В оппозиции
21 октября 2019 г.
Одна из самых крупных протестных акций Новосибирска

Станислав Соколов
news.ngs.ru

В минувшее воскресенье в Новосибирске у здания Новосибирского театра оперы и балета состоялся митинг в поддержку снятой с репертуара оперы «Тангейзер» и уволенного директора театра Бориса Мездрича. По разным оценкам, на площади у театра собралось от 3 до 5 тысяч человек. По оценке новосибирских журналистов, людей пришло примерно в пять раз больше, чем на «Молитвенное стояние» против «Тангейзера», которое прошло здесь же неделю назад. Основные претензии выступавших на митинге были адресованы, как и ожидалось, министру культуры Владимиру Мединскому. «Ежедневному журналу» ситуацию комментирует 
журналист, искусствовед Анатолий Голубовский:

«В Новосибирске произошло чрезвычайно важное культурно-политическое событие, значение которого можно сравнить с «болотными протестами» 11-12 годов, как бы странно это ни звучало. В подготовке к митингу принимали участие очень многие известные люди, были собраны видео-выступления Андрея Звягинцева, Кирилла Серебрянникова, Марины Давыдова, Александра Архангельского, Сергея Пархоменко. Никто не отказывался, но с особым энтузиазмом все московские спикеры относились к этой идее, когда узнавали, что речь идёт о примере чистой самоорганизации. Причём самоорганизации не деятелей культуры, которые пытаются высказываться индивидуально, как Олег Павлович Табаков или Александр Александрович Калягин, а простых зрителей, тех людей, которые любят Новосибирский театр оперы и балета и кто, собственно, видел постановку. А за четыре показа его успели увидеть около 8 тысяч человек. И к мнению этих людей никто не прислушался.

Надо понимать, что Новосибирский театр оперы и балета – это не просто шикарное театральное здание в провинциальном городе, где время от времени что-то происходит. Это главный знак «европейскости» Новосибирска, географически находящегося в Азии, признак его столичности. И жителей города пытаются лишить того, что выводит их в пространство «большой» европейской культуры, того, чем они по праву гордятся. Борис Мездрич – культовый театральный директор, он, в частности, привёз в Россию самого знаменитого дирижёра Айнарса Рубикиса, и вообще всё, что он делал и в Новосибирске, и в Омске, и в Ярославле, всегда было очень важно. Это чрезвычайно популярный человек в городе.

И какие-то люди, которых в городе никто не знает, какой-то неизвестно откуда взявшийся Аристархов, потом прилетает на частном самолёте Кехман, человек с сомнительной репутацией, и просто уничтожает этот театр. А иначе как уничтожением это назвать невозможно. Это оскорбило людей, которые быстро поняли, что дело тут не в споре учредителя, то есть Минкульта, и руководителя театра и что это – пример очень важной для власти кампании по введению единомыслия и предварительной цензуры. Это происходит постепенно и декорируется словами о том, что творец может делать всё, что угодно, но если он получает государственные деньги, то государство может следить за тем, чтобы он не обижал никого и так далее, и хорошо бы, как сказал один из людей в Администрации президента, предварительно просматривать репертуар театров. Что он при этом имел в виду — утверждение репертуарных планов или ознакомление с уже готовыми к показу спектаклями — непонятно, но не стоит требовать от чиновника Администрации того, в чём не компетентны даже представители Министерства культуры. Сказал и сказал.

И вот эти люди устраивают настоящий рейдерский захват театра. Не буду говорить о том, кто такой Кехман, о том, кто такой Аристархов, а о том, кто такой Мединский, и так знают все. Гораздо важнее, что одновременно с этим произошло обнародование результатов «экспертизы» интерпретации Пушкина современными режиссёрами. И там можно увидеть всё то же самое: «государственные деньги», «искажается классика», «как так можно» и так далее. И опять под раздачу попадают лидеры театрального искусства: Римас Туминас, руководители Вахтанговского театра, Дмитрий Черняков, один из самых знаменитых европейских оперных режиссёров, также открытый Мездричем, Константин Богомолов, Владимир Мирзоев. Вроде бы это – никакая не цензура, просто исследование. Но оно становится аргументом в споре чиновников с творцами о том, что можно, а что нельзя.

Станислав Соколов
news.ngs.ru

И всё это прекрасно понимают те люди, которые вышли в Новосибирске на площадь. А вышло их 5000, это огромная цифра, потому что это одна из самых многолюдных протестных акций за всю историю Новосибирска. И характерно, что она прошла по культурному поводу, казалось бы, подумаешь, сняли какого-то директора и спектакль. Но вышли люди, которые потребовали, чтобы к их мнению прислушивались, их права соблюдали. Они заявили, что будут бойкотировать спектакли, появляющиеся при новом руководстве, и призывают мировое творческое сообщество устроить творческий бойкот захваченному театру.

И всё это чрезвычайно важно. Потому что это – вопрос не просто культуры, а отстаивания прав. Это — попытка противостоять тому чудовищному тезису, высказанному ещё Владимиром Путиным: кто платит – тот и заказывает музыку. Применительно к Министерству культуры это означает, что эта организация будет поддерживать только те проекты, которые чиновникам кажутся правильными. При том, что, конечно, государственные деньги не принадлежат им, а поступали от налогоплательщиков, в том числе и от тех, кому «Тангейзер» понравился.

Так что эта акция – пример выдающейся самоорганизации, причём происходящий не в столице, где, как нам кажется, сконцентрирован весь протест. И если на «молитвенное стояние» в Новосибирске собралось около тысячи человек, среди которых, скорее всего, ни один не видел спектакля и не бывал в Новосибирской опере никогда, то на этот митинг пришли те, кто театр любит и туда ходят. Очень многие важные сдвиги часто начинаются с культурных эксцессов. Но заканчиваются уже очень серьёзными вещами. Перестройка в СССР началась с Пятого съезда Союза кинематографистов, где вроде бы творческий цех решал свои проблемы, но реально там начался процесс, который привёл к совершенно тектоническим сдвигам.

Станислав Соколов
news.ngs.ru

Важно ещё то, что вся эта история – не «эксцесс исполнителей». Никто не собирался ни сажать, не штрафовать ни руководителя театра, ни режиссёра. Цель была иной – показать, как реализуется подписанный Владимиром Путиным документ под названием «основы государственной культурной политики». Если посмотреть на сайте Минкульта стенограмму общественного обсуждения, проходившего в связи с ситуации с «Тангейзером», это станет очевидно. Ссылки на этот документ присутствуют в обсуждении и в начале, и в середине, и в конце. И хотя юридический статус «основ» совершенно непонятен, не стоит его недооценивать. Он был подписан президентом именно для того, чтобы на него можно было ссылаться как раз в таких случаях. Когда надо в очередной раз что-то запретить или кого-то уволить, то к нему и обращаются. И изучать эти «основы» нам ещё предстоит.

И именно таков результат обсуждения этих «основ» — на улицы Новосибирска вышли тысячи людей, протестуя против их реализации. А теперь, вслед за этим, будет принят уже более конкретный закон о культуре, не менее проблемный и сложный документ. Потому что конкурентоспособная культура, которая действительно усложняет и развивает человека, – это культура, в которой участие государство сведено к минимуму. А желательно вообще отсутствует».

Фотографии сайта news.ngs.ru/Станислав Соколов












  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность