В оппозиции
24 июля 2019 г.
Подробности и последствия
14 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ

Александр Барошин

Сначала двое омоновцев подошли ко мне и попросили пройти с ними в автозак. Я в ответ попросил их представиться и объяснить причину задержания. Они (старший) представились, а причину объяснять отказались, поскольку законной причины не было. Я пошел со старшим по званию, шли рядышком, спокойно. Я оказался первым в этом автозаке. Буквально через минуту вошел Саша. Его взяли просто на ровном месте, без плаката, призывов или какой-то другой активности. Подошли сзади, под руки, и ко мне в компанию. Там мы звонили разным родным и знакомым, рассказывая о наших приключениях. Потом нас перевели в другое авто, где уже были наши коллеги и пара нодовок. Нас повезли в Мещанское отделение. Там нодовок быстро отпустили как социально близких, а на нас начали фальсифицировать протоколы всякие понаторевшие в этом нижние чины, которых и близко не было при задержании. Саша их стыдил, а офицеры лениво отбрехивались, что у нас есть возможность опротестовать эти протоколы.

Меня первым отвели дежурному офицеру, где было зафиксировано мое задержание, отобраны и переписаны вещи, а я был препровожден в обезьянник. Но там я просидел лишь несколько минут. Вдруг приходит тот же дежурный офицер, отдает мои вещи и предлагает пройти с ним. Меня отводят в общее входное помещение отделения. Там на меня накидывается энергичный адвокат и предлагает начать заполнять всякие бумаги. Но тут подходят два старших офицера и очень настойчиво просят мне покинуть отделение. Параллельно они кричат подчиненным, чтобы привели Рыклина, которого надо также выпроводить из отделения. Поэтому через пару минут вслед за мной на улице появляется удивленный Саша.

Уже позже вечером того же дня Саша и я по отдельности узнали, что через некоторое время после нашего выдворения (я не могу назвать это освобождением по ряду причин) в отделение нагрянули высокие чины из мэрии и ФСБ выяснять, с какого рожна нас выперли на свободу. Теперь Сашу разыскивают. Про себя пока не знаю.

Я так же не знаю, какие усилия разных людей привели к нашему выдворению из отделения полиции. Мои попытки сгруппировать разрозненные косвенные свидетельства привели к следующему результату. Странное решение мэрии и последующие незаконные задержания – инициатива Москвы. Тому есть несколько независимых подтверждений. Поскольку после нашего задержания начался большой шум, то, возможно, решили не обострять и выперли двух раздражителей, порождающих шум. Последующие события я отношу на счет давления ФСБ. Это предположение, основанное на общем соображении: всеми репрессиями против «политических» в стране дирижирует ФСБ. Возможно, они решили, что мы им нужны для чего-то.

Я подозреваю, что у офицеров, отправивших нас на улицу, неприятности из-за нас. Я прошу у них прощения, хотя вины за собой не признаю. Никакой. Они, эти служилые люди в полиции, ОМОНе и т.п., поставлены в условия вынужденного нарушения Конституции и законов под давлением политического руководства и ФСБ. И они это прекрасно знают. И мы знаем, что они знают. И политическое руководств вместе с ФСБ об этом знают. И все знают, что бесконечно так продолжаться не может. Либо взорвется, либо сгорит, либо провалится в преисподнюю.

Фото Александра Барошина.














  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...