Реформа РАН
26 сентября 2017 г.
Мединский и Институт наследия
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Российская наука оказалась в системном кризисе. Действия «эффективных топ-менеджеров» способствуют ее деградации. Их прессинг затронул не только академические сферы, не только Минобрнаки, но и ведомство господина Мединского. Об этом свидетельствует, в частности, ряд скандальных увольнений в Российском научно-исследовательском институте культурного и природного наследия, находящегося в ведении Минкульта.

Основатель института Юрий Веденин попал под раздачу первым. Он всегда выступал против излишней коммерциализации культурного наследия. И эта его принципиальная позиция встала кое-кому поперек горла. Веденина сначала переместили из директоров в главные научные сотрудники, а затем вынудили уйти.

Институт стал стремительно меняться. Ему навязали цензурные функции, закрыли многие важные направления. В частности, подразделения, занимавшиеся усадебной культурой, краеведением, комплексными региональными программами охраны наследия, редакционно-издательской деятельностью.
Настоящие ученые вынуждены были искать другое место применения своих творческих сил. Так, был уволен руководитель подразделения, занимавшегося комплексными исследованиями и проектированием исторических территорий Центрального региона России Сергей Чернов. Он выразил несогласие с политикой Минкульта по организации достопримечательного места «Древний Радонеж». Страшный криминал! За ним последовал замдиректора по научной работе и руководитель подразделения комплексных региональных программ по сохранению наследия Павел Шульгин.
Примеры легко множить. Вот последний случай. Новый директор института Арсений Миронов, большой, к слову, специалист по освоению финансовых потоков, уволил за прогулы завотделом культурных ландшафтов и традиционного природопользования Марину Кулешову. Дело, конечно, не в прогулах. Просто в последнее время Кулешова опубликовала ряд откровенных текстов о ситуации в подведомственном Минкульту учреждении.

В частности, она писала о том, что кадровая политика института вызывает большие вопросы. В открытом письме Кулешова вместе со своими коллегами спрашивает у новоиспеченного директора: «Куда подевались бюджетные средства, выделявшиеся Институту в 2013-2014 гг., когда в Институте администрировал П.Е. Юдин? Что за специалисты числятся теперь в Институте и как их оплата соотносится с их вкладом в научные исследования Института? Где и кто применяет результаты их исследований? Каким образом люди без должной квалификации и опыта назначаются руководителями научных направлений? Каким образом по указанию дирекции в научные подразделения Института зачислялись подставные лица без ведома руководителей научных подразделений, и кто ответит за финансовые расходы по их содержанию в ущерб работающим членам коллектива? Кому и за какие заслуги перед Отечеством выплачивались заработные платы и премии в сотни тысяч руб.?».

Миронов убрал со своего пути ненужную свидетельницу своих «подвигов». Замечательна формулировка увольнения: «за прогул». Под прогулом понимается работа ученого вне стен института: в библиотеке, в архиве, в полевых условиях.

При Веденине в Институте наследия было два присутственных дня. С наступлением совка все рабочие дни недели стали присутственными. Но, поскольку Кулешова не давала своего согласия на изменениеусловий бессрочного трудового договора в части режима работы, ссылка на который зафиксирована в трудовом договоре, то она продолжала свою профессиональную деятельность в прежнем ритме.

Об этом можно было бы вовсе не говорить, если бы в действиях Миронова не просматривалась общая тенденция «эффективного руководителя» наукой: построить всех по ранжиру, установить жесткий режим, а само содержание работы заболтать, отдать его на откуп пиару.

Увы, дирекция института, претендуя на роль вершителя судеб всемирного наследия, рубит сук, на котором сидит. Недавно руководство заявило о работе учреждения по новой номинации «Заповеданное Кенозерье». И при этом умудрилось уволить всех пятерых сотрудников, которые конкретно занимались этим направлением.

Ведомство Мединского сотрясают скандалы. Внимание общества привлекли, прежде всего, весенние события, связанные с финансовыми махинациями в министерстве. Понижение уровня науки в подведомственном Минкульту заведении, конечно, не так бросается в глаза. Но и эта история требует общественного внимания.

Фото: Александр Щербак/ТАСС












  • Анна Дыбо: Скорее всего продолжается старая аппаратная игра, или спецоперация, являющаяся, в конечном итоге, рейдерским захватом.

  • АБН: На прошлой неделе академик Владислав Панченко попросил отложить выборы главы РАН на полгода и за это время описать в уставе более прозрачную процедуру.

  • Dmitry Zagubny: Ну как же, такие деньги и частично мимо "Озера", непорядок! Не могу подобрать приличных слов

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Владимир Путин обиделся на академиков и все им ущемил
21 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Сегодня какой-нибудь профильный клерк в АП просматривает заголовки статей и ухмыляется: «Скандал вселенского масштаба», «Колоссальный скандал», «Академикам запретили выбирать». «Какие же они трепетные эти наши генералы науки, раскудахтались-то как, — недоумевает наш клерк. — А всего-то — перенесли на несколько месяцев выборы президента. Подумаешь, несчастье…» Действительно, «ведь не в тюрьму и не в Сучан, не к высшей мере, и не к терновому венцу колесованьем, а как поленом по лицу — голосованьем»… Впрочем, голосованья-то как раз и не было. Его отменили по настоятельной просьбе вышестоящей организации.
Прямая речь
21 МАРТА 2017
Анна Дыбо: Скорее всего продолжается старая аппаратная игра, или спецоперация, являющаяся, в конечном итоге, рейдерским захватом.
В СМИ
21 МАРТА 2017
АБН: На прошлой неделе академик Владислав Панченко попросил отложить выборы главы РАН на полгода и за это время описать в уставе более прозрачную процедуру.
В блогах
21 МАРТА 2017
Dmitry Zagubny: Ну как же, такие деньги и частично мимо "Озера", непорядок! Не могу подобрать приличных слов
Научпоп как зона внутренней эмиграции
24 ФЕВРАЛЯ 2016 // ОЛЬГА ОРЛОВА
Премия Министерства образования и науки «За верность науке» вручается лучшим популяризаторам всего второй год. Но даже за этот короткий срок в области научпопа произошло столько взаимоисключающих вещей, что само по себе выводит эту область за рамки традиционной специализированной журналистики. Научная журналистика и научно-популярные проекты и акции стали настолько заметным явлением в нашей интеллектуальной среде, что к ним обратились даже те, кто далек от сферы науки. В течение одного года сначала Дмитрию Зимину, основателю фонда «Династия», министр образования и науки вручает специальную премию за меценатство и поддержку науки, а через девять месяцев фонд, проработавший с невероятной эффективностью десять лет, закрывается в связи с присвоением ему Минюстом статуса иностранного агента. А еще через месяц на церемонию премии «Просветитель», основанную тем же Дмитрием Зиминым, собирается оппозиционный бомонд.
Реформа без бенефициара
8 ИЮНЯ 2015 // ОЛЬГА ОРЛОВА
Реформа науки, объявленная летом 2013 г., только теперь началась по-настоящему. Министерство образования и науки и Федеральное агентство научных организаций подготовило пакет документов, который в корне изменит научный ландшафт России. Количество ученых сократится в три раза, а последним «камикадзе» будут давать задание чиновники. Об этом говорили участники Третьей конференции научных работников, прошедшей в Москве. Все началось в июне 2013 года, когда правительство представило проект закона о Российской академии наук, который вызвал шок даже у самых активных сторонников реформы.