Итоги года
13 ноября 2019 г.
Итоги года. Ведома зверушка
10 ЯНВАРЯ 2016, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

ТАСС

В начале 2015 года было убийство Бориса Немцова. В конце — заочный арест Михаила Ходорковского и обыски у сотрудников «Открытой России».

В промежутке между этими событиями уложились и «заморозка» ситуации в Донбассе, и начало бомбардировок в Сирии, и крушение самолета в Египте, и конфликт с Турцией, и драматическое для нашей экономики падение нефтяных цен, и демонстративное уничтожение санкционных продуктов, и робкий, верноподданный, но бунт дальнобойщиков.

К концу года, на пике зимы плюс вырисовывался только один — на градуснике за окном.

Если предыдущий, 2014-й, был для действующего российского режима годом бури и натиска, то в 2015-м настало время собирать разбросанные камни. Западный мир, расколовшийся было после Крыма, пришел в себя и теперь демонстрирует вполне хладнокровную реакцию и на непредсказуемую, иррациональную активность Москвы, и на ее милитаристскую риторику. Которая, кстати говоря, теперь слышится уже не из Кремля, а только из студий федеральных телеканалов, т.е. рассчитана уже не на внешнюю, а исключительно на внутреннюю аудиторию.

Не оправдалась и в значительной степени иссякла без взаимности припадочная влюбленность в Китай, а вместе с ней ушли и разговоры о пресловутом «повороте на Восток». Разумеется, организации, в названиях которых присутствует слово «Евразия», продолжают получать сладкие гранты, но это уже имеет отношение не к политике, а исключительно к приобретающему все более ажиотажный характер денежному распилу.

Еще раньше, с осознанием полного и безоговорочного тупика на Украине, заглохла и исчезла из повестки культовая еще совсем недавно тема Новороссии.

Т.е. ушли, хотя и дутые, но большие и привлекательные стратегические бренды, им на смену явилась полная пустота. Какой-то Башар Асад, какая-то исламистская организация, которая, впрочем, как заявил недавно Путин, «дело второстепенное». А первостепенное — наше экзистенциальное противоборство с Америкой, сражение нашего чистого путинского добра с их черным обамовским злом — как-то потерялось на фоне переговоров, поисков компромиссов и вообще очевидной потери драйва.

В какой-то мере драйв поддерживается «холодной войной» с Турцией, но Турция – не Америка, масштаб противостояния на глобальную судьбоносность не тянет. Главное — даже вместе взятые добрый друг Асад и злой предатель Эрдоган со всей очевидностью не в состоянии долго удерживать даже сильно подсаженное на пропагандистскую иглу население у телеэкранов.

А больше предложить нечего. Силовая группировка, пришедшая полтора десятка лет назад к неограниченной власти в России, в принципе неспособна к конструктивным действиям. Это не глупость — просто другой ум. Их профессия — бороться с врагами. Поэтому, чтобы оправдать свое существование и нынешние необъятные полномочия, они должны создавать и находить врагов — внешних и внутренних. И с этой задачей они справляются успешно, демонстрируя немалый креативный потенциал. Но государственная стратегия — не их конек. Печальная правда про пирожника и сапожника известна давно, и никто ее не отменял.

Ярких, крымоподобных, способных зажечь миллионы сердец внешнеполитических прорывов нет и не предвидится. Как не предвидится даже слабый свет в конце длинного тоннеля экономического кризиса. Сама по себе ситуация не была бы критической, если бы работали горизонтальные и вертикальные сдержки и противовесы, институты, которые призваны смягчать, распределять, выпускать социальное напряжение. Однако в отсутствие реальных выборов, парламента, суда, прессы, профсоюзов, общественных организаций, авторитетной Церкви, ответственных регионов режим не имеет стабильной опоры. Вся стабильность опирается на рейтинг первого лица, который, в свою очередь, держится на популистской пропаганде, продающей гражданам его блистательные виктории словно в одном бесконечном рекламном ролике. И когда это пропаганда начнет терять эффективность, рейтинг пойдет вниз и стабильность потеряет единственную точку опоры.

К конце года власть будто слегка очухалась после долгой и приятной вечеринки и стала проявлять признаки озабоченности и растерянности. Явно усиливается запретительно-репрессивная составляющая. Главная причина — конкретно кончаются деньги, и взять их неоткуда, кроме как у населения и кроме как через повышение налогов.

А это чревато вполне определенными социальными последствиями. К тому же при уменьшении пирога активизируются большие, приближенные к трону едоки. Эти бароны-разбойники уже целыми кланами начинают рвать куски, как в последний раз, причем, как в истории с «Протоном», при полном, безвольном попустительстве государя.

Данный фактор — назовем его коррупционным, хотя это определение слишком академичное и вялое – также воздух в стране не озонирует и к социальному оздоровлению не приводит.

Вообще режим сейчас напоминает странный гибрид Венесуэлы, фашистской Италии и допетровской Руси. И эта зверушка не представляется исторически жизнеспособной.

Серьезные экономисты дают года полтора на то, чтобы принять жесткие, прежде всего налоговые решения, которые позволят властной группировке продержаться еще несколько лет, ничего не меняя принципиально. Но проблема в том, что до президентских выборов 2018 г. Путин на непопулярные меры не пойдет. Скорее будет пытаться дрейфовать, отрубать хвост частями, не трогая до последнего свой ядерный электорат и прессуя, выжимая досуха мелкий и средний бизнес, медицину, образование, культуру. А с другой стороны, не оставляя попытки совершить новый отвлекающий победоносный маневр за пределами российской территории.



Фото: Россия. Тверская область. 7 января 2016. Президент России Владимир Путин (на втором плане) во время Рождественского богослужения в храме Покрова Богородицы в деревне Тургиново. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС














  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».