Люди
18 сентября 2019 г.
Право ночного волка

ТАСС

Выдержал короткий спор со своим гуманитарным другом. Он киношник и иногда мыслит, исходя из высокого. «Ну, нельзя, — говорит, — так делать, как сделал Касьянов. Я все понимаю. И то, что персоны из его списка совсем не журналисты. И то, что ведут они интенсивную деструктивную работу на ниве оболванивания масс. Но ехать со списком в Госдеп США и жаловаться — это тоже недопустимо. Почему? Потому что тем самым вы опровергаете собственный лозунг свободы слова. Свобода слова должна быть абсолютной». «Даже если вышеназванные персонажи являются ее абсолютными владельцами и распорядителями на родине?» — переспрашиваю я. «Даже если это так», — отвечает мой кинематографист, которому последние десять лет не дали снять ни одного фильма, даром что он лауреат и прочее, и прочее…

Очевидно, что это его мнение восходит к знаменитому вольтеровскому «Ваше мнение мне глубоко враждебно, но я отдам жизнь за ваше право его высказать…».

Бог его знает, где Франсуа-Мари Аруэ Вольтер это сказал и по какому поводу, но надо заметить, что знаменитый сатирик все-таки никогда не жил в таких обществах, где глубоко враждебные его философии оппоненты действительно бы намеревались отобрать его жизнь. Наоборот, он олицетворял всемогущее общественное мнение просвещенного Запада. За его спиной стоял образованный класс, который в конце концов защитил его и от клерикалов, и от монарха. И умер он в своей постели, и был помещен потом в Пантеон.

Другое дело — Россия. В ней никогда не было Вольтера. И никто из российских властителей дум никогда не настаивал на равном вольтеровскому утверждении. Ну а кроме того хотелось бы посмотреть, согласился бы Вольтер отдать свою жизнь, например, за право товарища Сталина иметь мнение, что классовая борьба постоянно обостряется и что по этому поводу надо убить несколько миллионов человек? Или за право Путина иметь мнение, что есть вещи поважнее, чем благополучие вверенной ему на выборах территории. Вследствие чего, скажем, вполне допустимо спалить в ядерном пожаре за Крым не только ненавистных пиндосов, но заодно и все прогрессивное человечество, включая чернокожих борцов за независимость в Африке, вышеупомянутых фигурантов из списка Касьянова и, да, еще и вожделенный Крым в придачу.

Если проводить аналогии, то это все равно что бороться за права сумасшедшего программиста-мизантропа, сочиняющего такой компьютерный вирус, который угробит все компьютеры на Земле. Хотелось бы потолковать об этом варианте с Вольтером.

Да и с другой стороны посмотреть. Если это, как утверждается, донос Госдепу, то о чем? О том лишь, что данные персонажи считают свою родину лучшим местом на Земле и им нож по сердцу пребывание на ненавистном Западе, который они считают врагом. Во всяком случае, так они утверждают на каждом углу, а мы взяли, да и поверили им. Пошли навстречу и оградили от опасного контакта.

Та же, по сути, проблема с поклонением памяти павших, которое пытается организовать известный байкерский клуб «Ночные волки». По идее, мы, либералы, на каждом шагу должны отстаивать право мирных граждан на перемещение через границы. Следовательно, и право упакованных в кожу мотоциклистов, которые вполне могли бы напомнить нам эсэсовцев (если бы не православные кресты и георгиевские ленточки), проехаться по местам боевой русской славы в Европе.

Ан нет, что-то есть в этом не то. Какая-то фальшь. Во-первых, это право пока не императивное, а все-таки рекомендательное, проектное, целеполагательное. Но пока еще, к сожалению, существуют границы и визы. Во-вторых, с тех пор как Россия решила стать «островом Россия» с растопыренными во все стороны ядерными ракетами, между нами и Европой образовался целый океан взаимонепонимания. И организованное посещение Европы байкеровским клубом, который особо выделяет и любит Путин и который, надо думать, он давно нашпиговал своей агентурой, если вообще не сделал крышей известной Конторы, мягко говоря, сильно похоже на провокацию.

Хотя почему «похоже»? Провокация и есть! Ибо что должен означать проезд сквозь Европу колонны кожаных крымнашистов? Для павших семьдесят лет назад бойцов — ничего. Для ветеранов, по-моему, тоже. Зато не имеющим никакого отношения к победе над фашистами байкерам — море удовольствия. Если пропустят, то, пожалуйте, вот вам картинка: мы делаем с Европой все что хотим. Как предки наши брали Берлин, так и мы, потомки, его тоже возьмем. А всякие польские пограничники нам не указ. Но есть и существенное различие. Предки-то брали фашистский Берлин, спасая мир от фашизма, а мы возьмем отвратительно демократический Берлин, «спасая» его от «европейских ценностей».

А если не пропустят, то и это будет хорошо. Можно катить на Европу баллоны за нарушение прав человека и байкера. Перемежая их недвусмысленными угрозами. В газете «Свободная пресса» такой великолепно искренний в своем кругу автор, как Анна Шафран, эти чаяния выражает: «Надо так щелкнуть Европу (и, прежде всего, Польшу) в ответ, чтобы вспомнили 1945 год». «…Тем более, что многие люди на Западе начинают сомневаться в „европейских ценностях“, переключаясь на имперские. То есть, на наши ценности, российские».

Возможно, «анны шафран» огорчатся, но европейских суверенитетов пока никто, к счастью, тоже не отменял. Если кожаные имперские люди (хотелось бы знать, где они пошили такие клевые куртки и на какие средства приобрели свои мотоциклы, на которых бороздят пространства в рабочее время) хотят щелкнуть Европу по носу, а Европа, допустим, не хочет, чтобы ей щелкали по носу, она имеет полное право этого не позволять. Вследствие чего возникает дипломатический инцидент, а МИДу РФ приходится валять дурака и делать вид, что оно-де что-то не понимает и «по-прежнему ожидает исчерпывающих объяснений в связи с необоснованными и вызывающими действиями» той или иной европейской страны, которая просто, как мы видим, защищается от имперских притязаний.

Конечно, по-вольтеровски вроде бы надо отдать жизнь за право нынешних политкомиссаров беспрепятственно калечить сознание россиян. Или за право «ночных волков» изображать щелканье европейских демократий по носу. Но хотелось бы расстаться со своей жизнью как-то более концептуально…


Фото: Россия. Орел. 28 апреля 2015. Лидер мотоклуба "Ночные волки" Александр "Хирург" Залдостанов во время мотопробега с эстафетой "Огонь памяти - огонь единства" по маршруту Москва-Тула-Орел. Артем Геодакян/ТАСС












  • Георгий Энгельгардт: ...по этому делу признаны виновными и приговорены к реальным срокам два лидера черногорской оппозиции: Андрея Мандич и Милан Кнежевич. Это достаточно новое слово для черногорской внутренней политики...

  • РИА "Новости": Тысячи алжирцев вышли на улицы столицы после объявления об отставке президента Алжира Абдельазиза Бутефлики, находившегося у власти последние 20 лет.

  • Ящик Пандоры: Как писал еще в конце нулевых, появление памятников Сталину в России исторически неизбежно((
    lj podosokorskiy: Усатый шагает по стране...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Юродивая» и юродивые
11 ИЮЛЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Валерию Ильиничну Новодворскую многие считали юродивой. Подтрунивали над ней. Причем, не только враги, но и свои «ребяты-демократы». И когда она говорила какие-то радикальные, а то и страшные вещи, например, о «кровавом путинском режиме», можно было вместо того, чтобы задуматься, отмахнуться: а, Новодворская, что с нее возьмешь – юродивая (варианты: экстремистка, сумасшедшая).
Карго-культ сталинобесия
10 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В день Победы российский телевизор и все прокремлевские СМИ предавались  исключительно победобесию, причем только в его официальной версии. Из тех новостей, которые остались за бортом освещения были два события, имеющих между собой внутреннюю связь. Во-первых, в Москве в противовес «Бессмертному полку» прошел «Сталинский полк». В колонне, во главе которой шел Геннадий Зюганов и все руководство КРПФ, несли портреты Сталина и Берии. Было много молодых людей, которые несли портреты Сталина с надписью: «Он мне как отец». В Новосибирске открытие памятника Сталину стало событием практически официальным, поскольку в нем принимал участие мэр города Локоть.
Прямая речь
10 МАЯ 2019
Георгий Энгельгардт: ...по этому делу признаны виновными и приговорены к реальным срокам два лидера черногорской оппозиции: Андрея Мандич и Милан Кнежевич. Это достаточно новое слово для черногорской внутренней политики...
В блогах
10 МАЯ 2019
Ящик Пандоры: Как писал еще в конце нулевых, появление памятников Сталину в России исторически неизбежно((lj podosokorskiy: Усатый шагает по стране...
В пятый раз у Бутефлики не получилось
3 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во вторник 2.04.2019 президент Алжира Абдельазиз Бутефлика объявил об уходе со своего поста. Если быть совсем точным, то агентство Algerie Presse Service процитировало коммюнике президентской администрации, которое транслировало слова Бутефлики. Сам 82-летний Бутефлика с февраля, то есть с момента своей заявки на пятый президентский срок находится в реанимации в больнице в Женеве. Поэтому трудно сказать наверняка было ли заявление об отставке его личным осознанным решением, равно как и его выдвижение на пятый срок.
Прямая речь
3 АПРЕЛЯ 2019
Александр Гольц: У России просто нет ресурсов для политики защиты диктаторов по всем азимутам. Скорее всего, тут будет просто напряжённое выжидание...
В СМИ
3 АПРЕЛЯ 2019
РИА "Новости": Тысячи алжирцев вышли на улицы столицы после объявления об отставке президента Алжира Абдельазиза Бутефлики, находившегося у власти последние 20 лет.
В блогах
3 АПРЕЛЯ 2019
Руслан Куватов: Президент Алжира Абдельазиз Бутефлика подал в отставку, находясь в состоянии медикаментозной комы
Назарбаев окончательно вознесся в елбасы
20 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нурсултан Назарбаев 19.03.2019 обратился к своему народу с заявлением о сложении с себя президентских полномочий. До этого момента он руководил Казахстаном 29 лет, 8 месяцев и 25 дней. Его должности назывались по-разному: первый секретарь ЦК компартии Казахстана, президент Казахской ССР, президент Казахстана. Роль все эти почти 30 лет была одна: авторитарный лидер. В 2010 году эта роль была закреплена законом и Назарбаев получил ту должность, которая за ним сохраняется пожизненно – елбасы, то есть «Лидер нации». Так написано в законе, с большой буквы «л».
Прямая речь
20 МАРТА 2019
Алексей Малашенко: Это модель мягкого авторитаризма, всё идёт именно к этому. Там остаются те же люди, та же элита, со всеми своими амбициями и личными интересами.