В оппозиции
20 июня 2019 г.
Демократическая оппозиция: обновление цели
29 АПРЕЛЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ

ТАСС

Мой богатый личный опыт ошибок и неудач (это не исключает существование противоположного опыта) включает и участие в посредничестве при создании коалиций. Потому довольно легко увидеть набор препятствий, с которых я хочу начать.

Самое главное препятствие — внутри, даже не внутри коалиции, а в головах ее членов. Это препятствие — отношение к коалиции как к некоторому инструментальному средству, например, как к временному понтонному мосту для переправы во власть с помощью выборов. Здесь частный случай общего заблуждения, согласно которому цель всегда много важнее средств. В связи с этим больше известна максима «Цель оправдывает средства», легкомысленно допускающая выбор негодных средств. Но действует и другая закономерность: легкомысленное отношение к адекватному средству может погубить цель. Суть в том, что не существует взаимно-однозначного соответствия между целями и средствами. Часто выбор некоторого адекватного средства позволяет решать комплекс взаимосвязанных задач, ранее не предусматривавшихся. И способствует этому бережное отношение к средству.

Опыт революций, и старых, кровавых, и новых, «разноцветных», сравнительно мирных, свидетельствует: они совершаются, когда часть недовольной политической элиты объединяется с внешним протестом. Но для успеха этого альянса нужна консолидированная, авторитетная оппозиция, возглавляющая уличный протест. Вспомним: крах власти КПСС начался с появления статусной оппозиции в лице части депутатов и мощного протеста во главе с блоком «Демократическая Россия». Они взаимно усиливали друг друга и формировали единый кумулятивный эффект. Недовольство происходящим части элиты выливается в практические действия, когда существует внешняя опора в виде массового общественного процесса с опорой на консолидированную оппозицию за пределами истеблишмента. Это первый пример.

А вот второй. Верховная власть в России постоянно испытывает искушение прибегнуть к использованию насилия. Весь опыт временного существования подобных режимов показывает: главным ограничителем для такой власти и для таких побуждений является сильная, консолидированная, авторитетная оппозиция. Именно поэтому попытки применения насилия перед крахом СССР ограничились двумя попытками на периферии империи (Тбилиси и Вильнюс), а попытка насилия в Москве привела путчистов не только к провалу путча, но и способствовала продолжению распада империи.

Теперь собственно о первичной электоральной цели. Появление консолидированной оппозиции создает нарастающий гравитационный эффект, обладая и электоральной, и политической привлекательностью. Не случайно первые свободные выборы в СССР в 1989 году сформировали оппозицию в пределах 15 процентов общего состава. Спустя год на выборах на съезд народных депутатов РСФСР представительство оппозиции выросло примерно в три раза, а еще чуть позже демократы начали набирать уверенное большинство в крупных городах России на выборах в городские советы. Здесь работала смычка между реформаторской оппозицией в депутатском корпусе и общественным движением «Демократическая Россия», организовывавшим уличный протест.

В завершение об удовлетворении личных амбиций — ведь политик без амбиций существо необычное и странное. Так вот, если слегка напрячь фантазию, то нетрудно представить, что «рядовой член политбюро» сильной консолидированной коалиции обладает бОльшим личным политическим капиталом, чем лидер диванной оппозиционной партии. Работая на усиление коалиции, такие политики работают на себя. Теряя созданную коалицию, они обрушивают свой политический капитал. Тут таится еще одна серьезная опасность для коалиции: испытание первым успехом. Если результат выступления коалиции на региональных выборах этого года окажется успешным или, как минимум, будет воспринят представителями коалиции как успех, то в их умах может начать доминировать следующая мысль: а каково мое место в этом успехе? Что я лично буду с этого иметь? И каково будет мое место в следующем возможном успехе? Если это станет доминировать, то коалиция будет обречена. Подтверждается опытом.

Все сказанное мною выше более или менее понятно и представителям власти. Неслучайно власть всегда использовала все доступные средства для разрушения создаваемых оппозицией коалиций. Первое, что может делать власть, это затруднять участие коалиции в выборах неожиданными изменениями в законах или неожиданными шагами по использованию существующих норм. Насколько я знаю, эти угрозы осознаются создателями коалиции и они успешно договариваются о своих ответных действиях. Это обнадеживает и радует.

Второе направление: дискредитация состава коалиции: ее нельзя поддерживать, поскольку в нее входит такая-то и такая-то персона. Один станет неисправимым националистом, другой «поураганил в 90-х» и т.п. Обычно все это опирается на прямое вранье. Это уже происходит. У себя на ленте я недавно обнаружил первую публикацию такого толка, опирающуюся на ложь о программных целях коалиции. Вбрасываемая ложь обрастает дружными комментариями «сторонников самой чистой партии». Помимо раскола коалиции преследуется дополнительная цель: заранее начать оттягивать голоса или снижать мотивацию на участие в выборах.

В-третьих, следует ожидать скорого появления информационных провокаций, постоянно используемых властью и имеющих стандартное содержание: один член коалиции сказал про другого, что тот земляной червь. Вы удивитесь, но это работает. Я был тому свидетелем. Эти провокации опираются либо на откровенное вранье, либо на весьма вольную трактовку неосторожных слов. Это означает, что членам коалиции нужно быть предельно строгими в любых телефонных разговорах. Против грубой лжи только один рецепт: атмосфера взаимного доверия. А она формируется по мере того, как участники коалиции убеждаются, что все работают на общий результат, а не на себя.

Наконец, в-четвертых, ближе к выборам наверняка взовьется любимая песня официальной пропаганды: они просто рвутся к власти, они ничего не в состоянии предложить. Простота и банальность этой лжи конкурируют только с ее наглостью. Если кастрированные обрывки чего-то осмысленного появляются в каких-то текстах или заявлениях власти, то источник этого всегда один — общество. Никогда ранее в России не существовало столько интересных и глубоких разработок в разных проблемных областях. Да только в СМИ массового поражения вы не найдете этого. Авторы таких разработок объявляются иностранными агентами, а их разработки нельзя публично обсуждать — это запрещенная политическая деятельность, клевета на власть, экстремизм и т.п. Все это выстроено для поддержания правдоподобия упомянутого выше вранья. И это в условиях, когда спрос на альтернативную повестку дня, на ясную, привлекательную программу, вызывающую доверие, растет.

Все приведенные выше соображения позволяют сделать выводы в жанре некоторых рекомендаций. Вот они вкратце.

1. Поменять отношение к коалиции, рассматривая ее и как средство, и как цель. Это нормально, в жизни так бывает.

2. Заимствовать у нового поколения гражданских лидеров способность работать на общую цель, отодвигая на второй план заботу о своем месте в будущем успехе до лучших времен. Например, не стоит торопиться создавать разные теневые правительства и обсуждать подобные сюжеты дележа шкуры. Это все работает только в налаженной партийной машине.

3. Разнообразить совместную активность, не сосредоточиваться только на выборах.

4. Поскорее откликнуться на общественные ожидания новой повестки дня с помощью разных политических и пропагандистских жанров.

5. Следить за строгостью своей речи в сетях и по телефону. Заодно исключить оскорбительные эпитеты и высказывания в отношении 85 процентов охмуренных сограждан.

И последнее, самое главное и вне нумерации. Политики привыкли думать, что их коалиция — это их внутреннее дело. Можно закулисно о чем-то договориться. Потом можно публично разговориться. Все сказанное выше означает нечто совершенно противоположное: коалиция — это сфера социально-политической ответственности перед своими будущими избирателями и перед страной. Создание коалиции не менее ответственно, чем предъявление своей программы. В наших условиях это многократно важнее. Отношение к коалиции как к предмету личного торга для попадания во власть — самая главная угроза коалиции.

Когда я отсылал статью в «ЕЖ», появилась информация о первых признаках раскола. Это слегка притушило мой оптимизм. И я подумал, что для многих оппозиционеров с корнями в 90-х эта коалиция — последний шанс сохраниться в политике. Если она развалится, вряд ли они будут нужны кому-либо дальше. Равным образом это касается всех неспособных к кооперативным действиям. Наступило другое время, более суровое, с более жесткими требованиями к закулисным играм.



Фото: Россия. Москва. 18 апреля 2015. Оппозиционер Алексей Навальный, сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Михаил Касьянов и председатель партии "Демократический выбор" Владимир Милов (слева направо) после конференции "Выборы 2015 – 2016: повестка для оппозиции". Антон Новодережкин/ТАСС













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.