В оппозиции
14 ноября 2019 г.
Михаил Ходорковский обнародовал цель и пути ее достижения

ТАСС

Итак — строительство российской гражданской нации. Вот, к чему призывает двигаться Михаил Ходорковский, человек, который не скрывает своих амбиций принять в этом строительстве самое непосредственное участие, а возможно даже — его возглавить. В первую очередь именно поэтому его очередная программная статья, опубликованная 1 марта, представляет для нас несомненный интерес. Ключевой тезис заявления (а возможно — и манифеста) декларировался Михаилом Борисовичем уже не раз, но актуальности очевидным образом не утратил, раз автор считает необходимым периодически к нему возвращаться. Формулируется он примерно так: транзит власти неизбежен. Но в процессе придется решать две основные задачи. Во-первых, он, этот самый транзит, должен быть бескровным, а во вторых, в результате власть должна оказаться в правильных руках. Не являюсь сторонником пространных цитат, но тут без нее явно не обойтись: «Для решения задачи бескровного транзита власти нам нужно начать думать вместе. Кому это «нам»? Нам — «русским европейцам», тем, кто решил работать на нынешнюю власть в надежде, что это меньшее зло, и тем, кто порвал с ней всякие контакты, считая это не достойным. «Лоялистам» и «непримиримым», сторонникам большей роли государства в экономике и приверженцам либеральных идей, тем, кто за «крымнаш», и тем, кому произошедшее совсем не нравится».

Ну, знаете, если альянс с Кудриным, Шуваловым, Грефом и Чубайсом (я никого не забыл?) действительно позволит избежать кровопролития во время активной фазы обрушения нынешнего режима, то мне невозможно представить себе вменяемых представителей российской оппозиции, которые от такого альянса откажутся. Но вот тут-то и возникают определенные сомнения. В чем для оппозиции может состоять ценность так называемых «системных либералов»? В том, что в «час икс» они используют накопленный за время верного служения путинскому режиму административный ресурс (например, заручившись поддержкой некоторой части силовиков), чтобы минимизировать риски реального гражданского конфликта. Но если эта их возможная роль не вызывает сомнений, то в чем смысл проведения каких-то совместных конференций и круглых столов на предварительном этапе? (А эта идея так же присутствует в обсуждаемой нами статье Михаила Борисовича.) Предположим, условный Чубайс или конкретный Греф сядут в Лондоне за один стол с Ходорковским, Навальным, Каспаровым, Касьяновым и т.д. и начнут содержательный разговор о будущем России. И в тот же самый день против каждого из них в упомянутой выше России будет возбуждено по сорок восемь уголовных дел. Но нам-то в «час икс» нужен Шувалов, который вице-премьер и сохраняет определенные рычаги управления и влияния, а Шувалов, который сидит в Лондоне или в Лефортово, нам зачем? Какой от него прок, кроме, извините, репутационного геморроя?

Необходимость консолидации людей с разными взглядами г-н Ходорковский объясняет следующим образом: «Испуганно открещиваясь от доброжелательных контактов с неприемлющими нынешнюю ситуацию в России людьми, можно продемонстрировать лояльность Кремлю, но потерять перспективу. И точно так же — придерживаясь самой принципиальной и самой крайней точки зрения, отказываясь от сотрудничества с более умеренными, можно быть великим публицистом (что тоже важно), но это не поможет в достижении поставленной цели — реальном преобразовании России».

Готов согласиться. Только в условиях, когда никакого Кремля (в его нынешней ипостаси) уже не будет, люди сами получат возможность выработать отношение к той роли, которую те или иные политики сыграли в становлении путинской корпорации, в ее укоренении во власти. Потому что, когда СМИ получат реальную независимость, роль эта детальнейшим образом будет описана. По моему глубочайшему убеждению, никакая искусственная консолидация общества с формальным сглаживанием углов результата не даст. Люди сначала должны узнать правду, потом выработать свое отношение к услышанному и сформировать позицию. Очевидно же, что первая свободная кампания по выборам в новый российский парламент пройдет под знаком ревизии предыдущего царствования, хотим мы этого или нет. Потому что так устроена свободная политическая жизнь. И внутри этой кампании те, кто против аннексии Крыма, и те, кто счастлив возвращению полуострова в «родную гавань», окажутся непримиримыми антагонистами. Я, кстати, вторых не готов признавать «русскими европейцами». Отношение к захвату Крыма — не ситуационная позиция, а базовая. Что же касается ограничительных мер в отношении нынешних путинских чиновников, то обсуждать сегодня масштаб будущей люстрации, конечно, рано. Люстрация, как и выработка индивидуального отношения к тем или иным представителям нынешнего путинского истеблишмента, возможна только после самого широкого и подробного разговора о деталях и нюансах почти уже двадцатилетнего путинского правления, после которого необходимость и даже безальтернативность люстрации станет, как мне кажется, очевидной для большей части ответственного общества.

Что же касается кулуарных переговоров с путинскими системными либералами, то я двумя руками — за. Конечно, важно, чтобы нашелся человек, который в ключевой момент отопрет дверь изнутри, и ее не придется взрывать. Давать определенные гарантии этим людям — несомненно, но обсуждать с ними будущее устройство России — зачем?    


Фото: Yves Logghe/АР/TASS












  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...