Медиафрения
18 августа 2017 г.
Медиафрения. Апология антигуманизма
12 ИЮЛЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

После выборочного просмотра в течение минувшей недели нескольких программ российского телевидения и нескольких номеров российских газет я попробовал подвести содержание всего просмотренного-прочитанного под некий общий знаменатель, убрав из этого знаменателя сугубо пропагандистскую составляющую. То, что «Крымнаш», «Путинопятьвсесделалправильно» и «Обамачмо», — это понятно. А что еще? Какой мировоззренческий посыл несут наши СМИ аудитории? Ответ на этот вопрос получился пугающим.

Программа «Время покажет» от 7.07.2016. Ведущий Петр Толстой обсуждает проблему кризиса европейских ценностей. В студии идет спокойное обсуждение того, как гибнет Европа, погружаясь все глубже в бездну гомосексуализма и толерантности. Толстой, произнося слово «толерантность», весь передергивается, будто ненароком взял в рот незнакомого скорпиона.

Еще одно слово очень не нравится Петру Толстому — «гуманизм». «Вот, — говорит Толстой, — те идеи, которые нам навязывают, насколько они совершенны? Вот, например, идея гуманизма». Когда Петр Толстой, вытянув губы в трубочку, выплюнул из себя неприятное слово «гуманизм», стала совершенно очевидна глупость тех, кто пытался навязывать ему эти чуждые идеи.

Один из таких навязывателей немедленно обнаружил себя в студии. Им оказался политик Леонид Гозман, который, правда, не стал защищать европейские ценности, а попытался увести разговор в сторону и переключить его на наши проблемы. Мол, при нашей Кущевке, при нашем Чайке, при нашем Рогозине стоит ли нам беспокоиться о европейских ценностях, пусть ими европейцы занимаются, а нам надо заняться кризисом собственных ценностей.

В качестве доказательства того, что нам есть чего стыдиться, Гозман привел прошлую войну в Афганистане, сказав, что мы убили там миллион или два миллиона афганцев. В ответ Петр Толстой заявил, что главной нашей ошибкой было то, что мы ушли из Афганистана. А когда Гозман попытался спросить, значит ли это, что нам надо было вести войну до последнего афганца, его микрофон успели приглушить, так что его почти не стало слышно.

Зато голос военного обозревателя газеты «Завтра», эксперта Изборского клуба Владислава Шурыгина, наполнил студию до краев, когда он стал опровергать сказанное Гозманом. «Если ваши потери (Шурыгин, видимо, имел в виду все же не потери Гозмана, а убитых афганцев) разделить на число дней, то получится, что каждый день наши солдаты утилизировали по две тысячи афганцев».

Владислав Шурыгин, конечно, весьма специфический персонаж, но даже от него было несколько непривычно слышать глагол «утилизировать», примененный по отношению к людям. Как-то сразу повеяло духом Третьего рейха, где людей не просто убивали, а именно «утилизировали», то есть массовые убийства совершались разумно и продуманно, с научным подходом: из фарша с костями делали удобрения, варили мыло, в дело шли кожа и волосы. И то, что в студии Первого канала на этот жуткий глагол никто, кроме Гозмана, не обратил внимания, никто не возмутился, не одернул Шурыгина, свидетельствовало о каком-то заметном сдвиге в той части общества, где обитают все эти шурыгины, прохановы и толстые.

Толстой даже объяснил, почему он считает идею гуманизма глубоко порочной на современном этапе. Оказывается, она мутировала. Сначала, объяснял Толстой, в центре мироздания был человек, потом — его желания, а сейчас и вовсе — извращения. Ну а с извращенцами нам, естественно, не по пути.



«Хорошо бы повесить Тони Блэра!»

Запад постоянно делает подарки российской пропаганде. Просто в силу своей открытости и в силу того, что занят своими внутренними делами и совершенно не заботится об имидже, а тем более о том, что о нем подумают или скажут в России.

Очередным таким подарком стал доклад сэра Джона Чилкота, сделанный им в Лондоне 6.07.2016. Речь в докладе шла о войне в Ираке и об ответственности за нее тогдашнего британского премьера Тони Блэра. Из доклада следовало, что Тони Блэр, руководствуясь исключительно чувством верности своим союзническим обязательствам по отношению к США, совершенно необоснованно, по мнению автора доклада, втянул Великобританию в войну против Ирака, в результате чего погибло множество людей.

«Повесить?» — с таким плакатом на заднике студии Дмитрий Киселев начал этот сюжет в «Вестях недели» от 10.07.2016. Сюжет был довольно продолжительный, и единственным его содержанием было обсуждение того, в какой форме Тони Блэр должен нести ответственность. Собственно, и обсуждения-то никакого не было, поскольку Киселев в студии был один. Прокурор, адвокат и судья в одном лице.

Но это было бы слишком просто: сказать один раз, что Тони Блэра надо повесить, и переключиться на другие сюжеты. А как же растянуть удовольствие? А как же творчество? Ведь Дмитрий Киселев не какой-то вам дешевый пропагандон — он мастер пропаганды, почти Геббельс! Марсель Пруст в «Поисках утраченного времени» на тридцати страницах описывает, как человек ворочается в постели перед сном. Потому что Мастер! А Киселев чем хуже? И он тоже минут десять, сначала с блаженной улыбкой на упитанном лице, рассказывает, что «Тони Блэр должен ощущать на своей шее покалывание пеньковой веревки». При этом Киселев даже немного прикрывает глаза, чтобы представить себе это приятное зрелище. После чего пускается в рассуждения о том, как бы это было славно, если бы Тони Блэра повесили. Сколько бы от этого было всем пользы. Ведь тогда никто не посмел бы вторгаться на чужую территорию и убивать там людей. И, вы знаете, мне почему-то показалось, что в этот момент Киселев действительно не понимает, что «покалывание пеньковой веревки на шее» должен ощущать совсем не Тони Блэр, и уж, во всяком случае, не он в первую очередь. Если подходить с такими мерками ответственности за акты вторжения, то первым пеньковый галстук должен примерить тот, кто учинил вторжение в Грузию, украл Крым, ведет войну с Украиной и бомбит все что попало в Сирии.

ТАСС

Другой важный сюжет с противного Запада был про саммит НАТО в Варшаве и назывался он «НАТО лезет к нам». Хотя, судя по тому, что было видно на экране, это именно «Россия 1» в лице милейшей Ольги Скабеевой лезла к НАТО. Больше всего Ольгу Скабееву интересовали на этом саммите представители Украины, президент Порошенко и депутат Савченко, но именно они почему-то категорически не хотели общаться с российским телевидением. Савченко на все вопросы отвечала по-украински: «Не розумiю». После чего резко ускоряла движение. Попытки Скабеевой уговорить Савченко общаться на русском и ссылки на то, что депутат Верховной рады прекрасно владеет русским языком, успеха не имели.

Общение с Порошенко у Скабеевой тоже не задалось. Сначала оператору «России 1» не дал снимать Порошенко охранник украинского президента, а потом, когда Скабеева все-таки попыталась задать свой вопрос, Порошенко потребовал от Скабеевой, чтобы Россия убрала свои войска из Украины. Скабеева войска не убрала, но почему-то обиделась и в отместку начала снимать про своих обидчиков компромат и говорить про них всякие гадости. Про Савченко было сказано, что она приехала на саммит НАТО не босиком, зато без макияжа. Кроме того, российское телевидение обнародовало важную информацию о том, что Савченко много и с удовольствием ест. Видимо, Скабеева надеялась, что россияне будут теперь хуже относиться к Савченко и ко всей украинской власти.

Кроме того, Скабеева узнала на саммите НАТО важную стратегическую информацию и рассказала всем россиянам. Оказывается, президент Украины Порошенко приехал на саммит НАТО в носках с рваными пятками. Эта важнейшая, полученная, видимо, с риском для жизни информация была, пожалуй, главной новостью, которую россияне узнали о Североатлантическом блоке да и вообще о том, что произошло в мире за неделю.



«Мы вырвем кровавые клыки империализма!»

Если кто-то решил, что цитата, которую я поставил в качестве подзаголовка, взята из передовицы газеты «Правда» тридцатых годов прошлого века, то он ошибается. Это было сказано 10.07.2016 в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Автор цитаты — эксперт Игорь Коротченко. Но сказать эту дивную фразу мог бы любой из присутствующих в студии. Кроме, пожалуй, политолога Николая Злобина, который в принципе с вырыванием кровавых клыков был готов согласиться, но постоянно требовал анестезии, чтобы империализму было не так больно.

Чтобы понять, что произошло с Россией и нами за два последних года, надо сравнить риторику программ того же Соловьева в 2014-м и в нынешнем 2016 году. Если два года назад кровожадные истерики Ж. были все-таки если и не эксклюзивом, то уж точно выделялись на фоне прочих своим безумием, то сегодня те же Коротченко с Багдасаровым и Сатановский с Эскиным вполне успешно конкурируют с ветераном российского мракобесия.

Причем если Ж. стал фигурой вполне комедийной и все его кровожадные реплики ведущие стараются подать как некие репризы старого заслуженного клоуна, то вышеперечисленная четверка претендует на статус серьезных экспертов и именно так ведущими и подается.

Все эти «эксперты» вот уже два года усердно и истово призывают страну к большой войне.

Игорь Коротченко (обращаясь к Злобину как к представителю США): «Нужен военно-политический ответ, и вы получите его. Если надо, получите и кузькину мать!». «Нам надо официально объявить, что все территории постсоветского пространства являются зоной российских интересов. Россия и Донбасс должны стать общей территорией. В странах СНГ нам нужны послы с зубами. Мы должны показывать зубы! (Накручивает себя и переходит на крик). Эта порода англо-саксов понимает только одно — силу!».

Семен Багдасаров очень хочет развязать войну одновременно с Украиной и Турцией, а также усилить бойню в Сирии: «Нам пора переходить к решительным действиям! Что нам дал Минск-2? Зачем мы останавливаем патриотов ДНР и ЛНР? Сирия! Если армия наступает — не останавливайте ее! Хватит перемирий! Никаких перемирий! Почему в Киеве сидит антироссийский режим?! Мы должны действовать жестко!».

Авигдор Эскин был очень озабочен тем, что в городе Киеве переименовали Московский проспект в проспект имени Степана Бандеры. Он решил, что на этом основании Россия должна срочно объявить Украине войну: «Мы все ждем от России открытия второго фронта. Я считаю, что страна, увековечивающая память убийц, должна быть лишена суверенитета!». И никому в студии Соловьева не кажется странным, что израильский публицист на государственном российском телевидении прямым текстом призывает Россию начать с Украиной войну за уничтожение ее государственности.

В России за два года после Крыма сложилась вполне отчетливая идеология. Это идеология антигуманизма. Она, эта идеология, существует и продвигается по факту. Без фиксации в каких-то программных документах, кодексах, официальных доктринах. Мы вряд ли услышим с высоких трибун лозунги типа «Человек человеку – волк» или «Давайте все друг друга ненавидеть». Нет. Но, отрицая европейские ценности, фундаментом которых является гуманизм, Россия неизбежно приходит к его противоположности.

Идеология антигуманизма в своем открытом виде редко поднималась на щит. Как правило, ее старались прикрыть и припудрить, обернуть в какой-то красивый фантик. В обнаженном виде под своим именем антигуманизм предстал последний раз в трудах и выступлениях французского неомарксиста Луи Альтюссера, который провозглашал «конец человека» и радовался «смерти субъекта». Ему, как и многим марксистам, был интересен не человек, а «производственные отношения». Впрочем, Альтюссер страдал маниакально-депрессивным психозом, и это, видимо, сказалось на его творчестве…

Что же касается развития идей антигуманизма в России, то, несмотря на то, что в теоретическом плане они пока не слишком разработаны, в плане практическом эти идеи живут и уже побеждают. В многочисленных «законах подлецов», «яровых-озеровых», а также в повседневной практике государства, в котором все меньше остается места для человека. А идеологию антигуманизма уже давно и успешно разрабатывают во всяких Изборских и Зиновьевских клубах. Только называется она — «Русский мир».













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Русская Клио, лживая и обидчивая
15 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Юлия Латынина опубликовала в «Новой газете» от 14.08.17 материал на трех полосах под названием «Он всех строит». С подзаголовком «Собянин опять все перекопал? И правильно сделал». Если бы это было другое издание, на этот текст можно было бы не обращать внимания. И даже если бы это была просто очередная публикация Юлии Латыниной. Мало ли у нее бывало текстов разной степени странности и сомнительности? Но тут в конце статьи опубликована реплика за подписью главного редактора «Новой газеты Дмитрия Муратова: «Я разделяю точку зрения обозревателя». И вот это уже интересно. Обычно в «Новой» пишут прямо противоположное: мол, редакция может не разделять мнение обозревателя.
Медиафрения. Старик и рыба
8 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Социологи часто спрашивают людей о том, кого они считают лучшим политиком, лучшим писателем, историческим деятелем. Помимо прочего такие вопросы служат неплохим индикатором политических и ценностных ориентаций. Например, выбор Сталина или Ивана Грозного о многом свидетельствует про самого выбравшего, равно как и выбор Сахарова или Гавела. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, выступая 6.08.17 в программе «Без посредников», признался радиослушателям: «Вы знаете, я считаю, что Малахов — это лучший российский телеведущий. Я считаю, что равных ему на российском телевидении — вот профессионально — нет!».
Медиафрения. Ударим по санкциям военно-морским парадом!
1 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сначала о двух расставаниях. Поэт Андрей Орлов (Орлуша) сообщил, что больше не будет приходить на «Эхо Москвы». Он сказал об этом 29.07.17 в эфире программы Ксении Лариной «Культурный шок», где он вместе с режиссером Владимиром Мирзоевым обсуждал проблему совместимости духовности и юмора. Эфир был, кстати, весьма содержательным, а заявление поэта Орлова, сделанное в середине программы, и Мирзоев, и Ларина встретили с пониманием, и в ходе возникшего экспромтом «персонального дела» поэта Орлова «подсудимый» был полностью оправдан. 
Медиафрения. «Психиатра в студию!»
25 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Из России убегает «Сименс». Если выделить главную причину бегства германского концерна, то он бежит от путинской лжи. В прошлом году российский президент обещал Зигмару Габриэлю, который тогда служил министром экономики и энергетики ФРГ, что газовых турбин «Сименс» в Крыму не будет. Наврал, как обычно. Турбины немецкого концерна в Крыму обнаружились. Теперь «Сименс» бежит из России. Зато в России остается депутат Ирина Яровая, закон имени которой по минимальной оценке должен обойтись российской экономике в 33 млрд долларов. Но тут выяснилось, что это еще не все. Поскольку Яровой очень любопытно потискать ручками и поглядеть глазками на персональные данные не только граждан России, но и граждан ЕС, то в этой части ее желание вошло в противоречие с законодательством данного Союза. 
Медиафрения. История — продажная девка русофобии
18 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Рамзан Кадыров в своем интервью каналуHBORealSportsвышел за пределы главной темы, а именно, боев без правил, и дал глубокий геополитический анализ современности. Про то, что в Чечне не бывает геев, а есть только шайтаны, было ожидаемо и рутинно. Намного более бодряще звучали заявления, что «Америка не такое сильное государство, чтобы Россия считала его своим врагом», и уверение, мол, если что, «мы весь мир раком поставим». Можно, конечно, списать это на пустое бахвальство одуревшего от безнаказанности местного диктатора. Но с учетом того, что данный персонаж занимает по сути второе место в табели о рангах нынешней российской империи, имеет лично преданную ему автономную армию и залит кровью по самую макушку, в мире эротические фантазии главы Чечни сочли разумным принять к сведению.
Медиафрения. Трампозависимость
11 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Макс Вебер насчитывал три типа легитимности политической власти: традиция, харизма и демократические правовые процедуры. В путинской России после G20 в Гамбурге добавился четвертый: признание со стороны Дональда Трампа. «Господин назначил меня любимой женой!» — радостно кричала освобожденная женщина Востока Гюльчатай. «Трамп признал Путина ровней и говорил с ним 2 часа 16 минут!» — уже третьи сутки бьются в пароксизме счастья государственные СМИ суверенной России. «Путин с Трампом делили мир, как Сталин с Рузвельтом и Черчиллем в Ялте 1945-го», — захлебываются «политологи». Михаил Горбачев сообщил прессе, что встреча Путина с Трампом напомнила ему его встречу с Рейганом, и выразил надежду, что последствия будут похожими…
Медиафрения. Русское народное двоемыслие в условиях путинизма
4 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе самое яркое и значимое медийное событие вновь было в жанре интервью. До этого российский официоз и «примкнувший к нему Кашин» восхищались большой «журналистской удачей» провокатора, который пытался взять интервью у Светланы Алексиевич и после того, как Нобелевский лауреат, прервав беседу, запретила его печатать, опубликовал интервью вопреки воле собеседницы в агентстве «Регнум», да еще и «отредактировал» ее ответы. В отличие от провокации в «Регнуме», которой так восхищались федеральные телеканалы, «Новая газета» силами своего спецкора Павла Каныгина сделала очень важную журналистскую работу, опубликовав интервью со Светланой Агеевой, матерью ефрейтора Агеева, попавшего в плен в Луганской области...
Медиафрения. «Нобелевка докатилась!», или «Киселев в шерсти»
27 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Чтобы оценить масштаб преступления, которое совершил путинский телевизор по отношению к мозгам россиян, надо посмотреть на рейтинг выдающихся личностей, который в очередной раз измерил и опубликовал Левада-центр. Вот первая пятерка тех, кто, по мнению россиян, является самым выдающимся человеком в мировой истории: 1.Сталин – 38%; 2-3. Путин и Пушкин – по 34%; 4. Ленин – 32%; 5. Петр Первый – 29%. Два существенных дополнения. Из первой двадцатки выдающихся людей только двое иностранцев: Эйнштейн и Ньютон, и те в самом конце списка на предпоследнем месте с 7% голосов. То есть в восприятии россиян исторический процесс происходил исключительно в России, за ее пределами было мало персонажей, заслуживающих внимания. Подобным искажением исторического сознания страдают не только россияне, те же американцы склонны отождествлять прогресс в науке и технике с США, но у них для этого все-таки побольше оснований.
Медиафрения. Запад во мгле
20 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про хорошее. В результате протестной акции 12 июня оппозиции удалось пробить еще одну брешь в броне официоза. Снято табу на упоминание имен оппозиционеров в главных информационно-аналитических программах. До этого лидеры протеста появлялись только в специальных изделиях, изготовленных в мрачных, пропахших кровью подвалах НТВ, в которых эти лидеры изображались либо с гитлеровскими усиками, либо без одежды. И вот теперь в главном путинском официозе, в программе «Вести недели» от 18.06.2017, Дмитрий Киселев, хоть и скривив губы от отвращения, но все же произносит имя Навального, а также цитирует «скандально известного профессора Зубова» и вспоминает сидящего в тюрьме «революционера Удальцова». Навальному удалось навязать свою повестку путинскому официозу. И это хорошая новость.
Медиафрения. Кто в российской журналистике «вон из профессии»?
6 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обещал в начале каждого обзора сообщать о хороших новостях, но в этот раз обещание придется нарушить. Просто потому, что сегодня главная новость в сфере медиа — то, что закрылся журналTheNewTimes. И это очень плохая новость. 10 лет продолжался эксперимент по выживанию качественного журнала в условиях, в принципе не пригодных для существования качественной прессы. Россия стала не местом для качественной прессы не только потому, что здесь цензура, хотя и поэтому тоже. И не только потому, что в России нет нормального рынка рекламы и рекламодатель боится давать рекламу в СМИ, которые критикуют власть. Хотя и поэтому тоже. И не только потому, что фактически исчезли все каналы распространения прессы. Хотя и поэтому тоже.