Цензура
13 ноября 2019 г.
Русский ПЕН-центр раскололся
11 ЯНВАРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Помните у Булгакова описание «Массолита» в «Мастере и Маргарите»? А пьесу Войновича и Горина «Кот домашний, средней пушистости» помните? Эти тексты – неплохое подспорье для понимания того, что произошло в Русском ПЕН-центре в середине декабря 2016-го и завершилось вчера, 10 января 2017-го.

Вчера поэт и публицист Лев Рубинштейн заявил о выходе из состава Русского ПЕН-центра. В своем обращении к коллегам он объяснил, что раскол «обнажил вполне сущностную стилистическую несовместимость». Эти «стилистические расхождения, — пишет поэт Рубинштейн, — обозначили – по крайне мере для меня – неуместность и мучительную двусмысленность самой моей принадлежности к организации, руководство которой  изъясняется – в том  числе от моего имени – на таком языке».

Писатель Александр Иличевский вышел из Русского ПЕН-центра тихо, почти молча. Просто сказал, что выходит.

Григорий Чхартишвили  объяснил свое расставание с Русским ПЕН-центром тем, что он (ПЕН-центр, а не Чхартишвили) не является тем, за что себя выдает. Поскольку задачи мирового ПЕН-движения – бороться за свободу выражения и защиту писателей, которые за свои взгляды подвергаются преследованиям. «Российский ПЕН-центр этим не занимается, а значит, никакого отношения я к нему не имею», — сообщил писатель Чхартишвили в своем заявлении.

Еще 47 членов российского ПЕН-центра заявили о прекращении всяких отношений с действующим исполкомом этой организации и потребовали срочного созыва внеочередного общего собрания. Среди них: Александр Архангельский, Михаил Берг, Александр Гельман, Денис Драгунский, Тимур Кибиров, Владимир Сорокин и другие.

О причинах раскола лучше всего скажет Протокол № 12 исполкома Русского ПЕН-центра от 28.12.2016. В пункте под названием «О членах ПЕН-центра, грубо нарушивших устав» за неоднократные нарушения устава приговорили: Г. Петухова к приостановлению членства на 1(один) год за попытки срыва собрания и оскорбление писателей; М. Вишневецкую к строгому предупреждению за тенденциозную видеосъемку и ее распространение. И, наконец, к высшей мере, к исключению, приговорен С. Пархоменко. За провокационную деятельность.

Кроме того, Сергею Пархоменко исполком уделил особое внимание и посвятил ему специальное приложение к протоколу, написанное в весьма художественном стиле, том самом, который непонятно почему так не понравился поэту Рубинштейну. Подозреваю, что это зависть, поскольку самому Льву Семеновичу этот стиль явно недоступен.

Вот послушайте: «Блогер Сергей Пархоменко, воспитанник комсомола и имеющий в правозащитных кругах репутацию «провокатора с Болотной», вступил в нашу писательскую организацию лишь для того, чтобы разрушить ее изнутри, превратив, вопреки Хартии и Уставу, в оппозиционную партию… Сейчас он живет в Америке, но и оттуда продолжает лгать по радио». Конец цитаты.

Это писала рука мастера, и Вам, дорогой Лев Семенович, до этой вершины стиля не дотянуться! В скупых строчках сразу пять доносов, причем, в разные организации. «Блогер Пархоменко» — это к писательской общественности, мол, не писатель это, а самозванец. «Воспитанник комсомола» — это для либеральной аудитории Сергея Пархоменко, чтобы знали, кого они читают и слушают. «Провокатор с Болотной» — это гражданским и политическим активистам и правозащитникам, среди которых Пархоменко приобрел немалый вес, в том числе своей работой в проекте «Диссернет». Насчет стремления Пархоменко «превратить писательскую организацию в оппозиционную партию» — это к властям, а заодно и к Венедиктову, который, как известно, публично заявляет, что не жалует политически ангажированных ведущих и не допустит превращения «Эха» в оппозиционную радиостанцию. И, наконец, самое прекрасное, венец доносительского мастерства. Вот оно: «Живет в Америке, но и оттуда продолжает лгать по радио». Несложно соединить два стоящих рядом предложения, чтобы сообразить, что и проник-то этот самый так называемый блогер в писательскую организацию по заданию сами-знаете-кого-в-США. Внедрился на маслозавод (зачеркнуто) в ПЕН-центр, чтобы сыпать гвозди в масло (зачеркнуто) разрушить изнутри. Адресат на Лубянке вполне в состоянии эту шифровку правильно прочитать.

Сам Сергей Пархоменко считает, что «они сломались на Сенцове». Так он написал в своем блоге на «Эхе» 10.01.2017. Действительно, это было, пожалуй, самое яркое действие руководства ПЕН-центра, когда они поспешили отмежеваться от тех сотен литераторов, которые требуют освобождения режиссера Олега Сенцова. И с этой целью руководители ПЕН-центра написали вполне позорное обращение к Путину, в котором просят его «содействовать смягчению условий содержания этого кинорежиссера и писателя», а также подробно разъяснили, почему российское законодательство запрещает его помиловать, а тем более признать невиновным.

Сергею Пархоменко грех жаловаться, поскольку стараниями исполкома ПЕН-центра он оказался в неплохой компании. В 1946 году после доклада Жданова и постановления «О журналах «Звезда» и «Ленинград» из Союза писателей СССР были исключены М. Зощенко и А. Ахматова. В 1957-м за издание в Италии «Доктора Живаго» из СП исключили Пастернака. Потом Синявского с Даниэлем, Коржавина с Солженицыным, Галича с Ерофеевым. Так что Сергея Пархоменко можно поздравить с зачислением в такой ряд и пожелать соответствовать и не слишком зазнаваться.

В Союзе Писателей СССР в конце существования советской империи было 9920 членов. Примерно один писатель на 28 тысяч человек. Это значит, что в каждом райцентре должен был непременно жить один писатель. Это как минимум. А то и два, или три. Сегодня в Российском ПЕН-центре 429 членов. А есть еще несколько писательских союзов. Так что людей, имеющих официальную бумагу, подтверждающую, что они писатели, на душу российского народонаселения приходится, скорее всего, не меньше. В советские времена в СП СССР стремились попасть из-за благ, даваемых статусом: путевки, дефицит, те же пресловутые шапки. Это все в прошлом. Остается нематериальное благо – престиж. Традиционные постсоветские союзы писателей себя настолько дискредитировали, что числить себя в этой компании как-то не очень… ПЕН-центр — это другое дело. Это – национальная структура ПЕН-клуба. Того, где президентами в разные годы были: Джон Голсуорси, Герберт Уэллс, Морис Метерлинк, Альберт Моравиа, Артур Миллер, Генрих Бёлль. Чувствуете, какой запах? И вот мы тут тоже как-то так… В общем, мы тоже тут, в этой компании.

Это я к тому, что шансы на преодоление раскола в дальнейшем, полагаю, равны нулю. Не смогут люди, написавшие и согласившиеся с содержанием протокола № 12, находиться в одной организации не то что с Рубинштейном, Акуниным и Пархоменко, но и с Архангельским, Драгунским и Сорокиным. А  значит, выход для всех, кто с этой протокольной стилистикой и этикой доноса не согласен, только один. На выход, простите за каламбур. Что же касается Русского ПЕН-центра, то это уже вопрос репутации международного ПЕН-клуба. Хороший вариант, если они, разобравшись в ситуации, просто отмежуются от доносчиков, выдающих себя за правозащитников. Если же нет… Это не первая международная организация, в истории которой есть позорные страницы.
















  • Леонид Гозман: Мы видим, как сужается круг, с властью остаётся только Росгвардия и абсолютные пропагандисты, у которых никакой другой работы и нет. А в остальном они теряют поддержку.

  • "Эхо Москвы": Владимир Познер, к слову, оказался единственным из известных российских телеведущих, кто высказался в поддержку Галкина. 

  • Roman Schulmann: Галкин, на самом деле, все такой же едкий. Он просто долго молчал. Или, что тоже может быть, у него хороший нюх и он чувствует, что ветер меняется. И это тоже неплохо!

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В плотине появились бреши. Максима Галкина прорвало
11 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
На данный момент ролик с концерта в Новосибирске, на котором артист Максим Галкин произносит страшные вещи, посмотрели уже больше миллиона человек. Боже мой, боже мой, чего только со сцены не сказал известный артист! Над Путиным пошутил весьма зло, про цензуру высказался, с совком нынешнюю ситуацию сравнил. Слушайте, людям за меньшее статью вменяли. То есть, обнажив всю свою экстремистскую сущность, популярный артист проявил очевидное «неуважение к власти» и на «двушечку» точно наговорил. Впрочем, пойдем по порядку. Про президента: «А Путину уже самому скучно с нами, понимаете. У нас проблемы, у нас пенсии не те, там не то сделали, тут не то. А он уже другими масштабами мыслит».
Прямая речь
11 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Мы видим, как сужается круг, с властью остаётся только Росгвардия и абсолютные пропагандисты, у которых никакой другой работы и нет. А в остальном они теряют поддержку.
В СМИ
11 НОЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Владимир Познер, к слову, оказался единственным из известных российских телеведущих, кто высказался в поддержку Галкина. 
В блогах
11 НОЯБРЯ 2019
Roman Schulmann: Галкин, на самом деле, все такой же едкий. Он просто долго молчал. Или, что тоже может быть, у него хороший нюх и он чувствует, что ветер меняется. И это тоже неплохо!  
Минюст попросил ликвидировать права человека
16 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Министерство юстиции РФ попросило Верховный суд ликвидировать движение «За права человека». Юстиция (по латыни justitia, «справедливость, законность, от jus «право»). В латинском переводе Библии юстиция является синонимом правды: Блаженны (beati) алчущие и ищущие правды (iustitiam) (Мф. 5:6). То есть Министерство юстиции просит ликвидировать то, что является основой права в любой цивилизованной стране и, судя по названию, должно составлять главный предмет заботы и охраны со стороны данного министерства. Это событие в еще большей степени обозначает существенный сдвиг путинского режима в сторону крайнего ужесточения...
Прямая речь
16 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Ситуация идёт к введению чрезвычайного положения, которое позволит временно отменить выборы, изменить правоприменение в адрес отдельных высказываний СМИ... 
В СМИ
16 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: Вечером во вторник исполнительный директор «За права человека» Лев Пономарев рассказал “Ъ”, что организация еще не успела проанализировать иск Минюста. 
В блогах
16 ОКТЯБРЯ 2019
Александр Черных: Прочитал 25 страниц бюрократического речекряка от Минюста и пересказал те жуткие и ужасные нарушения, из-за которых хотят закрыть движение «За права человека». 
Погромщики рунета встали на защиту карателей
28 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Многочисленные видео и фото, свидетельствующие о садистских избиениях силовиками участников протестов в Москве, в структурах российской власти и в кругах ее обслуги восприняты по-разному. Есть такие, кто, как Маргарита Симоньян, полагают, что настоящих патриотов России возмущает «мягкость власти по отношению к несистемной оппозиции». Есть те, у кого публичное ломание костей случайным прохожим вызывает эстетическое неприятие. Нет-нет, вопрос «бить или не бить» у этих гамлетов путинизма не возникает. Конечно, бить! Но не так грубо, нагло и открыто. Более человечнее, что ли… Хоть бы за угол отвели… Одним словом – фи.
Прямая речь
28 АВГУСТА 2019
Александр Кынев: Ужесточение законодательства – процесс перманентный, другое дело, что многие из законов неисполнимы и заведомо не будут исполняться теми, кому они адресованы.