Медиафрения
12 декабря 2017 г.
Медиафрения. Телевизор и человек
14 МАРТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

zlatkovsky.ru

30 лет назад был снят один из лучших фильмов о телевидении — «Бегущий человек», антиутопия с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. Действие фильма, кстати, происходит в 2017 году в США, где в результате природной катастрофы и последовавшего за ней кризиса власть захватило тоталитарное правительство, которое управляет людьми с помощью телевизора.

Утопии и антиутопии пишут на Западе, а реализуются они, как правило, в России. «Бегущий человек» не только о том, как с помощью телевизора диктатура манипулирует людьми, но и о том, во что превращаются люди, служащие этому монстру, и еще о том, как телевизор затягивает в свое нутро человека и изуверски убивает его. Все, что в этом фильме показано как антиутопия для Америки, в России через 30 лет стало реальностью.

Про манипулирование страной с помощью телевизора написаны все предыдущие 196 выпусков «Медиафрении»; в этой, в нескольких зарисовках, на актуальных примерах чуть больше расскажу о двух других аспектах воплощенной антиутопии.

Об инвалидах и уродах

История с безногим танцором Евгением Смирновым, участником шоу «Минута славы», вызвала у многих ощущение постановки, срежиссированного спектакля. Особенно если учесть последний, пятый, акт этой «пьесы», а именно: выбор инвалида первой группы, певицы Юлии Самойловой, с детства прикованной к инвалидной коляске, в качестве российского участника конкурса «Евровидение», который будет проходить в Киеве.

На фоне изумительной гнусности этого последнего решения меркнут все предыдущие мерзости, поскольку если все, что происходило на шоу «Минута славы» и вокруг него, можно считать фактами личных биографий Познера и Литвиновой, то отправка Юлии Самойловой в Киев была актом политическим, хорошо продуманным, точно рассчитанным ударом ниже пояса. Авторство этого решения приписывают Эрнсту. Возможно, и так. Но, в любом случае, сквозь это решение проглядывает иезуитская улыбочка Путина, с которой он говорил, что в Крыму наши военные будут стоять за спинами женщин и детей, предоставляя украинцам выбор: либо стрелять в своих, либо сдаться. В плане морального выбора аналогия полная, только без явной крови. Допустить Юлию Самойлову в Киев — значит нарушить собственный закон, поскольку певица выступала в оккупированном Крыму. Не пускать — подарить путинскому ТВ несколько часов бесплатного счастья, во время которых ведущие будут вопить о зверствах укрофашистов, воюющих с певицей в инвалидной коляске. Плюс наверняка будет предпринята попытка найти отклик в мировом общественном мнении, и нет гарантий, что эта попытка окажется полностью провальной.

Что же касается гадости, которую Первый канал сотворил с инвалидом Евгением Смирновым, то тут представляет интерес поведение Познера и Эрнста. Рената Литвинова, у которой публичное амплуа — эстетствующая «кривляка-ломака», просто строго соответствовала избранной роли. Ее брезгливое фырканье по поводу того, что у танцора нет одной ноги: «А нельзя пристегнуть эту, вторую?» — ничуть не разрушает целостность образа. Познер, признаться, немного удивил. К гибкости его позвоночника все привыкли. Непонятно, зачем было напяливать дурацкий колпак.

Человек, изображающий из себя интеллектуала-западника, первым делом выступает против участия в шоу инвалида, что не только в корне противоречит современным нормам морали, требующим максимально поощрять самореализацию людей с ограниченными возможностями, но и демонстрирует полное отсутствие у данного персонажа логики. Ибо в данном шоу заведомо, по правилам этого конкурса, на равных участвуют дети, женщины, мужчины и инвалиды обоих полов. И вот человек, согласившийся судить данное шоу, вдруг заявляет, что считает правила, в соответствии с которыми участник-инвалид допущен, неверными. Это как если футбольный арбитр начнет гнать с поля вратаря, поскольку он, вратарь, имеет право играть руками, а остальные игроки нет. Причем претензии высказываются не создателям правил, а участнику игры.

Дальнейшее поведение Познера выглядит еще более чудно. Через неделю, 11.03.17, Познер надвигает дурацкий колпак поглубже. Шоу «Минута славы» решает вернуться к ситуации с безногим танцором, приглашает Евгения Смирнова на сцену и дает слово Познеру. Тот так же выходит на сцену и сообщает, что хочет принести свои извинения, но не за свою позицию, а за то, как она была понята. Евгений Смирнов пожимает протянутую руку, но при этом объясняет мэтру, оказавшемуся на поверку не только моральным уродом, но и изрядным глупцом, что он в сложившихся обстоятельствах не будет продолжать участвовать в шоу. Познер, вместо того чтобы просто извиниться и уйти со сцены, вдруг принимается объяснять Смирнову, что он, оказывается, неправ и должен продолжать участвовать в конкурсе. То есть человек проголосовал против участия инвалида в конкурсе, только что подтвердил, что мнения своего не изменил, а теперь требует, чтобы тот участвовал.

И это еще не все. 13.03.17 Познер публикует на «Эхе Москвы» текст под названием: «…И не оспоривай глупца», в котором, во-первых, заявляет, что он не извинялся перед Смирновым, хотя видео с его извинениями видели миллионы, а во-вторых, называет глупцами тех, кто осудил его за высказывания в адрес танцора-инвалида 4.03.17. И, наконец, последний штрих. Первый канал уволил сотрудника, который просматривал номера, прежде чем допустить участников к конкурсу. То есть по умолчанию признал правоту Познера и Литвиновой. Вопреки утверждению ведущего конкурса, что участие в «Минуте славы» людей с ограниченными возможностями всячески приветствуется.

Все эти истории могут кому-то показаться пустяками: ведь никто не умер. Действительно, человек получил лишь моральную травму. Проблема в том, что телевизор в любом случае задает стандарт морали и способа поведения, особенно если этот стандарт задает человек, претендующий на статус гуру. В данном случае Владимир Познер, который довольно долго и довольно многими воспринимался в этом качестве, убедительно показал, что он не только морально ущербен, но и, мягко говоря, неумен.

Вчерашние живые в хоре мертвецов

Обитатели российского телевизора намного свободнее в выборе слов, чем в былые времена советские пропагандисты. Тогда была идеология и единственно верное учение, теперь нет ни того, ни другого. Тогда были десять сталинских ударов, и не дай бог насчитать девять или придумать одиннадцатый. Написано, что у марксизма три источника и три составные части, а у пятилеток третий год решающий, а четвертый определяющий, — и нечего умничать, если не хочешь вылететь из обоймы. Шаг в сторону — побег, прыжок на месте — попытка улететь. Было известно, что в Югославии — кровавая клика Тито-Ранковича, а в Китае — ревизионизм и культ личности Мао, но никому в голову не могло прийти произнести, а тем более написать, «кровавая клика Мао». Сегодня не в пример свободнее. На одном канале, например, Украину ругают бандеровской хунтой, а на другом работают культурные люди и вежливо называют жителей соседней страны нацистской сволочью.

Но при всем плюрализме, царящем в путинском телевизоре, какой-то минимальный порядок там присутствует. Вот, например, в конце минувшей недели было установлено, что в США вернулись времена маккартизма. И все дружно стали произносить это слово: «маккартизм». Ни один не сбился и не сказал, например, что «США во власти ку-клукс-клана». Сохранилась все-таки хоть какая-то дисциплина. Но и место плюрализму тоже есть. Вот, например, Дмитрий Киселев в «Вестях недели» от 12.03.17 сообщил, что в Америке «онанизм-маккартизм». И пояснил, что эти американцы сами себя накручивают. А часом позже в программе Соловьева «Воскресный вечер» про «онанизм» никто ни разу не сказал, все только про маккартизм говорили.

Депутат Никонов сразу нагнал жути. Оказывается, в Америке этот маккартизм был намного страшнее, чем репрессии в СССР. По словам депутата Никонова, 10 миллионов американцев прошли процедуры декоммунизации и после этого кошмара «в Америке не осталось ни одного левого профессора».

Забавно, конечно, когда внук самого кровавого сталинского палача, абсолютного рекордсмена по числу лично подписанных расстрельных списков, рассказывает об ужасах маккартизма, приводя непонятно откуда взятые цифры и абсурдные факты насчет полного искоренения «левых профессоров». С учетом того, что маккартизм был действительно достаточно неприятным явлением, число реально пострадавших от него соотносится с числом жертв сталинских репрессий примерно как численность населения государств Монако и Китая. А кроме того, внук Молотова забыл сказать, что маккартизм просуществовал сравнительно недолго и был разрушен силами демократических журналистов и общественных деятелей, которые в течение одного года превратили Маккарти в политический труп.

Свою лепту в разоблачение Запада внес «общественный деятель Израиля» Яков Кедми, который объяснил, что «то, что сегодня делают с Россией на Западе, напоминает “Протоколы сионских мудрецов”». «Мы, — сообщил Яков Кедми, — передали знамя сионских мудрецов кремлевским мудрецам». Яков Кедми сменил в шоу Соловьева другого пропутинского израильтянина — Авигдора Эскина. На первых порах казалось, что он менее оголтелый. Но российский телевизор так устроен, что всякий, кто туда попадает, стремительно утрачивает человеческий облик и приобретает черты говорящего мертвеца. Как иначе человек с развитым еврейским самосознанием может сравнить фальшивые «Протоколы сионских мудрецов», ставшие благословлением на погромы и геноцид евреев, с борьбой американского общества против попыток путинской России разлагающе влиять на США, как это уже успешно происходит по отношению к ряду европейских стран? Может ли Яков Кедми, например, указать хотя бы примерную численность пострадавших от «протоколов кремлевских мудрецов», чтобы их можно было бы сравнить с «сионскими протоколами»? И заодно хотелось бы узнать у Якова Кедми, куда он спрятал свою совесть.

Яркий пример того, как человек довольно здравомыслящий за короткий период пребывания в телевизоре становится неотличим от местных зомби, — это Сергей Станкевич. Он всегда стремился занять нишу «голубя мира», человека либеральных взглядов, который, тем не менее, стремится к сотрудничеству с режимом с целью его облагораживания, влияния на этот режим. Желательно изнутри.

И вот что стало с Сергеем Борисовичем. Ему слово: «Это (то, что происходит в США — И.Я.) не охота на ведьм. Это ведьмы вышли на охоту». Станкевич не просто влился в общий хор, обличающий «современный маккартизм», наряду с Кургиняном, Никоновым, Кедми и Соловьевым, но и стал в нем исполнять одну из сольных партий. «Происходит (в США — И.Я.) повышение градуса параноидальности», — вещает «либерал» Станкевич. И далее уже творчески развивает тему: «Там сложилась организованная медийная группировка — ОМГ. Не путать с ОПГ!».

В фильме «Бегущий человек» герой Арнольда Шварценеггера сумел сломать сценарий тоталитарного телевизора. В реальной жизни этот финал также неизбежен. И для этого совсем не обязательно иметь голливудские бицепсы.



Иллюстрация Михатла Златковского/zlatkovsky.ru













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Трудности повышения градуса лжи и истерики
5 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минюст наконец опубликовал первый список СМИ, которым присвоен статус иноагентов. Их оказалось девять: «Голос Америки», «Радио Свобода», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии», телеканал «Настоящее время», «Сибирь.Реалии», «Фактограф», татаро-башкирские службы «Радио Свобода» и «Idel.Реалии». В этой довольно грустной истории есть несколько забавных моментов. Момент первый. Весь последний год статусные обитатели российского телевизора, от Марии Захаровой и Маргариты Симоньян до Соловьева, пугали народ сотнями (!) американских СМИ, которые отравляют души россиян чуждыми русскому человеку ценностями.
Медиафрения. Соловьев стал жертвой насилия
28 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обычно, когда сотрудники НТВ, РЕН-ТВ и других российских телеканалов встречаются с правозащитниками, численный перевес бывает на стороне телевизионщиков. Пользуясь преимуществом в живой силе и технике, телевизионщики отлавливают правозащитников по одному и всячески глумятся, преследуют их, тычут микрофоны в лицо и задают идиотские вопросы. На Всероссийском съезде в защиту прав человека, который прошел 26.11.2017 в столичной гостинице «Космос», расклад сил был иной. Правозащитников было больше, чем сил объединенной группировки НТВ и РЕН-ТВ, поэтому информационные войска Путина потерпели поражение и их на съезд не пустили.
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.