Большой Ближний Восток
24 августа 2017 г.
Договоримся?
20 СЕНТЯБРЯ 2015, АНДРЕЙ КОЖИНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

«Здравствуйте, господин Путин. Мы всемерно признаем роль России и ее интересы на Ближнем Востоке. И вообще, мы себя всегда с вами вели по-джентельменски, слово держали. И из Грузии в 2008 инструкторов отозвали, и контракты по поставкам беспитлотников отменили, да и по Украине в тряпочку молчали и ни к каким санкциям не присоединились. Буду признателен, если выслушаете мои соображения по поводу присутствия ваших военных в Сирии. Нас это беспокоит только с той точки зрения, что огромное количество вашего оружия может снова утечь в руки «Хезболлы» через иранцев и армию Асада. А так, хотите воевать — воюйте. Слова не скажем. Только вот — то самое оружие... Если пойдут снова конвои из Сирии в Ливан, вы уж присмотрите, чтобы российские солдаты их не сопровождали. А то как бы конфуза не вышло. Нет, никаких угроз, ни в коем случае. Просто у нас тоже свои интересы. Давайте договоримся, как нам с вами развести ситуацию». Приблизительно как-то так начнет свою речь Биньямин Нетаньяху, премьер Израиля, на встрече с Путиным в понедельник. Может, слова подберет другие, но смысл будет именно такой. В Израиле российское военное присутствие в Сирии приняли как факт изначально — поделать с этим ничего нельзя, да никто и не собирается. Сейчас в Сирии есть пять воюющих сторон или шесть, если считать неэффективную западную коалицию, а так будет еще одна. Вопрос, как сделать так, чтобы израильтяне с россиянами в случае чего не пересекались совсем. И получить какие-либо гарантии того, что российское оружие не пойдет потом в Ливан. То есть выработать общие правила поведения — чтобы никто никому не мешал.

С точки зрения Израиля, российские системы ПВО и истребители могут, конечно, представлять немалую проблему для свободы действий в воздухе. Опять-таки, то западная, то арабская пресса периодически публикуют информацию: дескать, опять израильтяне по какому-то объекту и конвою шарахнули. Большинство из этих сообщений мало отображают действительность, но тут как раз тот случай, когда дыма без огня не бывает. Понятно, что российские новейшие системы ПВО и радары легко могут засечь любое воздушное движение в этом квадрате, но, с другой стороны, в Иерусалиме твердо уверены: действия России в Сирии никак против Израиля не направлены. Исходя из этого, совсем не факт, что израильские ВВС будут летать по-другому.

Политика Иерусалима проста: есть красная черта — если ее перейти, последует действие. Условия тоже несложные: никакой контрабанды новейшего мощного ракетного и химического оружия «Хезболле», и никакой угрозы безопасности Израиля на Голанских Высотах. Это в целом. В частностях все сложнее.

Если россияне будут активно летать и бомбить ИГИЛ и анти-асадовских боевиков — пожалуйста. Но не в непосредственной близости от границ. А то, знаете ли, напрягает, когда на тебя летит звено истребителей — мороки много: надо на всякий случай поднимать своих в воздух. Добавляет нервозности, как ни посмотри. Кроме того, поскольку асадовская армия представляет собой довольно жалкое зрелище, то зачастую контроль над тем или иным сектором военных действий берут на себя офицеры Корпусов стражей исламской революции. Из Ирана, да. В звании бригадных генералов и генералов. Два батальона Стражей тоже уже активно воюют, в основном, защищают ту самую Латакию. А есть подразделения «Хезболлы», ливанских шиитов — тоже воюют. Как только россияне станут активными «советниками» или играющими тренерами, им придется координировать все действия и с теми, и с другими. Или начинать ими командовать. Американцы, кстати, тоже понимают, что договариваться — по оперативным вопросам — придется. Иначе начнется нежелательное противостояние в воздухе. Отсюда и телефонный разговор между министром обороны США Эштоном Картером и министром обороны Шойгу. Пятнадцатого сентября Картер еще даже не собирался звонить Шойгу — да и с чего бы? Никогда за всю каденцию американского министра не разговаривали, и ничего... А вот уже восемнадцатого ситуация изменилась — и Пентагон заговорил о возможной конструктивной роли России в Сирии. С тысячью оговорок, разумеется. В скобках хочется заметить, что происходящее начинает интриговать — США, безуспешно, правда, пытаются тренировать одних моджахедов из умеренной сирийской оппозиции, Россия — других: ту же «Хезболлу» посредством сирийских армейских инструкторов. И те, и те в первую очередь будут мочить друг друга, периодически отвлекаясь на ИГИЛ. Россияне и американцы будут за всем присматривать со стороны. Очень напоминает в определенном смысле Корейскую и Вьетнамскую войны.

Так вот Израиль тут пытается выстроить свою линию поведения: ни вашим, ни нашим. Главное — не увязать в сирийском болоте, несмотря ни на что. Как говорится, в Иерусалиме желают успехов всем сторонам конфликта. Еще желательно, чтобы Россия не стала официальной крышей для операций «Хезболлы» — потому как тогда вероятность конфузов повысится. А еще в Москве израильтян исторически воспринимают как западного сателлита, что, с одной стороны, недалеко от реальности, а с другой — не мешает передавать в Вашингтон, через Иерусалим, определенные соображения и предложения. Вот и министр обороны Израиля как раз в конце октября встречается с Эштоном Картером, да и Нетаньяху уже к Обаме приглашен.

Иерусалим со своей стороны мало что может предложить на самом деле, кроме такого вот посредничества. Россия тоже вряд ли вдруг громко будет поддерживать Израиль в Совбезе ООН, других международных институтах и в арабских столицах. Но в мелочах договориться можно. Нетаньяху, кстати, прессу с собой в Москву не берет. Официальная отговорка: краткосрочный визит, смысла нет. А вот на Генассамблею ООН и на встречу к Обаме израильских журналистов уже пригласили. Вот и думается теперь: если хотели с Москвой по-тихому договориться, то зачем растрезвонили о цели визита и вышли за рамки бюрократической формулировки о «необходимости обсудить весь спектр взаимных вызовов и интересов»? А если уже растрезвонили, то не потому ли, что не верят в результат? А если не верят, то зачем вообще это все? Видимо, все-таки на что-то надеются.

В возможность политического внутрисирийского процесса в Иерусалиме давно не рассчитывают — и заявлений подобных в отличие от Вашингтона не делают. Хороших джихадистов в Сирии нет. Что ИГИЛ, что Джабхат ан-Нусра, что Свободная сирийская армия в ее нынешнем воплощении — все одно. Армия Асада тоже далеко не высокоморальна. Курды вроде стоят особняком, но и они на своей территории не жалуют ни суннитов, ни шиитов. Так что, для Иерусалима основное — держаться как можно дальше от этой мясорубки, периодически напоминая воюющим сторонам, что в сторону Голан смотреть не надо и «Хезболле» помогать не надо. Ибо есть интересы — и будет реакция. Все остальное — неуместный в существующих обстоятельствах идеализм.

Хотя в Израиле предполагают, а в Кремле располагают. Вернее, дислоцируют — вот уже четыре Су-27 или 30 (на снимках со спутника тяжело заметить разницу) стоят на взлетке неподалеку от Латакии. Эти «сушки» никак не предназначены для ударов по позициям ИГИЛа и по конвоям исламистов — это как бить из пушки по воробьям. Эти машины предназначены для завоевания превосходства в воздухе... А это уже должно навести на размышления и американцев, и турок, и иорданцев, и, конечно, израильтян.

Тель-Авив

Фото: Рабочий визит президента РФ в Израиль. 25.06.2012. Алексей Дружинин / TASS
















  • Андрей Колесников: Если во время следующего срока Владимир Владимирович захочет поискать какую-нибудь более-менее законную модель продления своей власти, то он сможет опереться на опыт Эрдогана.

  • «Независимая газета»: Многие западные СМИ назвали происходящее в Турции концом демократии, ее закатом, «демоцидом».

  • Алексей Пушков: Отныне Западу придется иметь дело с другой Турцией. Кирилл Рогов: Эрдоган проиграл референдум. Что за счет 51:49 при военном-то положении? Полное поражение.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Эрдоган добился того, что Путин давно имеет
18 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Турция расколота. При всех многочисленных нарушениях, которые скрупулезно зафиксировали наблюдатели ОБСЕ, президент Эрдоган добился перевеса всего в один с небольшим процент голосов. И это после того, как он посадил — по одним оценкам, 40 тысяч человек, по другим, аж 150 тысяч — подозреваемых в попытке военного переворота, задушил оппозицию в парламенте и на телевидении, разрешил использовать на избирательных участках бюллетени без печати, то есть фактически филькины грамоты. Победа на референдуме, который, заметим, проходил в условиях чрезвычайного положения, получилась пирровой.
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2017
Андрей Колесников: Если во время следующего срока Владимир Владимирович захочет поискать какую-нибудь более-менее законную модель продления своей власти, то он сможет опереться на опыт Эрдогана.
В СМИ
18 АПРЕЛЯ 2017
«Независимая газета»: Многие западные СМИ назвали происходящее в Турции концом демократии, ее закатом, «демоцидом».
В блогах
18 АПРЕЛЯ 2017
Алексей Пушков: Отныне Западу придется иметь дело с другой Турцией. Кирилл Рогов: Эрдоган проиграл референдум. Что за счет 51:49 при военном-то положении? Полное поражение.
Два города, два штурма
18 ОКТЯБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Похоже, международная коалиция, возглавляемая США, вознамерилась заняться тем, что все обещала, да так и не собралась сделать Россия. А именно, начать воевать всерьез с террористами из «Исламского государства». Иракские войска вместе с курдским, шиитским и суннитским ополчениями, поддерживаемые американцами и на земле (где действуют, по разным данным, от 600 до 2 тысяч военнослужащих США), и в воздухе, начинают штурм Мосула. Это второй по величине после Багдада город Ирака. Два года назад иракская армия позорно бежала из Мосула и террористы взяли его практически без боя. С тех пор этот город превратился в важнейший оплот террористического государства.
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2016
Виктор Литовкин: Взятие Мосула станет знаковым событием, переломом в борьбе с «Исламским государством». Но не приходится мечтать о том, что это закончит братоубийственную войну на Ближнем Востоке.
В СМИ
18 ОКТЯБРЯ 2016
«Ведомости»: Силу русского оружия познали, пожалуй, все участники сирийского конфликта, за исключением ИГИЛ (запрещена в России), которому лишь эпизодически доставалось от наших ВКС.
В блогах
18 ОКТЯБРЯ 2016
sportkoteika: Таким образом, даже при самом благоприятном исходе мир получит ещё миллион ближневосточных беженцев, ну а про неблагоприятный и говорить не хочется.
Итоги недели. Война по распоряжению
2 ОКТЯБРЯ 2015 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В общем, Сирию можно было бы уже и не бомбить. Потому что задачи этой военной операции были выполнены заранее. Как я уже писал, развертывание российских боевых самолетов на спешно обустроенной базе Латакии было предпринято с единственной целью — заставить президента США Барака Обаму встретиться с Путиным. После того как глава американского государства пожал руку главному российскому начальнику и сквозь зубы с ним поговорил, к самой операции лучше было бы и не приступать. Однако деваться было некуда: если размахнулись, надо бить. Десять минут потребовалось СФ, члены коего избраны для защиты интересов нашего народа, чтобы дать разрешение президенту ввязаться в новую войну.
Внешняя политика лжи и шантажа
2 ОКТЯБРЯ 2015 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Жизненный опыт подсказывает, что во внешней политике можно объяснить что угодно. Вот, допустим, Россия не сунулась бы в Сирию, а продолжала бы заниматься своими сугубо внутренними делами, жечь на границе антисанкционные продукты и импортозамещаться. Это было бы объяснено «особым путем», возможно даже — «особым русским путем». Но произошло удивительное (для тех, кто еще способен удивляться). Позабыв про тлеющую на юго-западных границах нестабильность, от которой икается народам бывшего СССР, про возникший по ее причине глубочайший экономический кризис, Россия всеми четырьмя медвежьими лапами вступила в разваливающуюся Сирию, с которой нет общих границ.