Забыть о сотрудничестве

ТАСС

Предстоящая встреча президентов России и США уже стала одним из важнейших событий саммита G20 в Гамбурге (если вовсе не затмила его). За полгода, прошедшие после инаугурации Дональда Трампа, отношения двух стран мотало, как на американских горках. Первые недели восторга (помните, как думцы шампанское распивали) и надежд на «большую сделку» (поменяем санкции на совместную военную операцию в Сирии) сменились беспрецедентным кризисом в отношениях. Парадоксальным образом сбылась мечта российских официальных лиц, которые еще года четыре назад жаловались на унизительное невнимание со стороны США. Сегодня новости про то, как идет расследование обвинений о российском вмешательстве в выборы американского президента, ежедневно открывают информационные выпуски телеканалов и идут на первые полосы американских газет. Практически каждую неделю всплывают факты контактов людей Трампа с российскими официальными лицами. Все происходящее – поразительная история о том, как суперуспешная секретная операция превратилась в полную политическую катастрофу.

Сегодня только сумасшедший может всерьез говорить о «большой» сделке. Для Трампа уже сам факт встречи с Путиным чреват серьезными политическими рисками. Чем бы такая встреча ни кончилась, его противники будут трактовать ее итоги как демонстрацию слабости перед реальным противником Америки. Весьма вероятно, что, как предсказывает Newsweek, переговоры, которые всерьез никто и не готовил, превратятся в соревнование, какой — российский или американский — «мачо» круче. Что касается Москвы, то, сделав все, чтобы противоречия стали неразрешимыми (аннексия Крыма, секретная война на Донбассе, фактический отказ от выполнения тех Минских соглашений, реализацию которых Кремль гарантировал), она почему-то стала уповать на магическую силу «политической воли» к сотрудничеству, которая по неведомым причинам проявится в ходе переговоров на высшем уровне. В ходе нескольких российско-американских конференций я наблюдал одну и ту же картину: те наши эксперты, которые позиционировали себя как специалистов по мотивации Кремля, с упорством били в одну точку — лишь личная встреча президентов может привести к позитивным результатам. Можно предположить, что кто-то сознательно культивирует во Владимире Путине его веру в собственный «фарт», если не в сверхчеловеческие способности навязывать свою волю «контрпартнерам». Справедливости ради замечу, что эти способности работали с теми из западных лидеров, для кого отсутствие конфликта с Россией (или, по крайней мере, отсутствие прямого военного противостояния с ней) были высшим приоритетом. В результате украинского кризиса приоритеты решительно изменились – на первый план выдвинулась задача обуздать «агрессивную и реваншистскую Москву». И тут же кончилась путинская магия. Он совершенно растерялся, когда французский президент Макрон прилюдно, на пресс-конференции, повторил позицию, которую только что озвучил на закрытых переговорах.

Кремль, а за ним российские и ряд зарубежных экспертов еще продолжают верить в магическую силу слова «сотрудничество». Стоит, мол, выявить совместные интересы России и Запада (а они существуют в виде борьбы с «терроризмом», «денуклеизации» Северной Кореи и ряда других), сконцентрироваться на их реализации, и взаимные противоречия мигом отойдут на второй план. Этот подход, подозреваю, более не работает. Развитые страны не могут поступиться своими ценностями ради сомнительной Realpolitik 19-го века. Да и опасности, которые исходят от сегодняшней России, по мнению западных элит, по крайней мере, сопоставимы с теми угрозами, против которых можно бороться, объединившись с ней.

Мне кажется, что в этих обстоятельствах следует на некоторое время забыть о «сотрудничестве». При нынешнем уровне взаимного доверия шансы на успех здесь равны нулю. Сконцентрироваться следует на том, чтобы не сжечь планету в условиях нарастающего военного противостояния. Речь идет о позитивном опыте предыдущей «холодной войны», о мирном сосуществовании. Самым позитивным результатом российско-американской встречи на высшем уровне я бы посчитал совместный призыв к началу переговоров о новых мерах военного доверия между Москвой и НАТО, а также решение о немедленном возобновлении контактов по вопросам ядерных вооружений. Однако шансов на это, увы, немного: оба президента озабочены своим имиджем куда сильнее, чем необходимостью достичь успеха на переговорах. И тогда успехом будет считаться, что президенты провели встречу в «сидячем», как сказал Дмитрий Песков, виде, а не на бегу…  

Фото: 1.  28.01.2017. США, Вашингтон. Президент США Д. Трамп провел телефонный разговор с президентом РФ В. Путиным. Pete Marovich/DPA/TASS
2. Президент России Владимир Путин во время телефонного разговора. Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС














  • Алексей Арбатов: Кремль хочет показать США и Европе, что после денонсации Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в условиях неопределённого будущего СНВ-3 Россия никого не боится...

  • ТАСС: Предоставление сведений по подобным учениям не предусмотрено какими-либо международными обязательствами и является добровольным жестом.

  • Геннадий Бронфельд: Коммуно-путинская Россия готовится к масштабной ядерной войне, где не выживет никто, по крайней мере в России. Т.е. к массовому самоубийству государства Россия.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Репетиция катастрофы
17 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
С 15 по 17 октября на всей территории Российской Федерации происходит репетиция всеобщей ядерной войны. Называется она командно-штабными учениями «Гром-2019». Как сообщили российские военные иностранным военным атташе (отдельно оговорившись, что речь идет о проявлении доброй воли, так как договоры к этому не обязывают), в учениях будут задействованы войска всех четырех военных округов и Северного флота. В ходе учений предполагалось запустить 16 крылатых и баллистических ракет. Две ракеты РСМ-50 (SS-N-18) будут запущены с подводных лодок по полигону Чижа в Архангельской области. Еще одна баллистическая ракета — «Синева» (SS-N-23) — будет запущена с подводной лодки по камчатскому полигону Кура.
Прямая речь
17 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Арбатов: Кремль хочет показать США и Европе, что после денонсации Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в условиях неопределённого будущего СНВ-3 Россия никого не боится...
В СМИ
17 ОКТЯБРЯ 2019
ТАСС: Предоставление сведений по подобным учениям не предусмотрено какими-либо международными обязательствами и является добровольным жестом.
В блогах
17 ОКТЯБРЯ 2019
Геннадий Бронфельд: Коммуно-путинская Россия готовится к масштабной ядерной войне, где не выживет никто, по крайней мере в России. Т.е. к массовому самоубийству государства Россия.
Китайцы тоже попадут в рай
8 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Встречи Владимира Путина с избранными иностранными спецами по России, объединенными в клубе «Валдай», традиционно приносят сенсации. В ходе этих встреч главный начальник страны позволяет себе выйти за рамки дипломатического протокола и дает слушателям тему для обсуждения на весь следующий год. Так в 2018-м Владимир Путин пожелал обсудить тему ответно-встречного ядерного удара. Эта концепция заключается в том, что российские спутники и наземные станции предупреждения о ракетном нападении своевременно фиксируют массированный пуск американских ракет в направлении нашей страны. 
Прямая речь
8 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: У России тут выгода только одна – финансовая. Наш военно-промышленный комплекс сможет заработать. Но с точки зрения увеличения безопасности это не добавляет нам ничего. 
В СМИ
8 ОКТЯБРЯ 2019
Sohu (КНР): Сам факт такого сотрудничества важнее любого другого заявления в рамках российско-китайских отношений.
В блогах
8 ОКТЯБРЯ 2019
pravdoiskanie: Также в ходе дискуссии в рамках XVI ежегодного заседания клуба «Валдай» президент России заявил, что сдерживание Китая невозможно, а тот, кто будет пытаться это сделать, нанесет урон себе.
Прямая речь
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...
В СМИ
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...