Итоги года
16 июля 2018 г.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017, АНТОН ОРЕХЪ

ТАСС

Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже.

Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.

Однако, подводя итоги этих 12 месяцев, мы же не станем углубляться в чисто спортивную специфику — это куда лучше сделают профильные издания, где и аудитория тоже профильная. Для нас с вами спорт — это один из срезов общества. Возможность посмотреть на себя вот под таким углом. Углов зрения ведь много: под углом политики, внешней и внутренней, под углом образования и культуры, медицины — и спорта тоже.

И в этом смысле трудно удивляться прискорбному и позорному положению российского спорта. Я пятьсот раз на этих страницах писал, что спорт отличается от прочих сфер своей наглядностью. Счет — на табло, место — в таблице, анализы — в пробирках. Поэтому и стыдоба здесь особенно видна.

Вы можете вовсе спортом не интересоваться, но вы никак не могли не слышать про допинг в русском спорте. Потому что про допинг говорили все. Пускай одни говорили о нем как о вещи очевидной, а другие как о западных мифах и еще одном способе нагадить России.

Для меня лично здесь особых сомнений нет. Скажите: ну, почему в стране, где коррупция, воровство, мошенничество, фальсификации давно уже стали всеобщими во всех областях и приняли государственный размах, спорт вдруг должен быть абсолютно чистым? Отчего такое странное, избирательное исключение из всех правил?

И почему мы должны сомневаться в том, что это была именно государственная система распространения и покрывания допинга? Если случаев сотни, если видов спорта десятки — то что это, если не система? И не обязательно лично Путину давать кому-то команды смешивать мужскую и женскую мочу и вскрывать баночки сверхтонкими пластинками. Просто есть задача добиться в спорте как можно большего числа медалей, а те, кто за это направление отвечает, ищут способы. Ровно те способы, которыми решаются в России все проблемы. Обман, чекисты, использование спортсменов как подопытных кроликов и расходный материал.

Смешно валить все на одного Родченкова, выставляя его то психом, то человеком, единолично организовавшим систему распространения препаратов. Один организовал такую систему, что сотни спортсменов были в нее вовлечены? И никто не знал об этом? И даже не подозревал? Один человек (ну, хорошо, с группой сподвижников) сам до всего додумался и все провернул? Если так — то вы идиоты, раз допустили подобное. И вдвойне идиоты, что дали такому человеку смыться.

Была ли здесь злая воля Запада? Думаю, что Запад, конечно, воспользовался ситуацией, как пользуется ею, например, в Сирии. Мировая антидопинговая система имеет массу изъянов. Массу! И принцип коллективной ответственности, примененный в отношении легкоатлетов или паралимпйицев, — безусловно, несправедливый и ложный. И доклады Макларена во многом поверхностны, противоречивы и местами просто фантазийны. Но суть в них схвачена верно!

И беда наша в том, что мы за этот год ни на шаг не приблизились к решению проблемы! Потому что мы самой проблемы не признаем! То есть как бы признаем на словах, что кое-где у нас порой кто-то честно жить не хочет. Но говорим это абсолютно ритуально. Зато яростно напираем на принцип «сами вы дураки», цитируем хакеров, которые как бы не наши, но все свои хакерства совершают исключительно в наших интересах.

Мы признаем наличие абстрактных нарушений, зато конкретных нарушителей награждаем постами, должностями и мандатами. На конкретные обвинения мы отвечаем абстрактным гневом, что, мол, все против России и все только и ищут, где бы и чем бы нас уколоть и обидеть.

Мы могли бы сказать: да, проблемы были — такие-то и такие-то, но мы, признавая их, хотим покончить с подобной практикой и дальше идти другой дорогой. Однако кто произнесет эти слова? Все без исключения спортивные чиновники — это люди системы. Они все в ней выросли, она благодаря им и работала, стала такой вот уродливой. Эти пчелы должны выступить против собственного меда!

Тогда, может, вышестоящие инстанции их поправят? Это какие же? В Кремле которые, что ли?

Так и получается, что дальше может быть только хуже. Потому что вины мы своей не признаем и не чувствуем. Точнее, чувствуем, но от того становимся еще злее. А раз не признаем, значит, не будем реально что-то менять. Мы попробуем все замаскировать, заболтать МОК и ВАДА, надеясь, что авось и политическая ситуация как-то поменяется — или что международным чиновникам просто надоест каждый день бороться с нами.

А пока мы предаемся гневному бездействию, Россия теряет одно за другим соревнования на своей территории, под угрозой тотальных дисквалификаций по примеру легкоатлетов оказались представители сразу нескольких зимних видов спорта. Нас ждут еще перепроверки всех проб Сочи и доклады комиссий МОК. И когда гром снова грянет, а мы снова окажемся не готовы к нему и нам снова будет нечего сказать, подойдет Олимпиада в Корее 2018 года. Есть все шансы мимо нее пролететь уже полным составом.

Дальше на горизонте ЧМ по футболу. И кто поручится, что в условиях, когда у России отнимают все соревнования, а ее спортсменов никуда не пускают, футбольный чемпионат как ни в чем не бывало пройдет по плану?

Впрочем, кто-то у нас может и порадоваться отмене футбольного мундиаля. В Питере десять лет никак стадион не достроят, и есть полное ощущение, что достроить его невозможно! Даже если Путин по примеру ГУЛАГа сгонит туда тысячи зэков. А так, отменят чемпионат и никто уже не поинтересуется — как там на стройке дела обстоят.

Так что не удивляйтесь, если нынешняя черная полоса ровно через год покажется нам белой как первый снег.












  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.