В оппозиции
17 июля 2018 г.
Итоги недели. Зачистка оппозиции. Удар по штабам
15 АВГУСТА 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Уходящая неделя ознаменовалась возбуждением очередного уголовного дела против одного из лидеров российской оппозиции. На этот раз карающий меч отечественного правосудия оказался занесен над головой руководителя предвыборного штаба ПАРНАСа в Новосибирске, ближайшего соратника Алексея Навального Леонида Волкова. По степени абсурдности это уголовное дело вполне может соперничать с тем, что было возбуждено несколькими неделями ранее против другого руководителя оппозиционного штаба, но уже в Костроме, Андрея Пивоварова. Опишем их в порядке возбуждения.

Известный питерский активист Андрей Пивоваров был задержан в конце июля при, якобы, попытке купить базу данных костромских избирателей у одного из сотрудников правоохранительных органов. Оба задержаны. Пивоварову вменяют «неправомерный доступ к компьютерной информации» и «подстрекательство к превышению должностных полномочий». По обоим пунктам обвинения ему грозит реальный срок. Во время проведения очной ставки «подельник» Андрея отказался от ранее данных показаний, которые, по его словам, были даны под давлением следователей, и признался, что оговорил Пивоварова. Никакими иными доказательствами вины обвиняемых следствие не располагает. В чем, собственно, адвокаты оппозиционера и пытались убедить суд, который в минувшую среду рассматривал апелляцию по мере пресечения. Убедить не смогли. Пивоваров оставлен с сизо до конца сентября.

Вот что в тот же день написал в своем твиттере политик Илья Яшин, возглавляющий список ПАРНАСа на выборах в Костромской области: «Адвокаты 1,5 часа громили обвинение аргументами. Прокурор выступал минуту. Судья улыбался. Оставив Пивоварова в тюрьме, власть продолжает давление на ПАРНАС».

Тем временен в Новосибирске.

17 июля Алексей Навальный, прибывший в Новосибирск, чтобы поддержать своих соратников, прямо возле избирательного штаба был атакован кремлевскими гопниками совместно с «журналистами» «ЛайфНьюс». Вот как этот эпизод описывает сам Волков: «Об этом (о приезде Навального — ред.) “каким-то образом” прознали НОД и «ЛайфНьюс», и устроили у нашего штаба свой адский пикет. Орали, кидались яйцами, пытались драться и прорваться в штаб, пока мы пытались убедить сотрудников полиции выполнить свои обязанности и пресечь несогласованный пикет (нам работать надо было). Чувак с микрофоном «ЛайфНьюс», очевидно, очень хорошо понимал сценарий мероприятия, потому что он попытался, оттолкнув меня, прорваться поближе к Алексею ровно в тот момент, как были брошены эти самые яйца».

Конфликт между Леонидом Волковым и одним из представителей славного медиаресурса как раз и лег в основу уголовного иска. Следствие возбудило дело по статье 144 УК РФ, причем сразу по двум ее частям. Волкова, который пока находится в статусе подозреваемого, обвиняют не просто в «воспрепятствовании профессиональной деятельности журналистов», но и в «повреждении их имущества», что карается лишением свободы на срок от трех до шести лет.

Итак, на выходе из избирательной кампании, которая для Демкоалиции так и не началась, мы имеем два высосанных из пальца уголовных дела против руководителей двух предвыборных штабов. Тут, как мне представляется, необходимо зафиксировать важный момент. И Пивоваров, и Волков приехали в регионы не Майдан устраивать и не подпольной деятельностью заниматься. Они приехали участвовать в легальной демократической процедуре — в выборах, и действовали строго в рамках существующего законодательства. Но им дали по зубам. Причем беспрецедентно жестко. Возникает вопрос — почему? Нас же вроде все последнее время заверяли в том, что Кремль, чтобы уберечься от того самого Майдана, будет позволять оппозиции упражняться в электоральных забавах, правда, без каких-либо надежд на победу. Другими словами, размяться дадим, а о результате забудьте. Видимость бескомпромиссной политической борьбы будет сохраняться, а о большем не мечтайте. По крайней мере, именно такая стратегия в свое время осуществлялась в отношении Алексея Навального. Однако новые времена рождают новые подходы.

Наверняка найдется конспиролог, который предположит, что либо в самом Кремле, либо в силовых структурах сегодня действует тайная группа сторонников революционных перемен в России. Именно они выталкивают оппозицию из легального политического поля, чтобы спровоцировать ее на организацию массовых уличных выступлений. Я, признаться, к столь оптимистичной гипотезе отношусь со скепсисом.

Другой вариант: тех, кто борется с нынешним режимом, специально провоцируют на радикальные действия, чтобы разгромить уже окончательно и бесповоротно.

Я лично думаю, что никакой осознанной, спланированной и одобренной высшим руководством политики в отношении оппозиции сегодня у российской власти нет. В условиях, когда нервозность в самых разных эшелонах власти балансирует на грани истерики, а реальный и единственной угрозой осознается массовый уличный протест, который может вспыхнуть по любому поводу, оппозицию будут жестко давить по всему фронту соприкосновения. Не важно, пытается ли она вывести на улицу людей или провести предвыборную кампанию. Впрочем, очевидно и то, что попытки активизировать уличную борьбу получат еще более жесткий ответ со стороны властей. В Кремле прекрасно понимают: улица (прежде всего московская) — это то место, где они могут быстро утратить контроль над ситуацией. Фальсифицировать волеизъявление граждан на избирательных участках они научились, а поди-ка сооруди фальсификат на Манежной!

Собственно говоря, Россия сегодня подошла к той черте, когда решающее значение начинает иметь единственный фактор — готовность гражданского общества не на словах, а на деле отстаивать свои права.


Фото: Россия. Новосибирск. 11 августа 2015. Глава штаба РПР-ПАРНАС Леонид Волков (на первом плане) во время пикета сторонников демократической коалиции "За честные выборы" в парке "Городское начало" на набережной Оби. Евгений Курсков/ТАСС














  • Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 

  • "Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.

  • Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Акция Pussy Riot – возвращение в реальность
16 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В начале второго тайма финала чемпионата мира по футболу, которым Владимир Путин одарил подведомственный ему народ, произошло вполне тривиальное по футбольным меркам событие. На газон стадиона выскочили несколько болельщиков, радостно по нему побегали с минуту, после чего были удалены с поля подоспевшими стюардами. Почитатели этой древней забавы прекрасно осведомлены, что время от времени такое случается в самых разных частях земного шара, а не только в тех странах, где правит безжалостная хунта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что казус этот поначалу ничего, кроме досады и раздражения, не вызвал. 
Прямая речь
16 ИЮЛЯ 2018
Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 
В СМИ
16 ИЮЛЯ 2018
"Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.
В блогах
16 ИЮЛЯ 2018
Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 
Бабченко жил. Бабченко жив. Бабченко будет жить
31 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 
Прямая речь
31 МАЯ 2018
Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.
В СМИ
31 МАЯ 2018
"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.
В блогах
31 МАЯ 2018
Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 
Бабченко жив, и это главное
31 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ. Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?
Бабченко убит за то, что был лучшим
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».