В оппозиции
20 октября 2018 г.
«Избивали по 10-12 человек одновременно, ногами». Письмо Ильдара Дадина о пытках в колонии

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


Письмо записано 31 октября 2016 года адвокатом Алексеем Липцером со слов Дадина.

Настя! Если решишь опубликовать информацию о происходящем со мной, то попробуй распространить ее как можно более широко. Это увеличит шансы на то, что я останусь жив. Знай, что в колонии ИК-7 действует целая мафия, в которой участвует вся администрация учреждения: начальник колонии майор внутренней службы Коссиев Сергей Леонидович и абсолютное большинство сотрудников колонии, включая врачей.

С самого прибытия в колонию 10 сентября 2016 года у меня сразу отобрали практически все вещи и подкинули два лезвия, а затем при обыске «нашли» их. Здесь это повсеместная практика — применяется для того, чтобы обязательно посадить вновь прибывших в ШИЗО, чтобы они сразу поняли, в какой ад попали. В штрафной изолятор меня отправили без всяких постановлений, но при этом отобрали все вещи, включая мыло, зубную щетку, зубную пасту и даже туалетную бумагу. В ответ на эти незаконные действия я объявил голодовку.

11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать. Всего избивали за этот день четыре раза, по 10-12 человек одновременно, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО.

12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку. После этого — привели к Коссиеву в его кабинет, где он в присутствии других сотрудников сказал: «Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором». Потом избивали регулярно, по несколько раз в день. Постоянные избиения, издевательства, унижения, оскорбления, невыносимые условия содержания — все это происходит и с другими заключенными.

Все дальнейшие взыскания и выдворения в ШИЗО были сфабрикованы и основаны на откровенной лжи. Все видеозаписи, на которых мне объявляли взыскания — постановочные: перед тем, как их снимать, мне говорили, как себя вести и что делать — не спорить, не возражать, смотреть в пол. Иначе говорили, что убьют, и никто об этом не узнает, потому что никто даже не в курсе, где я нахожусь. Я не могу отправлять письма, минуя администрацию, а администрация обещала меня убить в случае, если я буду писать жалобы. Настя, в моем первом письме из ИК-7 я писал тебе про ЕСПЧ, чтобы обойти цензуру и дать хоть малейший намек о том, что у меня не все в порядке и мне требуется помощь (ни одно из писем Ильдара из колонии мне не пришло. — прим. Анастасии Зотовой).

Я прошу тебя опубликовать это письмо, поскольку в этой колонии — настоящая информационная блокада, и я не вижу других возможностей ее прорвать. Я не прошу меня отсюда вытаскивать и переводить в другую колонию: я неоднократно видел и слышал, как избивают других осужденных, поэтому совесть не позволит мне отсюда бежать — я собираюсь бороться, чтобы помочь остальным. Я не боюсь смерти, и больше всего боюсь не выдержать пыток и сдаться.

Если в России еще не уничтожен «Комитет против пыток», я прошу их помочь в обеспечении права на жизнь и безопасность для меня и других заключенных. Я прошу предать гласности информацию о том, что майор Коссиев напрямую угрожает убийством за попытки жаловаться на происходящее. Я буду рад, если ты найдешь адвоката, который сможет постоянно находиться в Сегеже и оказывать юридическую поддержку.

Время играет против меня. Видеозаписи с камер наблюдения доказали бы и пытки, и избиения, но на то, что они сохранились, остается все меньше и меньше шансов. Если меня сейчас снова подвергнут пыткам, избиениям и изнасилованиям, я вряд ли продержусь больше недели. В случае в моей внезапной скорой смерти тебе могут сказать, что причиной тому стало самоубийство, несчастный случай, выстрел при попытке побега или драка с другим заключенным, но это будет ложью, это будет спланированное администрацией убийство с целью убрать свидетеля и жертву пыток.

Люблю тебя и надеюсь когда-нибудь увидеть. Твой Ильдар.












  • Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе. 

  • МБХ-медиа: Как теперь стало ясно, Петр Верзилов начал самостоятельное расследование, которое привело его к тем же людям, что и нас.

  • Nadya Tolokonnikova: большой прогресс сегодня. большой день. петя к нам возвращается! значит, скорее всего нет никаких необратимых повреждений в головном мозге.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Предупреждение Михаила Ходорковского
21 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Михаил Ходорковский сделал несколько важных заявлений. Они адресованы одновременно обществу, власти и коллегам, которые занимаются расследованием убийства журналистов в ЦАР. «Центр нашего расследования находится в Лондоне. Мои сотрудники в Москве получали лишь отдельные поручения», — сообщает Ходорковский, предупреждая власть о бессмысленности репрессий и провокаций против тех, кто сотрудничает с ним в России. Если центр расследования в Лондоне, то смысл сажать и убивать тех, кто в России, исчезает. Хотя сложно апеллировать к здравому смыслу тех, кто нагромождает одну гору абсурда за другой…
Прямая речь
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе. 
В СМИ
21 СЕНТЯБРЯ 2018
МБХ-медиа: Как теперь стало ясно, Петр Верзилов начал самостоятельное расследование, которое привело его к тем же людям, что и нас.
В блогах
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Nadya Tolokonnikova: большой прогресс сегодня. большой день. петя к нам возвращается! значит, скорее всего нет никаких необратимых повреждений в головном мозге.
Волна точечных массовых репрессий
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Окончательных цифр еще нет, но уже понятно, что в этот раз по итогам акции 9 сентября сотни людей окажутся за решеткой – суды по всей стране только набирают обороты. В Москве против двух демонстрантов возбуждены уголовные дела, их обвиняют в насилии над полицейскими. Наиболее яростно и жестко полицейские и бойцы Росгвардии на этот раз вели себя в Питере. По словам местного депутата Бориса Вишневского, в Петербурге 9 сентября получила принципиально новую трактовку статья Административного кодекса, которая предусматривает арест за неповиновение сотрудникам сил правопорядка. 
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Леонид Волков: Сегодня на улицы городов России вышли лучшие люди страны. Рассыпалась огромная ложь...
В СМИ
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Newsru.com: ...после несанкционированной акции в отношении родителей несовершеннолетних участников мероприятия составлены 73 протокола за неисполнение обязанностей по воспитанию детей.
В блогах
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Владимир Милов: пишите в комментариях к этому посту всю информацию о сроках ареста за акцию 09.09, которые присудили сторонникам Навального в регионах...
Новая «битва за Москву» назначена на 9 сентября
31 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На оккупированной территории России 9 сентября 2018 года пройдет Единый день голосования, в ходе которого намечено «выбрать» 7 депутатов Госдумы, 26 глав регионов и депутатов местных законодательных собраний в 17 субъектах федерации. На оккупированных территориях не бывает оппозиции, поэтому никаких неожиданностей в ходе самого голосования быть не может. А если вдруг где-то что-то и произойдет, на то есть Памфилова, которая все исправит, зачистит и подметет. Оппозиции нет, но есть протестные настроения, для которых Путин создал питательную среду, лишив подведомственную популяцию надежды дождаться пенсий. Настроения – это еще не протест.
Прямая речь
31 АВГУСТА 2018
Леонид Гозман: Власть в ходе блистательной подготовки пенсионной реформы сильно изменила отношение к тем, кто будет с ней бороться.