Итоги года
20 февраля 2018 г.
Итоги о личном
30 ДЕКАБРЯ 2015, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
ТАСС

2015-й – откровенно тяжёл. Тяжел, как перелом. А сколько переломов допустимо выпадать на долю одного поколения? Раньше мне казалось, что одного вполне достаточно. Одна революция. Одна война. Одна перестройка. Всё! Один перелом можно пережить, выправиться, залечить раны и идти себе дальше. Два – с трудом. Но для меня это уже третий перелом.

Первый был в 93-м, когда молодая демократия пошла куда-то не туда. Ладно, сменил издание, нашел новый смысл. Второй – в конце девяностых, когда эта пошедшая не туда демократия так переформатировалась, что лично для меня в ней не осталось места. Но я и это пережил… И вот – третий перелом, который усугубляется еще таким неприятным обстоятельством, как возраст. Который вкупе со всем остальным пережить трудно, практически невозможно.

Однажды в детстве по черно-белому советскому телевизору (с таким маленьким-маленьким экраном) я смотрел публицистический телеспектакль. В нем один прогрессивный американский журналист, по-видимому, коммунист, поставил на себе эксперимент. Чего-то себе вколол и стал… негром. То есть не загримировался под негра, а стал натуральным негром. Со специфическим афропрофилем и курчавыми волосами, его играл советский актер. И понял… что жизнь в «городе желтого дьявола» отнюдь не сахар.

Не помню, написал ли он репортаж, взяли ли в конечном итоге тот репортаж в газету, оценила ли его по достоинству буржуазная продажная критика, но, кажется, у героя была проблема, как переделаться обратно в… белого. Ибо вакцина закончилась. Так вот старость в России – это точно такой же эксперимент, которые мы, прогрессивные журналисты, некогда считавшиеся привилегированной кастой, ставим на себе. Итак, ты вкалываешь себе возраст в вену и в мгновение ока становишься негром в стране дичайшего апартеида. С одним отличием. Даже и репортажа про это не напишешь.

Идешь в магазин, а там все продукты «только для белых», начиная с колбасы. Едешь по улицам, а кругом сверкающие вывески – ресторанов, баров, клубов, пабов – и все опять «только для белых». Медицина – естественно, тоже только для белых, «черных» у нас не лечат. Для «черных», как мы, корвалол от всех болезней. Говоря об итогах, 2015 год – это когда все кругом, благодаря чудесному управлению Тандема из двух великих эффективных менеджеров всех времен и народов, стало «только для белых». Даже салат Оливье и все, что ели в фильме «С легким паром!».

Нас же, тех, кто вложил силы, время, здоровье, чтобы развернуть эту страну от коммунизма к западной демократии, она стала выталкивать из себя. Отчего мы стали чаще подумывать, чтобы все продать, пока рубли имеют хоть какую-то меновую стоимость (что, увы, не бесконечно), и переехать в другие места.

Где, конечно, нет такого веселого зажигательного маразма, как на Родине. Где нет величия. Где каждый день не грозят, что кого-нибудь разбомбят. Где нет веселой чехарды ценников и валютного курса, бодрящего по утрам. Где нет этого постоянно бубнящего фона из «судов» и «прокуратуры», «проверок», «ужесточения»… Но нет и апартеида.

Известно, что в качестве вариантов рассматриваются Прибалтика, даже Украина, хотя мы вроде бы ее основательно подразрушили. Но все равно и туда бегут, плацкарт-эмиграция! А для тех, кто побогаче – СВ, ненавистная Западная Гейропа.

И это главный итог пятнадцати последних лет – когда хочется все отдать, лишь бы больше не видеть Ху из мистера Путина и не задаваться этим, очевидно, пустым вопросом.

Другой итог – прореживание старых друзей.

Как будто их покосил какой-то странный вирус, как в дешевом триллере. То ли они самостоятельно превратились в зомби, то ли переносные излучатели Неизвестных отцов из «Единой России» проели им мозг до самой деменции.

Опять же вспоминается классическая детская книга «Старик Хоттабыч», в которой вышеупомянутый старик Хоттабыч заколдовал противного волькиного друга. Результат был такой: когда приятель задумывал сказать какую-то гадость, получался лишь пронзительный лай. Однако эти, о ком я говорю, лают, по-видимому, без всякого Хоттабыча, если, конечно, не считать Хоттабычем национального лидера. С утра до вечера они оглашают пространство истерическими криками: «Пиндосы!», «Укрофашисты!», «Да мы их так, да мы их сяк!»

«Ок, — говорю я им, — а в чем месседж?» Секундное замешательство. И опять: «Пиндосы», «Укрофашисты!», «Да мы их так, да мы их сяк!»

Хотя я человек и толерантный к чужому мнению, но нервы тоже не железные. Многих пришлось ликвидировать.

Самое удивительно, что эти лающие зомби еще и обиделись. Больше всего на то, что страна, живущая по их фирменным патриотическим и государственническим рецептам, наконец превратилась в испуганную полумертвую медузу, от греха подальше чего-то выжидающую на дне. А так же на свою нерукопожатность. Хотя нас, очевидно, ничтожное эпсилон-меньшинство. Правда, и подавляющее, если брать в рамках планеты.

И наконец, третий результат, самый важный, философский. Мы наконец поняли, кто мы такие и куда мы идем. Как будто наступила окончательная и бесповоротная ясность.

Та ясность, которая проявляет себя из-под отклеивающихся обоев (по причине плохого клея). И вот из-под картинки «современная цивилизация» проступил пожелтевший СССР. А из-под него еще более ранний слой – Великого Октября. Про который древние советологи говорили, что это «практический синтез уголовщины и политики».

И что со всем этим делать – лично мне пока совсем не ясно.


Фото Денис Русинов / ТАСС












  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.