Борьба с коррупцией
16 декабря 2017 г.
«Чайка». Акт V. Те же и кремлевская лапша
21 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ
ТАСС

Г-н Песков тут объяснял, как бдительно Кремль стоит на страже коррупции. Целых два подразделения, дескать, бдят над чиновными декларациями. Тут не то, что чайка, чижик не проскочит. Повелись на это не только журналисты, но и суперэксперты из Transparency International – Russia, объясняя необходимость взять под контроль Кремля бизнес взрослых детей или иных родственников должностных лиц. Совет хороший, поскольку открывает перед контролирующими органами и подразделениями новый огромный рынок коррупционных доходов.

Между тем уже больше десяти лет принято рамочное антикоррупционное законодательство, предусматривающее введение в России института контроля конфликта интересов. Конфликт интересов – это средство антикоррупционной обороны на дальних подступах, скорее профилактическое средство, а не средство выявления и доказательства коррупционных преступлений, если работа института налажена. Понятие конфликта интересов распространяется на должностных лиц, а не на предпринимателей. Поясняю на примере стандартной работы такого контроля.

Представим себе патрульного полицейского, зона внимания которого распространяются на улицы 1, 2 и 3 и соединяющие их переулки. Жена полицейского решила открыть булочную на улице 2. Полицейский обязан тогда подать своему начальству или в соответствующее надзорное подразделение рапорт о попадании в ситуацию конфликта интересов. Смысл очевиден: его властный контроль над этой территорией может использоваться как способ вмешательства в сферу конкуренции между булочниками. Начальство вправе игнорировать эту ситуацию, зная полицейского как истового служаку и честнейшего человека. В этом случае начальство берет на себя ответственность за возможную коррупцию, которая соблазнит хорошего парня в ситуации конфликта интересов. Может поступить иначе: сменить его зону патрулирования. А может просто перевести в отдел нравов или архив. Если полицейский не подал рапорт, то обнаружение указанной ситуации, даже если не совершено коррупционное преступление, дает основание для его увольнения без сохранения льгот.

Теперь давайте подумаем: находится ли Генеральный прокурор в ситуации конфликта интересов? Ответ очевиден – да. Для этого достаточно напомнить о колоссальной эффективности его младшего сына в таком приятном виде спорта, как конкурсы на оказание разных услуг государству. Даже при отсутствии норм о декларировании конфликта интересов, такая пикантная ситуация должна была бы стать предметом крайне пристального внимания или президента, представившего кандидатуру Ю. Чайки Совету Федерации, или Совета Федерации, утвердившего представленную кандидатуру.

Дело не в том, является ли Генеральный прокурор завзятым коррупционером. Я исхожу из того, что он кристально чист. Коррупция вредна не тем, что вызывает в ком-то зависть к неправедно нажитому богатству. Коррупция вредна своими негативными последствиями. Мы ведь живем в России. И потому мы прекрасно знаем, что невозможно в нашей стране представить тендер, который проигрывает сын Генерального прокурора. Это значит, что в важных сферах, за которые отвечает государство, ликвидирована конкуренция. А там, где ликвидирована конкуренция, там растут цены и снижается качество государственных услуг. А потребителями этих услуг являемся все мы. Вот в этом главная проблема, а не в безвкусице и пошлой аляповатости гостиницы, которую открывал министр культуры в Греции.

Большинство пишущих или вещающих о коррупции по-прежнему относятся к ней просто как к преступлению. Но коррупция – это всегда потери для общества. Из-за нее деградируют социальная сфера, экономика, образование, здравоохранение, безопасность граждан и обороноспособность страны. Она умножает бедность и увеличивает социальное расслоение. Она практически уничтожила нормальное государство в нашей стране.

Казус Чайки интересен не фактом выявления всяких странностей и конфликта интересов как минимум у Генерального прокурора. Самое интересное – реакция верховной власти на сей факт. Это означает, что в Кремле сидят люди либо абсолютно безграмотные, не понимающие ни черта в коррупции, либо люди покрывающие коррупцию как минимум. Читатели сами в состоянии оценить, какая из предложенных версий вероятнее. Но оба варианта производят один и тот же побочный продукт – лапшу, которую вешают нам на уши.













  • Леонид Гозман: Алексей Улюкаев оказался из тех людей, для которых подобные потрясения становятся мотивацией к развитию. Его слова – это шаг вперёд.

  • Коммерсант: Улюкаев пообещал до конца жизни защищать слабых, попросил суд «подняться над завесой инсинуаций и лжи» и поздравил присутствующих с Новым годом.

  • Рыклин Александр: Последнее слово Алексея Улюкаева - из тех речей, что в корне меняют, переворачивают представление о человеке...

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Улюкаева
8 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Последнее слово подсудимого – это не только важная часть судебного процесса, но и иногда существенный факт в биографии человека, уточняющий представление о нем. А в некоторых случаях последнее слово становится важным историческим документом или даже литературным событием. Таковы последние слова Сократа, Джордано Бруно или, например, пятичасовая речь Фиделя Кастро 16.10.1953. При всех различиях между этими тремя людьми, а также, несмотря на весьма разные роли каждого из них в истории человечества, их заключительные слова, обращенные к судьям, стали документами эпох.
Прямая речь
8 ДЕКАБРЯ 2017
Леонид Гозман: Алексей Улюкаев оказался из тех людей, для которых подобные потрясения становятся мотивацией к развитию. Его слова – это шаг вперёд.
В СМИ
8 ДЕКАБРЯ 2017
Коммерсант: Улюкаев пообещал до конца жизни защищать слабых, попросил суд «подняться над завесой инсинуаций и лжи» и поздравил присутствующих с Новым годом.
В блогах
8 ДЕКАБРЯ 2017
Рыклин Александр: Последнее слово Алексея Улюкаева - из тех речей, что в корне меняют, переворачивают представление о человеке...  
Тринадцать друзей Керимова
5 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник внимание активной отечественной общественности было приковано к разнообразным судебным разбирательствам как внутри страны, так и за ее пределами. Начнем снаружи. Те, кто делает все возможное, чтобы попытаться разрешить проблему российского миллиардера Сулеймана Керимова, обвиняемого во Франции в отмывании денег и неуплате налогов, придумали, как им представляется, изящный ход. Тринадцать кавалеров ордена Почетного легиона из самых разных слоев российского общества (есть даже один полярный исследователь) написали письмо президенту Франции Эммануэлю Макрону с просьбой облегчить досудебную жизнь Сулеймана Керимова
Прямая речь
5 ДЕКАБРЯ 2017
Зоя Светова: Происходящее по театральному делу — беспрецедентная история... Вчера мы в очередной раз услышали, что следствие предъявляло фигурантам поддельные протоколы допросов других фигурантов.
В СМИ
5 ДЕКАБРЯ 2017
REGNUM: Издание Nice Matin уточняет, что деньги были ввезены в чемоданах — по €20 млн в каждом. Вес одного чемодана составлял около 45 килограммов.
В блогах
5 ДЕКАБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Интеллигенция пропустила момент, когда на смену стилистическим разногласиям с властью пришли физиологические.
Transparency International о борьбе с коррупцией в Грузии
4 ДЕКАБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня Грузия стала лидером региона по борьбе с коррупцией. Согласно Индексу верховенства закона Transparency International (в странах мира 2016 года), среди стран Восточной Европы и Центральной Азии по уровню отсутствия коррупции Грузия заняла первое место. По данным этой организации, а также данныи Баромет из Швейцарии только 12% населения страны считают коррупцию одной из самых больших проблем страны. В общем рейтинге условий ведения бизнеса Всемирного Банка Doing Business за 2017 год  среди 198 стран мира Грузия занимает шестнадцатое место и третье — по признаку затруднений при выдаче разрешений на строительство.
Важно понимать: как побороть коррупцию на деле?
4 ДЕКАБРЯ 2017 // НИКОЛАЙ ЖДАНКИН
Коррумпированность во власти и в социальной сфере в России достигла уровня, при котором страна несет серьезнейшие потери в экономике, в эффективности управления, в качестве жизни, в доверии к государственным институтам. Мы уже подошли к той опасной черте, за которой начинается хаос и неразбериха, когда люди, недовольные действиями власти, выходят на улицу и требуют от слов, которые уже давно всем надоели, перейти к делу. Нужна реальная и не виртуальная борьба с коррупцией.