Цензура
22 июля 2019 г.
Назад в…
6 АВГУСТА 2015, АНТОН ОРЕХЪ

Михаил Златковский

В новостных лентах и на сайтах итоги этого опроса ВЦИОМа идут под шапкой «Половина россиян за введение цензуры в интернете». Конечно, в опросе и об этом речь тоже. Но не это главное.

Что народ за цензуру и повсеместные запреты, мы и так поняли — не вчера и не из этого исследования. Мне в нем другие цифры понравились. Постоянными пользователями Сети в России являются всего лишь 42%. То есть 58% с интернетом никак не соприкасаются! И это в эпоху всемирной компьютеризации, информатизации, тотального киберпространства. А у нас трое из пяти не пользуются интернетом.

Случайно ли, что именно 58% и поддерживают полное отключение интернета при тех или иных обстоятельствах? Совпадение явно не только символическое.

Ну а далее — понятные последствия. Чем реже люди пользуются компьютером, тем большее зло они видят в Паутине. И да, они за цензуру. И, безусловно, они запретили бы сайты для гомосексуалистов, видео Pussy Riot, ограничили бы доступ к сайтам зарубежных СМИ и вообще иностранных сайтов. В заграничном контенте видят большую опасность, чем в порносайтах, порталах националистов и расистов.

Оппозиционные сайты вызывают тревогу аж у 81%, а 73-м не нравятся сайты, где негативно пишут о чиновниках. То есть если вы думаете, что, написав про часы Пескова, вы возмутили общественность, то вы ее действительно возмутили. Но возмутили не часами и поведением Пескова, а тем, что про это рассказали.

И чему мы после этого удивляемся? Весь цивилизованный мир идет по пути высоких технологий, а мы готовы отключить интернет, потому что он — зло. Цивилизованный мир идет по пути развития светского общества, а у нас в разгаре духовные скрепы, священники требуют запрета концертов и спектаклей, а героем новостей становится князь, живший больше тысячи лет назад.

У нас в телевизоре работает машина времени, которая потихоньку вернула нас на рубеж 70-80-х. Тогда компьютеры называли ЭВМ и нужны они были лишь для того, чтобы производить расчеты для строительства подводных лодок с баллистическими ракетами. Мама моего товарища работала в таком институте, и ни у кого, кроме нее, из наших знакомых ЭВМ на работе не было.

Я как-то писал на страницах «ЕЖа», что для переворота в сознании соотечественников необходимо, чтобы каждый из них хотя бы раз побывал за границей. Но теперь я бы сказал, что для начала каждому надо выдать по компьютеру. Потому что мы стремительно и уверенно движемся не в будущее, а куда-то назад. Назад в…


Графика Михаила Златковского/zlatkovsky.ru














  • Николай Сванидзе: Никогда заранее нельзя предсказать, что у нас станет эксцессом, а что превратится в норму. Поэтому в такой ситуации нельзя просто расслабиться и получать удовольствие. 

  • Новая газета: «Якутск Вечерний» феноменален. Таких свободных газет в России уже почти нет.

  • Евгений Высокий: Впечатление, что читаешь антиутопические произведения Оруэлла или Хаксли, но нет, это всего лишь новости из России. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Якутского журналиста судят за воздействие на подсознание
10 ИЮЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В городской суд Якутска направлено дело по обвинению журналиста еженедельника «Якутск вечерний» Михаила Романова в злоупотреблении свободой информации (п. 1 ст. 13.15 КоАП РФ). Административное производство открыто участковым уполномоченным майором Рушаном Алимовым, который в одной из статей журналиста нашел фрагмент, «воздействующий на подсознание людей». В статье Михаила Романова, опубликованной в апреле, рассказывается о похищении и избиении сотрудниками ФСБ программиста Северо-Восточного федерального университета Антона Аммосова за комментарий в соцсетях...
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Никогда заранее нельзя предсказать, что у нас станет эксцессом, а что превратится в норму. Поэтому в такой ситуации нельзя просто расслабиться и получать удовольствие. 
В СМИ
10 ИЮЛЯ 2019
Новая газета: «Якутск Вечерний» феноменален. Таких свободных газет в России уже почти нет.
В блогах
10 ИЮЛЯ 2019
Евгений Высокий: Впечатление, что читаешь антиутопические произведения Оруэлла или Хаксли, но нет, это всего лишь новости из России. 
Зачем ФСБ хочет съесть «Яндекс» и Tinder
5 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Любой нормальный человек вместе с Владимиром Высоцким испытывает отвращение к ситуации, «когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». Требование ФСБ к «Яндексу» передать ключи для дешифровки данных пользователей «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» не имеют ни малейшего отношения к национальной безопасности и государственным интересам Российской Федерации. Кто-нибудь может себе представить шпиона, террориста или члена ОПГ, который станет переписываться со своими сообщниками через «Яндекс.Почту» после того, как станет известно, что этот сервис стал фактически подразделением ФСБ? Вот и я не могу. 
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2019
Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.
В СМИ
5 ИЮНЯ 2019
Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.
В блогах
5 ИЮНЯ 2019
Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.
Олигарх на «Коммерсанте»
22 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Специального корреспондента «Ъ» Ивана Сафронова и заместителя редактора отдела политики газеты Максима Иванова уволили за статью «Спикеры делать из этих людей», опубликованную в «Коммерсанте» 17.04.2019. Тема статьи — возможный уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации и назначение на этот пост главы СВР Нарышкина. Статья написана в фирменном стиле «Ъ»: в нейтральном тоне и даже с известной симпатией к Матвиенко, в поведении которой журналисты разглядели элементы самостоятельности и даже некоторой фронды по отношению к чиновникам и к Госдуме.
Прямая речь
22 МАЯ 2019
Леонид Гозман: Пространство разрешённой свободы очень сильно сужается. Это происходит потому, что власти относительно недавно начали понимать, что потеряли все рычаги влияния на общество.