Медиафрения
24 октября 2017 г.
Медиафрения. Новые герои для новой России
27 СЕНТЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Начну с позитива, а то мало того, что гриппозная осень, так еще и на политическом термометре зимняя стужа. Позитив, правда, не наш, а импортный, но уж какой есть. Короче, папа Франциск 22.09.2016 обратился к лидерам Национальной гильдии журналистов Италии. И хотя то, что он сказал, было мягкой формой критического увещевания, я за итальянских коллег порадовался.

Будучи человеком неверующим, к любым попыткам священников или власти вторгнуться в пределы журналистики я отношусь крайне настороженно и в целом негативно. Однако имеет значение, с чем такой гость приходит, с каким предложением или, не дай бог, требованием. Патриарх Кирилл, например, если обращается к СМИ, то всегда с требованием что-то запретить и в чем-то ограничить.

У нашего национального лидера другой пунктик. Он почему-то постоянно навязывает журналистам идею, что отношения власти и прессы — это прямой аналог секса. Причем не вполне добровольного. То напомнит журналистам, что «кто девушку ужинает, тот ее и танцует». То скажет, что «мужчина должен пытаться, а девушка — сопротивляться». И Путину, и журналистам даже не пришло в голову уточнять, кто в этих изысканных метафорах танцующая и подвергающаяся «попыткам» «девушка», настолько это очевидно вытекает из положения журналистики в России.

И вот как на этом фоне выглядит обращение Франциска, которое вызвано тем, что некоторые итальянские СМИ начали кампанию против мигрантов-мусульман, прямо отождествляя ислам и терроризм и при этом допуская тенденциозность и неоправданные обобщения. Сразу отличие: патриарх Кирилл практически всегда стоит на защите своей церкви и своей религии, Франциск защищает чужую веру.

Патриарх всегда морализирует, а главное, о чем просит Франциск журналистов, — говорить правду, «пройти лишнюю милю в поисках истины». Хотя Франциск обращается к итальянцам, его слова намного актуальнее для тех, кто в России занимает место, предназначенное для журналистики. «Журналистика, в основе которой лежат сплетни или слухи, является формой терроризма. Таким образом СМИ навязывают населению стереотипы». Призыв Франциска «не использовать журналистику в качестве оружия для уничтожения людей и даже целых народов» напрямую относится к путинским информационным войскам, которые стали одной из главных сил, развязавших агрессию против Украины. В общем, в очередной раз повезло католикам с понтификом…

Политические пропорции…

На российском медийном поле минувшая неделя прошла под знаком подведения итогов думской кампании, ее герои выстроились по росту, а точнее, в соответствии со своими политическими массами.

Очень наглядно продемонстрировал свой «вес» лидер ЛДПР, когда решил спеть «Боже, царя храни», после того как Путин вручил ему очередной орден. Впрочем, пением это действо было назвать сложно. Скорее Ж. изложил краткое содержание гимна Российской Империи, или стихотворения Жуковского «Молитва русских». Но сделал это так истово, с такой убежденностью обращал к Путину слова «Сильный, державный, // царствуй на славу, на славу нам!», что казалось: еще чуть-чуть и Ж. брякнется на колени и поползет умолять Путина немедленно возложить на себя императорскую корону и тут же побежит за скипетром и державой, благо все эти три имперских причиндала хранятся на всякий случай недалеко. Мало ли что, вдруг понадобятся.

Понятно, что Ж. — клоун. Понятно, что Путин дунет — и Ж. исчезнет вместе со всей своей ЛДПР. Но формально ведь это лидер парламентской партии, о которой «политологи» всерьез говорят как о «системной оппозиции». После 18.09.2016 все стало как-то откровенней и бесстыдней. Стесняться перестали совершенно. И правда, кого стесняться-то? Все кругом свои!

Другой герой минувшей думской кампании, Вячеслав Мальцев, политическую массу которого, как выяснилось, пришлось взвешивать на аптечных весах, 24.09.2016 провел совместный эфир с Алексеем Венедиктовым. Это были ежедневные мальцевские «Плохие новости», но из студии «Эха». Накануне думской кампании и во время нее были разговоры о «феномене Мальцева». Размер этого феномена политически более-менее прояснился. Официально он равен 0,7%, с учетом кражи голосов, возможно, ближе к 1%. Теперь можно уточнить медийный масштаб этого феномена. Ежедневная аудитория «Эха» примерно плюс-минус 2 миллиона человек. Интерес к «Плохим новостям» с Мальцевым и Венедиктовым, выложенным на сайте «Эха», за три дня проявили 34,6 тысячи человек. Для сравнения: «Код доступа» с Латыниной — 154 тысячи, «Особое мнение» с Шендеровичем — 246 тысяч, с Ириной Прохоровой — 76 тысяч, с Веллером — 73 тысячи, эфир с Невзоровым — 202 тысячи, с Муратовым — 61 тысяча. Желающие посчитать, сколько мальцевых нужно, чтобы уравновесить одного Шендеровича или одну Латынину, могут это сделать самостоятельно.

Значительная часть «Плохих новостей» была посвящена состязанию Мальцева и ААВ в том, кто из них больше уважает Володина. Мальцев отстаивал свой приоритет, ссылаясь на то, что они с Володиным земляки и вместе служили депутатами в Саратове. Венедиктов утверждал, что он и тогда знал и привечал Володина, и упирал на то, сколько они с Володиным вместе выпили всякого. Вообще российские оппозиционеры, сотрудники медиа и правозащитники вполне готовы к всероссийскому конкурсу на лучшую похвалу Володину. Пока приоритет у Людмилы Михайловны Алексеевой, которая в интервьюBBCрассказала о «человечности» Володина, а также о том, как он здорово провел выборы, на которых, по мнению правозащитницы, не было никаких нарушений (!).

Второе место я бы отдал Мальцеву — земляк все-таки. Третье место и медаль с надписью «Бронзовый холуй России» вполне заслужил ААВ. В конкурсе попытался участвовать журналист Кашин с признанием, что Володин «очень крут», и намерением встретить на берегу и обнять Вячеслава Володина, когда его лодка дойдет до этого берега. Это, конечно, не то. Современные нравы требуют более прямого и открытого выражения верноподданнических чувств, поэтому Кашин не может быть конкурентом ни Мальцеву, ни Венедиктову, ни, тем более, Алексеевой.

Все два часа эфира Вячеслав Мальцев поддакивал и подхихикивал Алексею Венедиктову. Например, ААВ принялся обсуждать шансы Володина стать преемником Путина и в качестве важного фактора, понижающего его шансы, указал на имя. «Вячеслав — плохое имя для преемника!» — заявил Венедиктов, глядя в упор на Вячеслава Мальцева. «Хорошее имя — Сергей. Сергей Шойгу, Сергей Иванов, Сергей Нарышкин, а Вячеслав плохое имя для политика», — продолжал дразниться ААВ, глумливо поглядывая на реакцию Мальцева. И тот, угодливо хихикая, поднял вверх большой палец, мол, зачетная шутка, начальник. И так весь эфир: ААВ отпустит одну из своих фирменных шуточек а-ля «аптека за углом», а Мальцев давай смеяться, будто ничего веселее в жизни не слышал.

То, что Мальцев органично вписывается в извечную российскую вертикаль, с ее принципом «я начальник — ты дурак», этот совместный эфир наглядно показал. Стоило Мальцеву начать разговор о своих взглядах, как ААВ его тут же перебивал и почти прямым текстом называл дураком. «Мы, национал-демократы, видим в прямой демократии будущее», — задушевным голосом делится сокровенной мечтой Мальцев. «Вы не можете так серьезно глупости говорить», — обрывает его на полуслове ААВ. На лице Мальцева снова улыбка, и никаких возражений ни по сути, ни по стилистике общения.

Куда девался тот богатырь, который на дебатах грозно дудел на врагов клаксоном и грозил царя Вову на кол посадить? До «царя Вовы» Мальцеву далеко как до звезды, поэтому до него ни брань, ни лесть не долетят, а вот с теми, что в досягаемости, надо выстраивать отношения, которые могут пригодиться. Отношения Мальцев-Венедиктов по своим характеристикам подобны отношениям Ж.-Путин. Эта «формула подобия» позволяет развенчать еще один миф. О том, что Мальцев —это молодой Ж. К счастью, как выяснилось, не тот масштаб. Во сколько раз вес Венедиктова меньше веса Путина, примерно во столько раз Мальцев политически меньше Ж. Вот такое уравнение получается…

Формула обновленной России

У россиян радость: теперь «Воскресный вечер» с Владимиром Соловьевым будет не раз в неделю, а три. Представляете? Целых три праздника в семидневку, один в выходной и два в будние дни, во вторник и в среду. То есть власть решила действовать по формуле «чем меньше денег — тем больше телевизионной дури». Своего рода замещение. Только не импорта, а ценностей: нехватка материальных ценностей замещается суррогатом информации.

Суррогат этот после завершения думской кампании стал демонстративно фальшивым. Шутки Дмитрия Киселева стали напоминать попытки тяжело пьяного рассмешить абсолютно трезвую аудиторию. «Что будет, если Хиллари забеременеет?» — под таким плакатом на заднике студии Дмитрий Киселев в который уже раз пытался иронизировать на тему здоровья кандидата в президенты США от демократов. Вновь следует пожалеть, что у нас нет социологии, способной достоверно узнать, какая доля наших соотечественников способна откликнуться на предложение посмеяться над тем, что политик, которой скоро исполняется 69 лет, может забеременеть, став президентом. Было бы интересно выяснить и социальный портрет тех, чье чувство юмора на одной волне с киселевским.

Обновленной России нужны новые общественные идеалы и новые герои. С этой идеей выступил писатель Проханов в студии Соловьева 26.09.2016. А за час до его выступления такие герои были предъявлены народу в «Вестях недели» Дмитрия Киселева. Один из них совершенно героически плескал мочой из банки на фотографии девушек, выставленные в Центре имени братьев Люмьер. Его тащили к выходу, а он все сопротивлялся и плескал, пока не выплеснул все свое мнение. То, что зловонное содержимое баночки было именно «мнением» героя, подтвердил сам герой своими криками во время процесса «Это мое мнение!», «Это я выражаю свое отношение!».

Те, кто усомнится, что «мочеплескатель» — настоящий герой, могут сами посмотреть «Вести недели» с комментарием Киселева, которым сопровождалось это действо. «Россия имеет право заявить о своей культурной самобытности», — объяснил Дмитрий Киселев смысл происходящего. Человек, от имени России заявивший о ее культурной самобытности да еще бесстрашно предъявивший общественности эту самобытность, бережно хранимую в баночке, — несомненный герой, а кто же еще.

Другим героем обновленной России в «Вестях недели» стал новоиспеченный думец Виталий Милонов, который сообщил, что в политике необходимы провокации. После чего пообещал россиянам, что готов принести себя в жертву и лично устраивать эти провокации на благо соотечественников.

Тем временем недобитый Левада-Центр выяснил, что 80% россиян на себе почувствовали кризис, а 60% убеждены, что этот кризис надолго. Вопрос, насколько нехватка денег на жизнь может быть успешно компенсирована повышением дозы телевизионного наркотика, будет проверен практикой в самое ближайшее время.


Фото: Александр Щербак/ТАСС и Иван Секретарев/AP/TASS












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира. 
Медиафрения. Премия Соловьева и «Золотой стандарт» российского ТВ
5 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
То, что когда путинский режим рухнет, главные его нынешние апологеты возглавят борьбу за депутинизацию России, настолько общее место, что даже неловко об этом напоминать. В ту секунду, когда и если Путина повезут в Гаагу, Киселев и Соловьев выйдут в эфир и расскажут, как они, рискуя свободой, а может, и жизнью, боролись с режимом, подрывая его изнутри. И в качестве одного из доказательств этой подрывной деятельности Киселев вполне может предъявить революционной общественности программу «Вести недели» от 3.09.17, в которой был продемонстрировал большой фрагмент из выступления Путина перед школьниками 1.09.17.
Медиафрения. Апология пошлости
29 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе состоялась премьера Андрея Малахова в качестве ведущего шоу «Прямой эфир» на «России 1». Теперь это шоу так и называется: «Андрей Малахов. Прямой эфир». Состязание двух главных генераторов пошлости в российском телевизоре – «Пусть говорят» Малахова на Первом и «Прямой эфир» Корчевникова на «России 1» – закончилось. За явным преимуществом победил Малахов. Как и положено победителю, Малахов пришел на побежденную территорию в качестве хозяина. Борис Корчевников, чья пошлость оказалась более тусклой, более унылой и менее изобретательной, чем малаховская пошлость, хоть и проиграл в этом состязании, но «по жизни» оказался даже в выигрыше. Теперь его унылая пошлость будет полностью востребована на канале «СПАС», которым он нынче руководит.
Медиафрения. Бесполезные идиоты
22 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Хорошая новость. Прекратил вещание телеканал «Лайф». Без малого четыре года это детище Габрелянова отравляло своим содержимым мозги и души россиян. 18.08.2017 телеканал «Лайф» сделал соотечественникам последнюю инъекцию и помер. Осталась память. О том, как собственный корреспондент телеканала Юлия Иванова предлагала врачу деньги за то, чтобы он ей первой позвонил, как только умрет Эльдар Рязанов. О том, что телеканал «Лайф» был одним из главных орудий в войне с Украиной и с российской оппозицией. Арам Ашотыч отличался от всех других руководителей путинских СМИ прямодушием и искренностью. Он никогда не скрывал, что все, кто приходит к нему на службу, должны оставить за порогом мозг и совесть.
Медиафрения. Русская Клио, лживая и обидчивая
15 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Юлия Латынина опубликовала в «Новой газете» от 14.08.17 материал на трех полосах под названием «Он всех строит». С подзаголовком «Собянин опять все перекопал? И правильно сделал». Если бы это было другое издание, на этот текст можно было бы не обращать внимания. И даже если бы это была просто очередная публикация Юлии Латыниной. Мало ли у нее бывало текстов разной степени странности и сомнительности? Но тут в конце статьи опубликована реплика за подписью главного редактора «Новой газеты Дмитрия Муратова: «Я разделяю точку зрения обозревателя». И вот это уже интересно. Обычно в «Новой» пишут прямо противоположное: мол, редакция может не разделять мнение обозревателя.