в 1979-м году он был застрелен главой собственного разведывательного управления. А еще раньше юная Пак Кын Хе потеряла мать – жена президента была случайно убита при предыдущем неудачном покушении.

Самым близким человеком для осиротевшей девушки оказалась ее подруга детства – Цой Сун Силь. Эту дружбу Пак Кын Хе пронесла через всю жизнь – и она же стала причиной ее политического и гражданского краха.

Цой Сун Силь уже тогда увлекалась эзотерикой – и стала для будущей главы государства беспрекословным оракулом. Она же поддерживала подругу, когда та, после долгих лет уединения, решила заняться политикой – на фоне экономического кризиса 1998-го года. Пак Кын Хе дважды избиралась в парламент от Партии великой страны, после чего выставила свою кандидатуру на президентских выборах 2012 – и победила.

Публика была очарована этим сюжетом – дочь взяла реванш за отца. А крупнейшие чеболи, с олимпийским спокойствием пережившие уже чуть не десяток президентов, продолжали пребывать в своем налаженном коррупционном пространстве.

Понятно, что каждый южнокорейский президент начинал свою карьеру с обещаний победить проклятую коррупцию. Не была исключением и Пак Кын Хе. Но столкнулась с обстоятельствами непреодолимой силы. А инспирировала эти обстоятельства лучшая подруга Цой Сун Силь.

Никаких государственных постов Цой не занимала – но при этом быстро приобрела репутацию «корейского Распутина» и «серого кардинала» при президенте. Пак Кын Хе и не скрывала, что подруга дает ей добрые советы. Однако подруга давала советы и другим персонам – поскольку в сложившихся коррупционных схемах чувствовала себя, как рыба в воде.



Цой Сун Силь владела многочисленными благотворительными фондами – и взимала дань с крупнейших чеболи в пользу этих фондов в обмен на разные интересные бонусы вроде минимизации налогов и беспошлинной торговли. Один толькоSamsungперевел для Цой 72 миллиона долларов – сейчас фактический глава корпорации Ли Чжэ Ён арестован и находится под следствием.

Кроме того, Цой Сун Силь торговала местами в правительстве и в околоправительственных структурах. Но – эка невидаль! Скандал разразился позже – когда в руки журналистов попал планшет Цой.

Видимо, это не было случайностью – оппозиция в лице демократической партии на тот момент уже поставила своей задачей убрать из власти двух подружек, но искала аргументы существеннее, чем старая добрая коррупция.

Планшет оказался настоящим подарком. В нем обнаружилось более двухсот файлов с эскизами речей президента, которые содержательно правила Цой. То есть, выходило, что президент обращался к стране и миру с речами самозванки.

Кроме того, в планшете нашлись многочисленные документы, содержащие государственную тайну. По сути, выяснилось, что судьба страны находилась в руках случайного человека, вдобавок – гадалки (об эзотерических увлечениях Цой было широко известно).

Дальше все пошло, как по маслу, – импичмент, следствие. Цой Сун Силь свой приговор уже получила – 20 лет тюрьмы. Пак Кын Хе свою причастность к коррупции до сих пор отрицает, а за излишнее доверие к подруге принесла перед нацией извинения.

После отлучения Пак Кын Хе от власти прошли выборы нового президента – им стал Мун Джеин. Пока он чрезвычайно популярен – южнокорейские мужчины раскупают галстуки «как у Муна», а для детей выпускаются раскраски с его изображениями.



История Пак Кын Хе – это история столкновения «конфуцианской цивилизации» с современным миром. С одной стороны – верность подруге детства, память об отце плюс «рука руку моет» как исторический принцип. То есть, это та «скрепа», которая досталась Южной Корее из глубины веков. С другой стороны – явное нежелание современного общества жить в коррупционном зазеркалье.

И дело даже не в том, что накануне импичмента первой женщине-президенту на улицы Сеула выходило до миллиона граждан. Их возмущение наглой коррупцией не в последнюю очередь и решило судьбу Пак Кын Хе. Важно, что в обыденной жизни эти граждане – и так тоже сложилось исторически – отвергают денежное вознаграждение за услугу – как стиль, как источник дохода.

Вот она – «скрепа» номер два. Чаевые в Южной Корее считаются дикостью. Если официант выбегает за вами из ресторана – значит, вы оставили денег больше, чем в счете. То же самое с таксистами и горничными в отелях.

Такой же дикостью считаются и привычные для нас поборы на подарки школьным учителям. Если родитель хочет сделать учителю приятное – он в лучшем случае принесет ему стаканчик кофе (в Южной Корее обожают кофе). А дети могут принести учителю сладости.

Помочь человеку от души и бесплатно – это норма. Если вы, не зная языка, сели в автобус, который едет не туда, – на следующей остановке водитель выйдет вместе с вами и покажет на дощечке с расписанием, какой номер вам нужен.

Плюс – личная скромность, на каждой ступеньке общества. Ведь и у коррупционеров, ворочающих миллиардами, в ходе расследований не было замечено ни дворцов, ни яхт. Бизнес и образование детям – да, а показная роскошь – это неприлично (см. про одни ботинки).

Сделаем осторожное предположение. Если в обществе уживаются эти две «скрепы» - почитание коррупции при ведении дел и завидная щепетильность на бытовом уровне – будущее этого общества внушает надежду. Если коррупция не разъедает страну по всей вертикали - есть вероятность, что «скрепа снизу» победит «скрепу сверху». Так что пожелаем успехов президенту Мун Джеину.

Фото: 1. 27.02.2018. Акция в поддержку экс-президента Южной Кореи Пак Кын Хе в Сеуле. Ahn Young-joon/AP/TASS, 2. Суд Южной Кореи приговорил Цой Сун Силь, подругу экс-президента Пак Кын Хе, к 20 годам тюрьмы за коррупцию. Lee Sang-Ho\Zuma\TASS. 3. 23.05.2017. Первое судебное заседание по делу в отношении экс-президента Южной Кореи Пак Кын Хе прошло в Сеуле. Pool Korea Out\Zuma\TASS. 4. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. Ahn Young-joon\AP/TASS.














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В стране победившего ресентимента
20 СЕНТЯБРЯ 2018 // МИХАИЛ ЯМПОЛЬСКИЙ
Дайджест статьи: Михаил Ямпольский. В стране победившего ресентимента // COLTA.RU. 6.10.2014 Изменение сознания широких масс россиян за последние десятилетия  внушает ужас. Происходит вулканический рост агрессивности  и отказ от признания реальности, погребенной под идеологическими фантазиями. Подобные явления обычно списывают на  обработку народа официальной телевизионной пропагандой. Это многое объясняет, но не все. Не любое общество можно распропагандировать в короткие сроки и до такого состояния. Чтобы пропаганда была эффективной, она должна соответствовать бессознательным устремлениям населения.
10 правил бюрократического выживания
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В современном обществе не обойтись без чиновников, без бюрократии. Это становится понятным, если представить граждан в роли акционеров своего государства. Да, акционеры – на фирме главные, они собственники. Но им приходится нанимать  профессиональных менеджеров, чтобы  управлять производственными процессами, сбытом и закупками. Без них не обойтись, но контролировать их надо очень жестко. Иначе все разворуют.
Какая дорога ведет к счастью?
30 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Условием человеческого счастья является достаток. Только достичь его можно по-разному. С древних времен достаток был у того, кто обладал властью или был близок к власти. А значит, мог обложить данью соплеменников  или покоренные племена. От трудолюбия, знаний, изобретательности и  предприимчивости толку было мало, все равно властвующие бандиты придут и  отберут. А вот владение оружием, умение одолеть врага насилием или  хитростью и умение обмануть доверчивых приносило власть имущим немалый доход. Эти  аморальные ценности прочно закрепились в культуре древних и отсталых народов. Кто был счастлив в богатстве: пришлые варяги-разбойники или славяне-земледельцы? Татаро-монгольские завоеватели или городские ремесленники? Царь с опричниками или рабы-крепостные?
Законность — базовая ценность либерализма
20 АВГУСТА 2018 // АРКАДИЙ ПРИГОЖИН
Трудно сосчитать число выпадов и проклятий в адрес «проклятых либерастов» на страницах официальной прессы. Порой даже трудно объяснить степень этой ненависти. Профессор, д.ф.н. А.И. Пригожин популярно объясняет ее причину: несовпадение культурных ценностей. У одних это приоритет права, законности, у других — верховенство последних указаний вождя, царя или падишаха. Либерализм и его социальная разновидность есть идеология. Идеология базируется на ценностях. Ценности можно разделить на идеалы и идеологемы. Идеалы — это ценности сами по себе. По отношению к ним невозможен вопрос «зачем?» Скажем, справедливость, здоровье, счастье и т. д.
На пути к Великой депрессии
14 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по статье Павла Усанова «Непреднамеренные последствия социального патернализма» Благими намерениями дорога в ад вымощена. Когда последствия ошибочных решений сказываются на жизни одной семьи, то для всего общества это незаметно. Но когда само общество, т.е. многие миллионы людей впадают в трагическое заблуждение, это приводит к тяжким результатам. Россияне, поверившие в коммунистическую утопию уравниловки с ее лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям», столкнулись с нищетой, тотальным дефицитом, Голодомором, террором ВЧК-НКВД и миллионами сгинувших в ГУЛАГе. Наивно думать, что это последняя большая ошибка в истории человечества. Нас ожидают непреднамеренные последствия от вмешательства государства в рыночные отношения (т.е. интервенционизма — деформирования властями рыночной экономики), от быстрого роста численности чиновников и влияния на нашу жизнь корыстной бюрократии.
Антикапиталистическая ментальность
13 АВГУСТА 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Дайджест по книге: Людвиг фон Мизес. Антикапиталистическая ментальность Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ — в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».
Менеджеры РЖД на повременке
3 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест статьи: Владислав Иноземцев. Два года по старым шпалам Россияне отличаются от других народов своим пристрастием к опеке государства, надеждами, что чиновники и их верховный управитель всех обеспечат, напоят, накормят и спать уложат. Однако эти мечты не сбываются, власти предпочитают тратить собранные с подданных налоги не на зарплаты и пенсии, а на свои дворцы и яхты, на подводные лодки и ракеты, войны и зрелища. Это нас не вразумляет, архаичную веру в «доброе» государство и царя-президента не расшатывает. С  иллюзиями, впитанными с молоком матери, расставаться тяжко и мучительно. Но придется, если мы не хотим повторить судьбу СССР и стать страной «четвертого мира». И помогут в этом аргументированные тексты ученых. Такие, как статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Два года по старым шпалам».
К чему приведет средневековая культура народа
30 ИЮЛЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.
Может ли Литва быть для нас примером?
23 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. В Литве есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства. Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике. Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США.