Цензура
23 сентября 2019 г.
Судья Криворучко осудил Конституцию за экстремизм
11 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В четверг, 10.08.17, фигурант «списка Магнитского» судья Тверского суда Криворучко приговорил журналиста РБК Александра Соколова к 3,5 годам заключения в колонии общего режима за экстремистскую деятельность, которая выражалась в попытках организовать референдум.

Алексей Вячеславович Криворучко — человек заслуженный. Именно он продлял арест смертельно больного Сергея Магнитского. Именно он отказывался приобщить к делу материалы защиты о неоказании Магнитскому медицинской помощи, о пыточных условиях его содержания. Именно ему неоднократно поручали вести дела оппозиционеров, и он всегда давал им наказания, близкие к максимальным: что нацболам, что Навальному с Яшиным.

Журналиста Александра Соколова обвинили и осудили за то, что он участвовал в инициативной группе, которая называлась «За ответственную власть». Ее идея: по итогам деятельности президента и депутатов проводить референдум, в бюллетене которого будут три графы: «наградить», «осудить», «оставить без последствий». То есть по истечении срока избиратель должен оценить: улучшилась его жизнь или ухудшилась. Улучшилась — президент и члены парламента осыпаются высшими почестями. Ухудшилась — садятся в тюрьму на срок, равный сроку полномочий. Не изменилась — остаются при своих.

Идею называют наивной. На мой взгляд, она просто дурацкая, поскольку предполагается, что граждане должны решать политическую судьбу политиков, а на самом деле вопрос их уголовной ответственности должен решать суд, а не референдум. Но если сажать за глупые идеи, то за решеткой окажутся все без исключения парламентарии, все обитатели российского телевизора, а также существенная часть избирателей и телезрителей.

Формально журналиста Соколова судили за «разжигание ненависти и вражды к социальной группе “высшие должностные лица Российской Федерации”». В действительности суд и реальный приговор журналисту Соколову совпали с публикацией нескольких его резонансных расследований, в частности по злоупотреблениям и потерям госбюджета при строительстве космодрома «Восточный». Счетная палата впоследствии подтвердила выводы журналиста Соколова: была выявлена сумма хищений, близкая к той, что назвал Соколов — 93 млрд рублей. В это же время Александр Соколов защитил кандидатскую диссертацию «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции госкорпораций», в которой обобщен эмпирический материал его расследований о коррупции в госкорпорациях Ростех, Роснано, Росатом и Олимпстрой. Представитель прокуратуры предупреждал Соколова, что руководство Ростеха весьма недовольно содержанием его диссертации и что эта защита для новоиспеченного кандидата наук может иметь последствия, далекие от научных.

«Дело журналиста Соколова» имеет несколько измерений. Первое, и самое очевидное, это очередное проявление патологии российской власти. Поскольку журналиста Соколова судили прямо и непосредственно за попытку реализовать 3-ю статью Конституции РФ, в которой говорится о народе как источнике власти и о референдуме как способе эту власть осуществить. Про то, каким должно быть содержание референдума, в Конституции ни слова. Для этого есть процедуры. Судить за попытку реализовать конституционное право — преступление.

Второе измерение — расследовательская и научная деятельность Соколова, которая задевала интересы многочисленных «сильных мира сего». Гипотеза, что Соколова судили не за попытку организовать референдум, а за разоблачение высокопоставленных воров, имеет два подтверждения. Первое. Высокопоставленные воры имеют основания испытывать сильную неприязнь к Соколову, поскольку по итогам его расследований были проведены проверки, данные подтвердились и некоторые из них, попав на глаза Путину, вызвали его реакцию. То есть высокопоставленным ворам расследования Соколова вышли боком. Второе. Журналист Соколов получил реальный срок, а главный организатор, вдохновитель и автор идеи референдума, Юрий Мухин, отделался условным сроком.

С фигурой Юрия Мухина связано третье измерение «дела журналиста Соколова». Известно, что Юрий Игнатьевич Мухин — оголтелый сталинист, антисемит и мракобес. Нет ни одной гадости и глупости, из тех, что сегодня живут в самых кромешных уголках сознания наиболее реакционной части россиян, которую бы он ни высказал публично. Польских офицеров в Катыни убили немцы, а Польша была главным организатором Второй мировой. Башни-близнецы взорвало ЦРУ, а на Луне американских астронавтов никогда не было. Лысенко — гений и во всем прав, а Эйнштейн — шарлатан и все выдумал. Ну, и с Холокостом все не так просто, по большей части евреи сами все придумали. Одним словом, нахождение в одной компании с таким персонажем — это вполне определенный маркер. И у журналиста Соколова этот маркер обнаруживается. Он — левый. Не сталинист, не антисемит, не мракобес — просто левак. И уж точно – не либерал. При этом — точно против Путина и его воровской банды. Отсюда реакция на его приговор.

В декабре 2015 года журналист РБК Михаил Дубин обратился к Путину по время «прямой линии» с просьбой разобраться в судьбе Соколова. Путин сказал, что если парня судят за расследование по космодрому «Восточный», то он его поддержит. Потом Путину, видимо, объяснили, что Соколов затевал референдум, по итогам которого могут посадить самого Путина, после чего ни о каком президентском заступничестве речи не могло быть. Для власти Соколов — чужой. Намного более чужой, чем сталинист, антисемит и мракобес Мухин. Мухин — враг, поскольку умышляет против Путина. Но он — социально близкий враг. Поэтому ему условно, а Соколову реальный срок.

Для либеральной общественности Соколов чужой, потому что левак. Он — не член либеральной тусовки. Поэтому протест против его осуждения есть, но он совершенно несопоставим с той бурей, которая была поднята в связи, например, с избиением Кашина. Или с зеленкой в глаза Навального. Кстати, Навальный как раз один из немногих политиков повел себя весьма достойно, выступил в суде в качестве свидетеля защиты Соколова и публично заявил о своей поддержке журналиста.

Когда Сергей Удальцов вышел на свободу и сразу заявил о своей поддержке аннексии Крыма, я написал по этому случаю статью, в которой попытался разделить факт неправедного и возмутительного осуждения Удальцова и его крымнашистскую позицию. В комментариях к статье было немало реплик, мол, правильно его осудили и зря выпустили. Раз крымнашист, пусть сидит.

Немецкий пастор Мартин Нимёллер, выйдя из Дахау, написал стихотворение, обессмертившее его имя. Его все наверняка знают наизусть. Тем не менее, оно настолько актуально, что процитирую:

 

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.

Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.

Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.

Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.

А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать.




Фото: 1, 2. Россия. Москва. 10 августа 2017. Журналист РБК Александр Соколов (в центре) и его соратники Кирилл Барабаш (слева) и Валерий Парфенов (справа), обвиняемые в экстремизме, во время оглашения приговора в Тверском районном суде. Артем Геодакян/ТАСС












  • Александр Кынев: Ужесточение законодательства – процесс перманентный, другое дело, что многие из законов неисполнимы и заведомо не будут исполняться теми, кому они адресованы.

  • "Коммерсант": В обязанности претендента на должность входили «охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности», «силовое сопровождение сотрудников МВД»...

  • Борис Тот: Безработная провинция поставит любое количество парней, отслуживших в армии и вернувшихся в опустошенный некогда рабочий поселок

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Погромщики рунета встали на защиту карателей
28 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Многочисленные видео и фото, свидетельствующие о садистских избиениях силовиками участников протестов в Москве, в структурах российской власти и в кругах ее обслуги восприняты по-разному. Есть такие, кто, как Маргарита Симоньян, полагают, что настоящих патриотов России возмущает «мягкость власти по отношению к несистемной оппозиции». Есть те, у кого публичное ломание костей случайным прохожим вызывает эстетическое неприятие. Нет-нет, вопрос «бить или не бить» у этих гамлетов путинизма не возникает. Конечно, бить! Но не так грубо, нагло и открыто. Более человечнее, что ли… Хоть бы за угол отвели… Одним словом – фи.
Прямая речь
28 АВГУСТА 2019
Александр Кынев: Ужесточение законодательства – процесс перманентный, другое дело, что многие из законов неисполнимы и заведомо не будут исполняться теми, кому они адресованы.
В СМИ
28 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": В обязанности претендента на должность входили «охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности», «силовое сопровождение сотрудников МВД»...
В блогах
28 АВГУСТА 2019
Борис Тот: Безработная провинция поставит любое количество парней, отслуживших в армии и вернувшихся в опустошенный некогда рабочий поселок
Якутского журналиста судят за воздействие на подсознание
10 ИЮЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В городской суд Якутска направлено дело по обвинению журналиста еженедельника «Якутск вечерний» Михаила Романова в злоупотреблении свободой информации (п. 1 ст. 13.15 КоАП РФ). Административное производство открыто участковым уполномоченным майором Рушаном Алимовым, который в одной из статей журналиста нашел фрагмент, «воздействующий на подсознание людей». В статье Михаила Романова, опубликованной в апреле, рассказывается о похищении и избиении сотрудниками ФСБ программиста Северо-Восточного федерального университета Антона Аммосова за комментарий в соцсетях...
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Никогда заранее нельзя предсказать, что у нас станет эксцессом, а что превратится в норму. Поэтому в такой ситуации нельзя просто расслабиться и получать удовольствие. 
В СМИ
10 ИЮЛЯ 2019
Новая газета: «Якутск Вечерний» феноменален. Таких свободных газет в России уже почти нет.
В блогах
10 ИЮЛЯ 2019
Евгений Высокий: Впечатление, что читаешь антиутопические произведения Оруэлла или Хаксли, но нет, это всего лишь новости из России. 
Зачем ФСБ хочет съесть «Яндекс» и Tinder
5 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Любой нормальный человек вместе с Владимиром Высоцким испытывает отвращение к ситуации, «когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». Требование ФСБ к «Яндексу» передать ключи для дешифровки данных пользователей «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» не имеют ни малейшего отношения к национальной безопасности и государственным интересам Российской Федерации. Кто-нибудь может себе представить шпиона, террориста или члена ОПГ, который станет переписываться со своими сообщниками через «Яндекс.Почту» после того, как станет известно, что этот сервис стал фактически подразделением ФСБ? Вот и я не могу. 
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2019
Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.