Что делать?
15 августа 2018 г.
Левые по-русски и левые по-шведски
15 МАРТА 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Политологи нас убеждают, что рано или поздно российское общество совершит поворот от нынешней авторитарной власти казнокрадов и олигархов. И поворот этот будет левый. Левый вполне может означать регресс общества в сторону первобытного. Общества, в котором справедливость означала «ВСЕМ ПОРОВНУ». Действительно,убив моржа, его делили поровну. Это закрепилось в менталитете многих народов.

Такой левый поворот «по-русски» грозит нам восстановлением советского социализма. Поэтому полезно сравнить его с левым поворотом «по-шведски»

На долгом пути от первобытного общества к капитализму отношение людейк частной собственности и социальному неравенству зависело от образа их хозяйствования.

 У народов, живущих ловлей зверей и питающихся дикими плодами, не было раздельного владения вещами, отсюда различие «твое» и «мое» было для них маловразумительным.

В состоянии пастушеском люди владеют уже большим множеством вещей, Они начинают понимать значение частного владения не только для себя, но и для других. Но собственности на землю нет, поскольку скот пасется на общей земле и её деление не целесообразно.

Развитие хлебопашества приводит к тому, что человек находит себе постоянное место жительства, а польза от обработки участка земли воспитывает в нем чувство собственника.

При развитии коммерческих отношений, когда возникает специализация и активный обмен товарами, право собственности окончательно становится легитимным. И даже без участия собирающих дань «специалистов по насилию» возникает социальное неравенство. К которому многие относятся болезненно.

Оставим без рассмотрения феодальное общество, «стационарных бандитов», богатство знати и бедность простолюдинов. Перейдем сразу к капитализму, к появлению предпринимателей, способных, организовав производство, зарабатывать миллионы.Социальное неравенство и в таком обществе противоречило древним инстинктам и привело россиян в 1917 году —и крестьян и рабочих — к поддержке лозунга «Отнять и разделить!». Жгли дома кулаков-мироедов, гнали в шею с заводов их хозяев.

Это и был левый поворот по-русски. Передача предприятий в собственность государства под управление чиновников, как показал опыт СССР, привела к тому, что предприятия стали «ничьими». А мы знаем: «Без хозяина дом сирота!» Менеджеры, у которых не стало хозяев, оказались неспособны обеспечить должное качество продукции и высокую производительность труда. Государственное планирование не могло учесть разнообразие условий и появление изобретений и новых технологий, не могло заменить конкуренцию. Отсюда возник советский дефицит и нищета. Однако сегодня в России вновь стало модно требовать «Отнять и разделить!». Многие молодые тоскуют по СССР и даже превозносят тирана Сталина.

* * *

Между тем, социальное неравенство так укоренилось в развитых странах, что большинство их жителей рассматривает его как естественное явление, так же как разницу людей в силе, способностях, талантах. Социальное неравенство обеспечивает стабильность и развитие, если опирается на «правильную» культуру народа. Но если культура не способна обуздать стремление человека к уравниловке, то социальное неравенство порождает смуту и общество заходит в тупик советского социализма.

Надо понимать, что отношения власти и подчинения возникают раньше, чем формируется система отношений собственности. Исторически власть первична по отношению к собственности. Как писал Гайдар, лучший стимул к инновациям, повышению эффективности производства — твердые гарантии частной собственности. Опираясь на них, Европа с XV века все увереннее становится на путь интенсивного экономического роста, обгоняющего увеличение населения. Если легитимность собственности не зависит от государства, если она первична по отношению к государству, то тогда само государство будет работать на рынок, станет его инструментом.

* * *

Отметим, что гарантии частной собственности ни в коем случае не означают защиту олигархов. Олигархамив древности называли коррумпированных чиновников, влиятельных военачальников и все те власти предержащие, что разбогатели сомнительными методами. Сегодня отличие олигарха от честно разбогатевшего гражданина состоит в том, что олигарх сделал свое богатство за счет казнокрадства или противозаконной приватизации госимущества, незаконных льгот и бюджетных дотаций.

Для этого олигарх налаживает коррупционную «дружбу» с чиновниками, распоряжающимися бюджетом, а также с правоохранительными органами. Ему необходимо по этой же схеме обеспечить лояльность судов. Чтобы парламент принимал выгодные для олигарха законы (обеспечивающие ему льготы и дотации), нужны «свои» оплаченные депутаты. Свой банк олигарху нужен как для обмана вкладчиков, так и для вывода капиталов за рубеж. Он готов прикупить средства массовой информации или оплачивать заказных «журналюг», чтобы сформировать нужное общественное мнение о себе любимом.

Российские олигархи занимают высокие посты и добывают госзаказы «своим» фирмам или получают многомиллионные откаты. Они приближены к президенту и губернаторам, вещают о своём патриотизме, финансируют негласно «личные бюджеты» президента и губернаторов. Эти деньги предназначены для оплаты услуг депутатов, для «конвертиков» «своим», для строительства дворцов и вывоза капиталов за рубеж. Пресса много пишет о друзьях и родственниках президента Путина: братьях Ротенбергах, Шамалове, Сечине, Усманове. поваре Путина Пригожине. Их немалые капиталы — прямое следствие близости к президенту. Чего стоит только система «Платон», грабящая дальнобойщиков в пользу олигарха Ротенберга. В общем, олигарх — явление аморальное. Но Билла Гейтса или Илона Маска вы олигархами не назовете.

* * *

Каков же вывод? Если народ относится к социальному неравенству терпимо (как к неравенству спортсменов на беговой дорожке), но требует честности (чтобы спортсмены не принимали допинг, предприниматели не пользовались поддержкой чиновников-казнокрадов), то социальное неравенство создает стимулы для развития всем слоям общества.

Состоятельные люди, обладая капиталом, вынуждены решать вопрос о его сохранении в условиях инфляции. Они могут открыть вклад в банке, и банк будет их сбережения выдавать предприятиям в форме кредитов на развитие производства. Они могут и сами организовать фирму, построить завод по выпуску конкурентоспособной продукции. На таком предприятии люди получат хорошо оплачиваемую работу. Но эту зависимость экономического развития понимают далеко не все, многим все равно милее лозунг «Отнять и разделить!».

* * *

Поэтому нам полезно знать другой вариант левого поворота — по-шведски. Главное в нём —это сохранение основных средств производства в частном владении.Много лет назад СДРПШ предложила законопроект «О фондах трудящихся», ориентированный на постепенное превращение частной собственности на предприятия в общественную за счет отчисления от прибыли. Но он был заблокирован Риксдагом. Позже в рядах социал-демократов укрепилось понимание необходимости частной собственности для ускоренного развития экономики и эффективности предприятий.

Социал-демократы учли, что во всем мире государственное «ничейное» производство по эффективности, темпам развития, прибыльности, себестоимости и качеству продукции проигрывает частному. Не эффективны в роли хозяев и работники предприятий. Как показывает опыт Югославии и производственных кооперативов разных стран, работникам больше хочется распределить прибыль предприятия на дивиденды и повышать уровень зарплаты, чем вкладывать деньги в новое оборудование, которое еще не скоро окупится. Югославские предприятия, управляемые рабочими, оказались неконкурентоспособными.

Этот мировой опыт был шведами учтен. Сегодня предложения о национализации предприятий уже не находят поддержки у социал-демократов Швеции. Шведский министр экономики на предложения о национализации промышленности ответил: «Не следует рубить головы курицам, несущим золотые яйца». За прошедшие десятилетия в госсобственность выкупили только несколько крупных предприятий, оказавшихся в кризисном состоянии.

Большинство работников предприятий поддерживают СДРПШ, которая в своей деятельности наглядно демонстрирует связь идеологии, политики и экономики. Предприниматели и наемный персонал заинтересованы в консенсусе, в отсутствии конфликтов с наемными работниками. По инициативе СДРПШ в 70-е годы были приняты законы «О совместных решениях в трудовых отношениях» и «О представительстве в правлениях лиц, служащих в акционерных обществах и экономических объединениях».

Отношения между предпринимателями и работниками носят в определенном смысле «семейный характер» и мало конфликтны. При этом шведские компании тяготеют к плоским структурам без выраженной иерархии. Право высказаться имеет каждый, менеджмент и рабочие ведут себя на равных — полная демократия и равноправие.

Профсоюзы и Социал-демократическая рабочая партия Швеции реализуют концепцию экономической демократии. При этом доля государственных расходов составляет около 70% ВВП, более половины из них направляется на социальные цели. Экономически эта модель базируется на извлечении своеобразной «технологической ренты», получаемой страной на внутреннем и мировом рынках за счет высокого качества продукции. Нам бы такую экономику!

Фото: Zuma\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На пути к Великой депрессии
14 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Благими намерениями дорога в ад вымощена. Когда последствия ошибочных решений сказываются на жизни одной семьи, то для всего общества это незаметно. Но когда само общество, т.е. многие миллионы людей впадают в трагическое заблуждение, это приводит к тяжким результатам. Россияне, поверившие в коммунистическую утопию уравниловки с ее лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям», столкнулись с нищетой, тотальным дефицитом, Голодомором, террором ВЧК-НКВД и миллионами сгинувших в ГУЛАГе. Наивно думать, что это последняя большая ошибка в истории человечества. Нас ожидают непреднамеренные последствия от вмешательства государства в рыночные отношения (т.е. интервенционизма — деформирования властями рыночной экономики), от быстрого роста численности чиновников и влияния на нашу жизнь корыстной бюрократии.
Антикапиталистическая ментальность
13 АВГУСТА 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ — в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».
Менеджеры РЖД на повременке
3 АВГУСТА 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Россияне отличаются от других народов своим пристрастием к опеке государства, надеждами, что чиновники и их верховный управитель всех обеспечат, напоят, накормят и спать уложат. Однако эти мечты не сбываются, власти предпочитают тратить собранные с подданных налоги не на зарплаты и пенсии, а на свои дворцы и яхты, на подводные лодки и ракеты, войны и зрелища. Это нас не вразумляет, архаичную веру в «доброе» государство и царя-президента не расшатывает. С  иллюзиями, впитанными с молоком матери, расставаться тяжко и мучительно. Но придется, если мы не хотим повторить судьбу СССР и стать страной «четвертого мира». И помогут в этом аргументированные тексты ученых. Такие, как статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Два года по старым шпалам».
К чему приведет средневековая культура народа
30 ИЮЛЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.
Может ли Литва быть для нас примером?
23 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. В Литве есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства. Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике. Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США.
Плюсы и минусы пенсионных систем
12 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Часто люди задают вопрос: нельзя ли в России пенсионную систему сделать разумной, гарантирующей пенсионерам достойную жизнь, чтобы пожилые люди, как в Европе, могли ездить отдыхать на море? Отвечая на этот вопрос, начнем с определений. Традиционная государственная пенсионная система, действующая в России  и в странах Европы, — это страховая распределительная система. Правильнее ее называть перераспределительной или солидарной, так как она основана на солидарности поколений. В ней работающий платит за неработающего, точнее, работодатель, урезая зарплату работающему, перечисляет его пенсионный взнос в Пенсионный фонд.
Древние истоки нашей политической культуры
6 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Российская власть демонстрирует жестокость и произвол по отношению к подданным, начиная с княжеских разборок X–XII вв., царствования Ивана Калиты, затем Ивана Грозного и далее – Петра I, императриц XVIII в. Московское завоевание Великого Новгорода и Твери сопровождалось массовыми убийствами горожан и последующим заселением городов выходцами из Московии. Опричнина разделила народ на две части, предоставила возможность одной грабить и разорять другую. «Западнические» реформы Петра тоже проводились с характерной московской жестокостью. Царствование Анны Иоанновны отмечено расцветом полицейщины.
Конфликт инстинктов и интересов
2 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В душе у каждого человека бурлит конфликт интересов. Его порождают два инстинкта. Один – инстинкт самосохранения. Сегодня он выражается не столько в стремлении не упасть с дерева, сколько в желании жить в тепле и сытно питаться. Достаток позволяет иметь хорошее жилье и неплохое медицинское обслуживание, а значит — сохранять себя любимого. В условиях товарно-денежных отношений инстинкт самосохранения тесно увязан с желанием обогатиться. Как – другой вопрос, по части морали.
Польское жертвоприношение
27 ИЮНЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Люстрация — lustratio — в переводе с латыни буквально означает «очищение посредством жертвоприношения». С конца 80-х годов это слово зазвучало подобно гонгу на всем посткоммунистическом пространстве стран Восточной Европы. Люстрация понималась как чистка — необходимость убрать из силовых и управленческих органов всех, кто сотрудничал с прежним КГБ, а также был причастен к нарушениям прав и свобод во времена коммунистического правления. Однако технология и идеология люстрации явилась огромной проблемой. В Польше она остается предметом дискуссий до сих пор — хотя, казалось бы, за 30 лет должна была утратить свою актуальность по чисто демографическим причинам.