КОММЕНТАРИИ
В регионах

В регионахПавлик Морозов и реставраторы сталинизма

9 НОЯБРЯ 2015 г. ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО



На прохожих с витрины городской детской библиотеки смотрел с портрета Павлик Морозов. Май 2015-го, очередная круглая дата Великой победы. По этому случаю выставлены книги на военную тему, а среди фотографий юных партизан и разведчиков — плакат со снимком сельского пионера. Какое отношение к Отечественной войне имеет мальчик, убитый в 1932 году?

Директор на мой недоуменный вопрос сразу перешла в наступление: «Правды никто не знает. И Сталин, он разве убивал какого-нибудь колхозника?»

Все же фото доносчика она велела убрать.

Меня заинтересовало другое. Начальственная дама даже не слышала о книге Юрия Дружникова («Доносчик 001», Лондон, 1988), первым разоблачившего миф о Морозове. Сможет ли она разобраться в проблеме, например, с помощью интернета? Оказывается, в этом вопросе всемирная Сеть русскому человеку плохой помощник. Хорошо, если любопытствующий попадет на сайт самого Дружникова и прочтет его книгу, выложенную там. Но если отвлечется в сторону и, к примеру, зайдет в «Википедию», то ясности не обретет и в очередной раз решит, что демократы клевещут на СССР.

Что говорит о Морозове официальная советская версия? 12-летний мальчик уральского села Герасимовка разоблачил своего отца в потворстве ссыльным кулакам. Отца осудили на 10 лет концлагеря. За это внука возненавидели дед и бабка, Сергей и Ксения Морозовы. Они вместе с Данилой, двоюродным братом Павлика, и 70-летним дядей последнего выследили мальчика и его младшего брата Федю и убили в лесу.

ТАСС

Ю.И. Дружников в начале 1980-х побывал в Герасимовке и, опросив уцелевших свидетелей и родственников Морозова, собрал большой архивно-библиографический материал и доказал, что мы имеем дело с мифом. Мифом, послужившим основанием для казни трех крестьян-стариков и «зеленого» паренька, — в назидание классовым врагам. Безусловным фактом в этой истории является лишь то, что Павлик существовал в реальности и был убит. Все остальное выдумал Агитпроп. Для чего? Для того чтобы «проповедовать» «добродетель» доносительства во имя государственной целесообразности.

Дружников выдвинул версию, по которой убийство детей совершил некий «исполнитель» из ОГПУ. Свою гипотезу писатель талантливо обосновал. Но это именно предположение. Сама книга Дружникова посвящена другому: описанию манипуляций судьбами людей в тоталитарном государстве. Она не заточена под одну гипотезу, исследовательские выводы в ней многовариантны и сосредоточены на раскрытии природы идеократии, превращающей действительность в ад.

Что же содержится в соответствующей статье свободной интернет-энциклопедии?

Морозов там предстает в основном в цитатах — из третьеразрядных или прямо недостоверных источников — добропорядочным, трудолюбивым мальчиком из бедной крестьянской семьи. После того как отец оставил мать, Павлик стал «главным мужчиной» в семье и заботился о близких. Родственники со стороны отца злобились на подростка, били его, угрожали. Потом — убили.

Затем со ссылками на статьи небезызвестного бульварного журналиста В. Бушина из газеты «Завтра», на советскую журналистку Веронику Кононенко и подобных авторов и «свидетелей» результаты исследования Дружникова всячески ставятся под сомнение.



Под фиктивные исследования и недействующие ссылки на сомнительные исторические источники, которыми набита словарная статья о Павлике, авторы из «Википедии» подводят фундамент в виде серьезного исторического исследования, альтернативного «Доносчику 001», — книгу профессора Оксфордского университета Катрионы Келли «Comrade Pavlik: The Rise and Fall of a Soviet Boy Hero» («Товарищ Павлик: взлёт и падение советского мальчика-героя»). Вышла она по-английски в 2005-м, а в переводе на русский в 2009-м в московском издательстве «НЛО».

Если о классической работе Дружникова и сейчас можно повторить характеристику А.И. Солженицына — «отличнейшая и очень нужная книга», то сочинение Келли вызывает тягостное чувство. Тяжело написанное, перегруженное историческими аллюзиями (от «дела Бейлиса» до древнерусского культа юных страстотерпцев Бориса и Глеба), оно не создает цельной картины случившегося с деревенским мальчиком, распадаясь от довлеющих над автором подспудных идейных задач.

Центральный архив ФСБ позволил английской русистке изучить секретное дело об убийстве уральского «пионера». Она всячески подчеркивает, что является первопроходцем в раскрытии последних тайн страшного убийства в глухой деревне в разгар коллективизации. В результате Келли, вслед за Дружниковым, заключает: дело сфальсифицировано, и по нему невозможно восстановить картину преступления. Выводы профессор все-таки делает: основаны они, правда, не на фактах, а на собственных идеологических убеждениях.

ТАСС

Итоги ее работы можно представить в виде следующих тезисов. Павлик не причастен к доносу на отца. Он убит не чекистами, а пал жертвой тяжелых нравов русско-советской деревни. Убили его, скорее всего, родственники на почве личных неприязненных отношений. В СССР Павлик стал символом не предательства, а «бескорыстного самопожертвования». Поколения советских людей видели в нем невинно убиенного мученика. Зато у «значительной части постсоветских интеллектуалов» развенчание мифа о «пионере-герое» «обнажило далеко не здоровую тенденцию к уклонению от каких бы то ни было общественных обязательств». Нынешняя российская интеллигенция и вовсе отучила сограждан от «норм разумного поведения», сделав для них невозможным обращение в правоохранительные органы с сообщениями о замеченных правонарушениях. Косвенно Келли словно обвиняет в этом Дружникова… Вообще ее труд, несмотря на вынужденные расшаркивания перед первооткрывателем темы, в значительной мере направлен и на его развенчание, и на дискредитацию идей и интуиций его классической книги.

Неудивительно, что работу Келли с восторгом приняли на вооружение современные российские менеджеры от культуры. Ирина Прохорова, глава издательского дома и сестра известного олигарха, «горячо поддержала идею публикации» английской монографии о «товарище Павлике» на русском языке. После выхода перевода тезисы оксфордской исследовательницы подхватили в отечественных СМИ (по «Эху Москвы», например, в 2014-м в эфир вышла передача о судьбе убитого пионера, в которой журналист и историк пели дифирамбы Келли и упорно перевирали имя Дружникова).

Писатель не дожил до выхода московского издания ученого труда своего ниспровергателя, а ознакомившись с оригиналом, обвинил профессоршу в плагиате и в сотрудничестве с Лубянкой. Думается, что эти обвинения явились реакцией на мощный заряд недоброжелательства и зависти, обнаруженные Дружниковым на страницах английской книги.

Как бы там ни было, но сталинисты всех мастей теперь обязательно ссылаются на книжку Катрионы Келли о «товарище Павлике» — как якобы содержащую неопровержимые доводы о недобросовестности писателя-диссидента. Для сталинистов исследование Келли лишний раз подтвердило обреченность патриархальной России и оправданность пионерского пафоса мальчика из Герасимовки…

ТАСС

Примечательно, что реставраторские тенденции в постсоветском обществе, стремящиеся восстановить тоталитарные символы в их прежней непререкаемости, проявились в деле Павлика Морозова еще до публикации исследования Келли. В сентябре 2003 г. президент института «Открытое общество» Екатерина Гениева в теленовостях сообщила, что музей Павлика Морозова в Герасимовке выиграл грант в размере около 7 тысяч долларов. Эти деньги из средств миллиардера Дж. Сороса, утверждала она, послужат «преображению» ветхого музея в новый просветительский проект, посвященный трагедии коллективизации… Через несколько лет тот же Юрий Дружников отмечал, что герасимовский музей, хотя и отремонтированный, остался при своей основной цели — прославления пионера, вошедшего в советскую историю символом доносительства.

Когда сейчас в России на каждом шагу наталкиваешься на многочисленные проявления культа коммунистического насилия с его идолами — Сталиным, Дзержинским или Павликом Морозовым — нужно в полной мере сознавать, что их заново вытащили на свет не рядовые винтики новой автократии. К возрождению духа ненависти на нашей земле в первую очередь приложили руку сановные культуртрегеры с их витиеватыми карьерами постперестроечных лет. Не обошлось и без «полезных дураков» из числа западных специалистов по России.

Примитивные палачи и усердные ревнители идеологических догм всегда приходят после.


Фото:
1. Витрина библиотеки. Фото автора.
2. Картина художника Чебакова Н.Н. "Павлик Морозов", 1952, репродукция.
3. Книга «Доносчик 001», 1988
4. Свердловская область. 25.09.1968. Памятник Павлику Морозову в селе Герасимовка. Фото Анатолия Грахова /Фотохроника ТАСС.
5. Свердловская область. 25.09.1950. Дом в селе Герасимовка, в котором родился и жил Павлик Морозов. Репродукция Фотохроники ТАСС.



Версия для печати