Цензура
24 октября 2017 г.
Русский ПЕН-центр раскололся
11 ЯНВАРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Помните у Булгакова описание «Массолита» в «Мастере и Маргарите»? А пьесу Войновича и Горина «Кот домашний, средней пушистости» помните? Эти тексты – неплохое подспорье для понимания того, что произошло в Русском ПЕН-центре в середине декабря 2016-го и завершилось вчера, 10 января 2017-го.

Вчера поэт и публицист Лев Рубинштейн заявил о выходе из состава Русского ПЕН-центра. В своем обращении к коллегам он объяснил, что раскол «обнажил вполне сущностную стилистическую несовместимость». Эти «стилистические расхождения, — пишет поэт Рубинштейн, — обозначили – по крайне мере для меня – неуместность и мучительную двусмысленность самой моей принадлежности к организации, руководство которой  изъясняется – в том  числе от моего имени – на таком языке».

Писатель Александр Иличевский вышел из Русского ПЕН-центра тихо, почти молча. Просто сказал, что выходит.

Григорий Чхартишвили  объяснил свое расставание с Русским ПЕН-центром тем, что он (ПЕН-центр, а не Чхартишвили) не является тем, за что себя выдает. Поскольку задачи мирового ПЕН-движения – бороться за свободу выражения и защиту писателей, которые за свои взгляды подвергаются преследованиям. «Российский ПЕН-центр этим не занимается, а значит, никакого отношения я к нему не имею», — сообщил писатель Чхартишвили в своем заявлении.

Еще 47 членов российского ПЕН-центра заявили о прекращении всяких отношений с действующим исполкомом этой организации и потребовали срочного созыва внеочередного общего собрания. Среди них: Александр Архангельский, Михаил Берг, Александр Гельман, Денис Драгунский, Тимур Кибиров, Владимир Сорокин и другие.

О причинах раскола лучше всего скажет Протокол № 12 исполкома Русского ПЕН-центра от 28.12.2016. В пункте под названием «О членах ПЕН-центра, грубо нарушивших устав» за неоднократные нарушения устава приговорили: Г. Петухова к приостановлению членства на 1(один) год за попытки срыва собрания и оскорбление писателей; М. Вишневецкую к строгому предупреждению за тенденциозную видеосъемку и ее распространение. И, наконец, к высшей мере, к исключению, приговорен С. Пархоменко. За провокационную деятельность.

Кроме того, Сергею Пархоменко исполком уделил особое внимание и посвятил ему специальное приложение к протоколу, написанное в весьма художественном стиле, том самом, который непонятно почему так не понравился поэту Рубинштейну. Подозреваю, что это зависть, поскольку самому Льву Семеновичу этот стиль явно недоступен.

Вот послушайте: «Блогер Сергей Пархоменко, воспитанник комсомола и имеющий в правозащитных кругах репутацию «провокатора с Болотной», вступил в нашу писательскую организацию лишь для того, чтобы разрушить ее изнутри, превратив, вопреки Хартии и Уставу, в оппозиционную партию… Сейчас он живет в Америке, но и оттуда продолжает лгать по радио». Конец цитаты.

Это писала рука мастера, и Вам, дорогой Лев Семенович, до этой вершины стиля не дотянуться! В скупых строчках сразу пять доносов, причем, в разные организации. «Блогер Пархоменко» — это к писательской общественности, мол, не писатель это, а самозванец. «Воспитанник комсомола» — это для либеральной аудитории Сергея Пархоменко, чтобы знали, кого они читают и слушают. «Провокатор с Болотной» — это гражданским и политическим активистам и правозащитникам, среди которых Пархоменко приобрел немалый вес, в том числе своей работой в проекте «Диссернет». Насчет стремления Пархоменко «превратить писательскую организацию в оппозиционную партию» — это к властям, а заодно и к Венедиктову, который, как известно, публично заявляет, что не жалует политически ангажированных ведущих и не допустит превращения «Эха» в оппозиционную радиостанцию. И, наконец, самое прекрасное, венец доносительского мастерства. Вот оно: «Живет в Америке, но и оттуда продолжает лгать по радио». Несложно соединить два стоящих рядом предложения, чтобы сообразить, что и проник-то этот самый так называемый блогер в писательскую организацию по заданию сами-знаете-кого-в-США. Внедрился на маслозавод (зачеркнуто) в ПЕН-центр, чтобы сыпать гвозди в масло (зачеркнуто) разрушить изнутри. Адресат на Лубянке вполне в состоянии эту шифровку правильно прочитать.

Сам Сергей Пархоменко считает, что «они сломались на Сенцове». Так он написал в своем блоге на «Эхе» 10.01.2017. Действительно, это было, пожалуй, самое яркое действие руководства ПЕН-центра, когда они поспешили отмежеваться от тех сотен литераторов, которые требуют освобождения режиссера Олега Сенцова. И с этой целью руководители ПЕН-центра написали вполне позорное обращение к Путину, в котором просят его «содействовать смягчению условий содержания этого кинорежиссера и писателя», а также подробно разъяснили, почему российское законодательство запрещает его помиловать, а тем более признать невиновным.

Сергею Пархоменко грех жаловаться, поскольку стараниями исполкома ПЕН-центра он оказался в неплохой компании. В 1946 году после доклада Жданова и постановления «О журналах «Звезда» и «Ленинград» из Союза писателей СССР были исключены М. Зощенко и А. Ахматова. В 1957-м за издание в Италии «Доктора Живаго» из СП исключили Пастернака. Потом Синявского с Даниэлем, Коржавина с Солженицыным, Галича с Ерофеевым. Так что Сергея Пархоменко можно поздравить с зачислением в такой ряд и пожелать соответствовать и не слишком зазнаваться.

В Союзе Писателей СССР в конце существования советской империи было 9920 членов. Примерно один писатель на 28 тысяч человек. Это значит, что в каждом райцентре должен был непременно жить один писатель. Это как минимум. А то и два, или три. Сегодня в Российском ПЕН-центре 429 членов. А есть еще несколько писательских союзов. Так что людей, имеющих официальную бумагу, подтверждающую, что они писатели, на душу российского народонаселения приходится, скорее всего, не меньше. В советские времена в СП СССР стремились попасть из-за благ, даваемых статусом: путевки, дефицит, те же пресловутые шапки. Это все в прошлом. Остается нематериальное благо – престиж. Традиционные постсоветские союзы писателей себя настолько дискредитировали, что числить себя в этой компании как-то не очень… ПЕН-центр — это другое дело. Это – национальная структура ПЕН-клуба. Того, где президентами в разные годы были: Джон Голсуорси, Герберт Уэллс, Морис Метерлинк, Альберт Моравиа, Артур Миллер, Генрих Бёлль. Чувствуете, какой запах? И вот мы тут тоже как-то так… В общем, мы тоже тут, в этой компании.

Это я к тому, что шансы на преодоление раскола в дальнейшем, полагаю, равны нулю. Не смогут люди, написавшие и согласившиеся с содержанием протокола № 12, находиться в одной организации не то что с Рубинштейном, Акуниным и Пархоменко, но и с Архангельским, Драгунским и Сорокиным. А  значит, выход для всех, кто с этой протокольной стилистикой и этикой доноса не согласен, только один. На выход, простите за каламбур. Что же касается Русского ПЕН-центра, то это уже вопрос репутации международного ПЕН-клуба. Хороший вариант, если они, разобравшись в ситуации, просто отмежуются от доносчиков, выдающих себя за правозащитников. Если же нет… Это не первая международная организация, в истории которой есть позорные страницы.
















  • Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.

  • The New Times: Как сообщили агентству в сенате, список «нежелательных» СМИ составили, основываясь на рекомендациях Минюста, МИД, Роскомнадзора и Генпрокуратуры.

  • Jager Himmel: Дурные однако тенденции... Цензурой СМИ никогда ещё ничего хорошего не добивались. Да и запретить что-то = сделать его ещё интересней

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нежелательная свобода
18 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России обозначила кандидатуры в список «нежелательных СМИ», деятельность которых в ближайшее время может быть ограничена на территории России. Андрей Климов, председатель этой комиссии, сказал, что для перечисления фигурантов списка «хватит пальцев одной руки». Источник РБК в Совете Федерации уточнил, что в списке точно окажутся CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». В этой новости есть три аспекта: анатомический, политический и информационный. По поводу анатомии. 
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.
В СМИ
18 ОКТЯБРЯ 2017
The New Times: Как сообщили агентству в сенате, список «нежелательных» СМИ составили, основываясь на рекомендациях Минюста, МИД, Роскомнадзора и Генпрокуратуры.
В блогах
18 ОКТЯБРЯ 2017
Jager Himmel: Дурные однако тенденции... Цензурой СМИ никогда ещё ничего хорошего не добивались. Да и запретить что-то = сделать его ещё интересней
Главная опора путинизма не Нацгвардия, а школьный учитель
22 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Бисмарку приписывают утверждение, что битву при Садове 1866 года, решившую исход австро-прусской войны, выиграл прусский учитель. На самом деле эта мысль принадлежит лейпцигскому профессору Оскару Пешелю, который написал: «Когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским учителем». Впрочем, вне зависимости от авторства, сама идея о фундаментальной роли учителя как никогда актуальна в сегодняшней России. Актуальность идеи профессора Пешеля убедительно продемонстрировали недавние события в лицее № 41 города Владивосток.
Прямая речь
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Георгий Сатаров: Создана, пусть и не целенаправленно, а случайно, на основании защитных рефлексов власти определённая атмосфера. И она делает определённое поведение людей определённого типа более вероятным.
В СМИ
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Znak.com: На записи представители администрации школы пугают Голубовского отчислением, говорят, что принести значок Навального в школу равносильно распространению наркотиков...
В блогах
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Происходящее говорит только об одном: этой убогой системе конец и она развалится в любой неожиданный для всех момент. Мы это уже проходили.
Итоги недели. «Матильда» — это про следующий путинский срок
15 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
А правда, уже не смешно? Но поначалу-то еще как было забавно. Блаженная путинская депутатка, работавшая раньше прокуроршей в оккупированном нынче Крыму, громогласно наезжает на путинского же режиссера, который и аннексию ее родного полуострова одобрил, и в доверенных лицах у гаранта походил. И повод совершенно анекдотический – Наталья Поклонская впала в ярость от того, что режиссер Учитель рассказал в своем новом фильме о романтических отношениях между последним русским императором и одной балериной.
Путин, дураки и творческая интеллигенция
23 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Режиссера Кирилла Серебренникова взяли ночью 22.08.17 в Питере, где он снимал фильм про Цоя. Когда в его театре СКР устроил маски-шоу с таким силовым сопровождением, как будто это был штурм цитадели ИГИЛ, Путин назвал организаторов этого мероприятия «дураками». Творческая и демократическая общественность обрадовалась, решив, что режиссера Серебренникова не тронут, раз Путин обругал организаторов маски-шоу. Теперь, когда главаря двух банд, «Платформа» и «Гоголь-центр», наконец, поймали, Путин одобрительно промолчал. Вот теперь все правильно. И кто теперь «дураки», тоже стало ясно.