Борьба с коррупцией
13 декабря 2017 г.
Последние битвы за последние деньги в последние времена
10 СЕНТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

В минувшую среду Сыктывкарский городской суд заключил под стражу на два месяца руководителя энергетической компании «Т-плюс» Бориса Вайнзихера и одного из крупнейших акционеров «Реновы», многолетнего ближайшего партнера Михаила Вексельберга Евгения Ольховика. В деле есть и третий фигурант – уже покинувший пост гендиректора «Вымпелкома» Михаил Слободин, который несколько лет назад возглавлял «Т-плюс». Впрочем, г-н Слободин в пожарном порядке успел покинуть не только высокий пост в «Вымпелкоме», но и территорию Российской Федерации. Он объявлен в федеральный розыск. Все эти господа подозреваются в систематической даче взяток в период с 2007 по 2014 год тогдашнему руководству республики Коми. (Именно поэтому суд, определявший меру пресечения, проходил в Сыктывкаре, куда подозреваемые были этапированы из Москвы.) По мнению следствия, общая сумма, переданная должностным лицам бизнесменами за несколько лет, составляет около 800 миллионов рублей. Как следует из материалов судебного заседания, изобличающие показания на руководителей энергетической компании дал бывший зампред республиканского правительства Константин Ромаданов, который сам в данный момент является фигурантом уголовного дела местного губернатора Гайзера. А в те времена он в правительстве Коми как раз отвечал за энергетический сектор. Следствие полагает, что взятки руководителям Коми давались за необоснованное завышение тарифов, что в конечном итоге привело к возникновению фактически неподъемного долга республиканского бюджета перед энергетической компанией.

Итак, мы имеем дело с классической, уже, можно сказать, хрестоматийной схемой наезда. В период расследования одного уголовного дела внутри наметились побочные перспективы. Силовики, почувствовав, что Ромаданов готов «колоться», быстро нащупали золотую жилу и определили направление его показаний. Но мы не можем исключать и другого сценария, при котором энергетики действительно на протяжении многих лет подкармливали руководство Коми. Вся штука в том, что состояние отечественной правоохранительной и судебной систем таково, что шансов узнать правду у общества фактически нет.

За захваченных бизнесменов развернулась нешуточная борьба. Открыто на стороне плененных энергетиков выступили Михаил Вексельберг и Анатолий Чубайс. Нет никаких сомнений в том, что в кулуарную схватку за судьбу людей и активов, что за ними стоят, включились и Игорь Шувалов, и Аркадий Дворкович, и Алексей Кудрин. Другими словами – вся системно-либеральная рать. Тут порядок действий следующий – понять, откуда «прилетело», попробовать договориться и, уж если не получится, стучаться к высшему арбитру. К Путину, разумеется…

На первый взгляд кажется, что у защищающейся стороны шансы неплохие. Похоже, ничего кроме показаний бывшего вице-премьера Коми у силовиков нет. Даже адвокат главного фигуранта дела г-на Гайзера поспешил заверить общественность, что его подзащитный ни на какую сделку со следствием не шел и показаний по новым обстоятельствам не давал. То есть мы имеем «слово против слова». Причем, слово это произнес один чиновник, который к тому же сам находится под следствием. Другими словами, пока арест Вайнзихера и Ольховика и объявление в розыск Слободина выглядят как абсолютный и откровенный «беспредел». Это обстоятельство могло бы стать важным аргументом в разговоре с президентом – дескать, силовики распоясались, потеряли берега, почувствовали собственную безнаказанность. Так, гладишь, Владимир Владимирович, скоро на голову сядут… Еще какое-то время назад этот аргумент казался крайне убедительным и важным. Тогда Путин считал необходимым сохранять определенный баланс в борьбе «либералов» и «силовиков», не давая возможности ни одной из сторон чрезмерно усилиться. Но теперь ситуация изменилась – зависимость Владимира Путина от силовой составляющей своего окружения возросла многократно.

Президент прекрасно осознает, что, если нарастающий экономический кризис, в конце концов, приведет к серьезным народным волнениям, опереться в попытке удержать власть в своих руках он сможет только на лояльных силовиков. А лояльность в условиях схлопывания ресурсной базы стоит все дороже и дороже. Словом, я думаю, что Чубайсу и Ко в этот раз ничего отбить не удастся. А вот откупиться – возможно.

Фото Николай Галкин/ТАСС














  • Леонид Гозман: Алексей Улюкаев оказался из тех людей, для которых подобные потрясения становятся мотивацией к развитию. Его слова – это шаг вперёд.

  • Коммерсант: Улюкаев пообещал до конца жизни защищать слабых, попросил суд «подняться над завесой инсинуаций и лжи» и поздравил присутствующих с Новым годом.

  • Рыклин Александр: Последнее слово Алексея Улюкаева - из тех речей, что в корне меняют, переворачивают представление о человеке...

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Улюкаева
8 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Последнее слово подсудимого – это не только важная часть судебного процесса, но и иногда существенный факт в биографии человека, уточняющий представление о нем. А в некоторых случаях последнее слово становится важным историческим документом или даже литературным событием. Таковы последние слова Сократа, Джордано Бруно или, например, пятичасовая речь Фиделя Кастро 16.10.1953. При всех различиях между этими тремя людьми, а также, несмотря на весьма разные роли каждого из них в истории человечества, их заключительные слова, обращенные к судьям, стали документами эпох.
Прямая речь
8 ДЕКАБРЯ 2017
Леонид Гозман: Алексей Улюкаев оказался из тех людей, для которых подобные потрясения становятся мотивацией к развитию. Его слова – это шаг вперёд.
В СМИ
8 ДЕКАБРЯ 2017
Коммерсант: Улюкаев пообещал до конца жизни защищать слабых, попросил суд «подняться над завесой инсинуаций и лжи» и поздравил присутствующих с Новым годом.
В блогах
8 ДЕКАБРЯ 2017
Рыклин Александр: Последнее слово Алексея Улюкаева - из тех речей, что в корне меняют, переворачивают представление о человеке...  
Тринадцать друзей Керимова
5 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник внимание активной отечественной общественности было приковано к разнообразным судебным разбирательствам как внутри страны, так и за ее пределами. Начнем снаружи. Те, кто делает все возможное, чтобы попытаться разрешить проблему российского миллиардера Сулеймана Керимова, обвиняемого во Франции в отмывании денег и неуплате налогов, придумали, как им представляется, изящный ход. Тринадцать кавалеров ордена Почетного легиона из самых разных слоев российского общества (есть даже один полярный исследователь) написали письмо президенту Франции Эммануэлю Макрону с просьбой облегчить досудебную жизнь Сулеймана Керимова
Прямая речь
5 ДЕКАБРЯ 2017
Зоя Светова: Происходящее по театральному делу — беспрецедентная история... Вчера мы в очередной раз услышали, что следствие предъявляло фигурантам поддельные протоколы допросов других фигурантов.
В СМИ
5 ДЕКАБРЯ 2017
REGNUM: Издание Nice Matin уточняет, что деньги были ввезены в чемоданах — по €20 млн в каждом. Вес одного чемодана составлял около 45 килограммов.
В блогах
5 ДЕКАБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Интеллигенция пропустила момент, когда на смену стилистическим разногласиям с властью пришли физиологические.
Transparency International о борьбе с коррупцией в Грузии
4 ДЕКАБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня Грузия стала лидером региона по борьбе с коррупцией. Согласно Индексу верховенства закона Transparency International (в странах мира 2016 года), среди стран Восточной Европы и Центральной Азии по уровню отсутствия коррупции Грузия заняла первое место. По данным этой организации, а также данныи Баромет из Швейцарии только 12% населения страны считают коррупцию одной из самых больших проблем страны. В общем рейтинге условий ведения бизнеса Всемирного Банка Doing Business за 2017 год  среди 198 стран мира Грузия занимает шестнадцатое место и третье — по признаку затруднений при выдаче разрешений на строительство.
Важно понимать: как побороть коррупцию на деле?
4 ДЕКАБРЯ 2017 // НИКОЛАЙ ЖДАНКИН
Коррумпированность во власти и в социальной сфере в России достигла уровня, при котором страна несет серьезнейшие потери в экономике, в эффективности управления, в качестве жизни, в доверии к государственным институтам. Мы уже подошли к той опасной черте, за которой начинается хаос и неразбериха, когда люди, недовольные действиями власти, выходят на улицу и требуют от слов, которые уже давно всем надоели, перейти к делу. Нужна реальная и не виртуальная борьба с коррупцией.