В оппозиции
24 марта 2019 г.
Российская машина репрессий сбоев не дает
20 ФЕВРАЛЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



В ночь на 20-е февраля в московском аэропорту «Шереметьево» был задержан (а на самом деле в данных случаях уже уместнее употреблять термин «захвачен») директор Фонда борьбы с коррупцией и один из ближайших соратников Алексея Навального Роман Рубанов. Позже его препроводили в ОВД «Даниловский», где продержали до утра. Хотелось бы ошибиться, но, скорее всего, в тот момент, когда вы читаете эти строки, оппозиционер Рубанов уже осужден и подвергнут административному аресту на тридцать суток. Еще минувшей ночью глава навальновского предвыборного штаба Леонид Волков написал в своем Твиттере, что «Рубанову предъявлено обвинение по статье 20.2 КоАП за организацию не согласованного с властями митинга, который прошел в Москве 28 января». Особо важно отметить, что Роман Рубанов никакого отношения к вышеозначенной акции не имел и даже не призывал в ней участвовать. Впрочем, я верю в российский суд, и у меня нет оснований подозревать, что такая пустяковая причина, как «отсутствие состава преступления», послужит основанием для оправдательного приговора в тот момент, когда на кану будущее родного отечества. (А на самом деле – диктаторского режима, узурпировавшего власть в России.) Ранее по «делу о несанкционированной акции на Тверской 28 января» уже отбыли наказание ряд сотрудников ФБК и предвыборного штаба Алексея Навального. Например, в том же аэропорту Шереметьево 30-го января были задержаны ведущие программы «Навальный live» Кира Ярмыш и Руслан Шаведдинов. Позже они были приговорены к административному аресту на различные сроки. Между тем, сам Алексей Навальный, задержанный в ходе акции 28 января, и его ближайшие сподвижники административных сроков в тот раз избежали. После составления соответствующих протоколов они были отпущены по домам. Но вот спустя три недели власти задерживают Рубанова. Не хочу каркать, но позволю себе высказать следующее предположение – подозреваю, что в ближайшие дни эта же учесть постигнет и Алексея Навального, и Леонида Волкова, и, возможно, некоторых других соратников Алексея Анатольевича.

Стратегия Кремля абсолютно прозрачна. Не сомневаюсь, что она была выработана еще задолго до акции 28 января, и теперь мы являемся свидетелями ее последовательной реализации. План прост. Состоит он в том, чтобы день переназначения Владимира Путина на пост президента Российской Федерации, которое планируется осуществить 18 марта, сам Алексей Навальный и его ближайшее окружение встретили за решетками спецприемников. Тут важно подчеркнуть, что подобного рода «зачистка» подразумевает согласованные действия различных ветвей российской государственной власти. Не счесть уже примеров того, как отечественная судебная система становилась послушным инструментом в руках власти исполнительной. Однако данный случай все равно вопиющий, поскольку очевидно же, что судам заранее скинуто предписание «закрывать» оппозиционеров на определенные сроки. С расчетом на то, чтобы 18 марта они бы фиксировано оказались изолированными от общества! Другими словами, мы имеем дело с антиконституционным (то есть – преступным) сговором между представителями судебного сообщества и силовых структур, цель которого – осуществление незаконных репрессивных действий в отношении граждан Российской Федерации…

Хочется верить, что российская оппозиция найдет адекватный ответ на столь наглое и циничное попрание гражданских прав.  
   

Фото: Твитер Романа Рубанова













  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.