Гражданские инициативы
18 сентября 2019 г.
Как нужно писать о самоубийствах. И нужно ли

ТАСС

Во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы вчера состоялся круглый стол, посвященный проблеме описания в СМИ суицидов. Круглый стол собрали портал «Православие и мир» и Фонд помощи хосписам «Вера». Проблема эта важна сама по себе, но дело еще и в том, что «Правмир» некоторое время назад получил предписание от Роскомнадзора отредактировать новость о смерти контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, убрав из нее ссылку на причины самоубийства. Недовольство вызвала фраза «Жена погибшего объяснила, что ее муж страдал от постоянной боли из-за онкологического заболевания и часто говорил, что устал от болезни».

Роспотребнадзор пытается преследовать издания за так называемую пропаганду суицида с осени 2012 года, когда был принят соответствующий закон. С того времени заблокировано около 6 тысяч интернет-страниц, проверено более 6 тысяч. Однако последние события, когда под прицел ведомства попал православный сайт, вызвали среди журналистов опасения, что тему суицида вообще собираются «закрыть». «Правмир», один из самых погруженных в общественную тематику религиозных порталов, решил расставить точки надIи выяснить, пригласив для разговора сотрудников надзорного ведомства, как же следует освещать в СМИ проблему самоубийств онкологических больных. Считать ли информирование о причине самоубийства пропагандой суицида? И не значит ли это, что все упоминания причин самоубийств следует удалять из новостей?

В работе круглого стола приняли участие президент фонда «Вера» Нюта Федермессер, пресс-секретарь Роспотребнадзора Анна Сергеева, директор портала «Православие и мир» протоиерей Александр Ильяшенко, директор благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова, директор Всероссийской Государственной библиотеки иностранной литературы им. Рудомино Екатерина Гениева, обозреватель РИА Новости Ирина Ясина, журналисты Валерий Панюшкин и Ксения Лученко, лингвокриминалист Юлия Сафонова, декан лечебного факультета, профессор кафедры психиатрии Первого МГМУ им И.М.Сеченова Марина Кинкулькина и другие эксперты. Представители Минздрава, по словам главного редактор «Правмира» Анны Даниловой, которая вела круглый стол, прийти на встречу отказались, изъявив, впрочем, готовность прислать свой пресс-релиз на тему обезболивания.



Поскольку почти все собравшиеся занимаются проблемой боли вплотную, большинство делилось своим собственным опытом, рассказывая, с чем приходится сталкиваться. Практически никто не отрицал, что СМИ иногда перегибают палку, пытаясь сделать из самоубийства сенсацию. Однако именно СМИ, по мнению выступавших, принадлежит заслуга в том, что проблема терапии боли, в онкологии и не только, стала достоянием гласности. Именно усилия СМИ помогли добиться организации в России паллиативной помощи, о которой еще совсем недавно мы даже не слышали. «Все, кто занимается вопросами доступности обезболивающих препаратов, — сказала Нюта Федермессер, — знают два громких имени: контр-адмирал Апанасенко и Алевтина Хориняк, врач, которая почти пять лет была под судом за то, что прописала лекарство пациенту не из своего округа. С большим трудом, и только под давлением СМИ, удалось добиться ее оправдания. Только после письма Апанасенко с обвинениями в адрес Минздрава и правительства, о котором написала пресса, в Минздраве была организована группа, занявшаяся пересмотром правил выдачи обезболивающих препаратов. Стал возможен «закон Герасименко» (точнее, поправки в закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», которые продлевают срок действия рецептов на наркотические препараты и психотропные вещества с пяти до 15 дней, упрощают процедуру получения и утилизации наркотиков; поправки вступят в силу 30 июня 2015 года — «ЕЖ»). И сегодня мы боимся, что то малое, чего удалось добиться, будет уничтожено. Мы собрались, чтобы этого не произошло».

Участники встречи попросили объяснить пресс-секретаря Роспотребнадзора, чем конкретно нехороша фраза жены контр-адмирала и почему ее следовало убрать или отредактировать. «Главное, чтобы написанное не выглядело как пропаганда суицида», — пояснила Анна Сергеева. Но где же здесь пропаганда? — удивились собравшиеся. «Сейчас я не вижу связи, — простодушно призналась Сергеева, — но читатель, который не вдумывается, может ее увидеть».

Это позволило юристу и лингвокриминалисту Юлии Сафоновой заподозрить, что предписание Роспотребнадзора было вынесено на основании оценочного суждения. Меж тем, «любой запрет должен быть объяснен и подчинен жестким правилам, — подчеркнула она. — Эксперты должны применять жестко выверенные методики, цель любой методики — воспроизводимость результата. Если этого не делается, то подрывается вера в государство. Вера в то, что запрет направлен на сохранение государства как нравственной структуры. Так мы скоро дойдем до того, что, как в Иркутске, будем повсеместно изымать из библиотек ''Колобка'' и ''Дюймовочку'' — за насилие и принуждение к браку».

Ирине Ясиной разговоры про то, что «пресса спровоцировала самоубийство», кажутся несостоятельными. «Терминальный больной решение о самоубийстве, как правило, принимает не одномоментно. По крайней мере, мне сложно представить человека, который покончил с собой''заодно с кем-то, про кого написали''. Это должен быть уж какой-то совсем дурачок».

Генеральный директор ВГБИЛ Екатерина Гениева считает, что нужно не просто не молчать, а бить во все колокола. Она поделилась своим опытом лечения в Израиле: вопрос «Вам не больно?» там задают постоянно. «Я как бывший советский человек говорю: ничего, я потерплю. А они: не надо терпеть боль. Всякие рекомендации, наверное, очень полезны, но после того, как больные обеспечены препаратами, а врачи обучены с ними разговаривать, задавать вопрос "Вам больно?" и предлагать выход из положения».

Директор портала «Православие и мир» протоиерей Александр Ильяшенко в своем выступлении порадовался, что стали возможны такие встречи лицом к лицу — раньше трудно было и вообразить подобное. Но вот что его удивляет: преступлений, связанных с наркотиками, в сфере медицины всего 1%. Больные доверяют врачам свои жизни, а Уголовный кодекс врачам не доверяет! «Закон должен убирать завалы на пути больного, — уверен он. — Если он этого не делает, значит, закон плох. Мы считаем своим долгом расчищать завалы, говорить — это и есть профилактика».

Психиатр из Института Сербского Борис Положий отметил, что на прошедшем недавно Всемирном конгрессе суицидологов тоже много спорили о том, как надо освещать самоубийства — эта проблема нигде не решена.

Анна Данилова высказала мысль, что если существуют критерии дозволенного и недозволенного, то они должны соблюдаться всеми — и Роспотребнадзор должен спрашивать со всех одинаково, а не действовать выборочно. Пока единственное внятное требование — не размещать новость о самоубийстве на первой странице. Критерии информационных запретов требуют уточнения, подытожила она.




Выяснилось, однако, что ведомство не мониторит блогосферу в поисках запрещенных материалов, а реагирует на сигналы пользователей. Но тоже ведь, наверное, не на все. Каков принцип отбора «сигналов», или опять вкусовщина?

Впрочем, Анна Сергеева согласна, что попытка наладить диалог крайне важна. Она признает, что вопросов немало, что, возможно, некоторые критерии нуждаются в корректировке и нужно всем вместе подумать над новыми формулировками. Главное, чего нужно избегать — это детального описания самоубийства и подачи суицида как приемлемого способа решения проблем.

Хочется верить, что сотрудники Роспотребнадзора были вполне искренни в своей готовности совместно выработать критерии, которые помогут сделать правила описания самоубийств совершенно понятными для любого пишущего (хотя опыт нашего собственного общения с Роскомнадзором не вселяет особых надежд). Но встреча, как мне кажется, была полезна еще и с другой точки зрения.

Чиновники охранительных ведомств вполне освоились со взятым властью курсом на духовный суверенитет и консервативные ценности. На практике, однако, они в основном сталкиваются с теми православными активистами, которые подстерегают у выставочных залов актуальных художников, чтобы облить их какой-нибудь гадостью (хорошо, если не изуродовать картины), или ходят по театрам в поисках «оскорбительного» для их нежных «чувств», или выслеживают «секты», которые нацелены на разрушение наших «традиционных ценностей». И невольно уверяются в том, что это и есть главный тренд, что теперь так «носят». В кои-то веки они увидели православных, озабоченных теми проблемами нашей жизни, которые волнуют любого нормального человека. Которые стремятся не жаловаться и не требовать наказаний для других, а сами пытаются решать трудные задачи. Ей-ей, облагораживает.


Фото: 1. Radu Razvan / ЕРА / ТАСС. 2. Сайт pravmir.ru














  • Александр Верховский: Той заинтересованности в поддержании языкового многообразия, которое было, например, в 90-е, уже нет. Но его нет не только у федеральных властей, но и у местных...

  • BFM.RU: Мужчина поджег себя у входа в здание Госсовета Удмуртии прямо перед началом сессии. Он госпитализирован с сильными ожогами...

  • alik morozov: Друзья, по моему какая-то жопа происходит в стране, где ученые, чтобы быть услышанными, сжигают себя.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Самосожжение человека во имя сохранения национального языка
11 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Альберт Разин, кандидат филологических наук, заслуженный деятель науки Удмуртии и защитник малых народов, во вторник утром, 10.09.2019, пришел к зданию Госсовета Удмуртской республики, развернул плакат с цитатой Расула Гамзатова «И если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть» и совершил самосожжение. Пламя пытались потушить с помощью огнетушителей, но Альберт Алексеевич, в круг научных интересов которого помимо истории и языкознания входили исследования в области суицида, подошел к делу собственного самоубийства профессионально: надел многослойную одежду и маску, обильно пропитал все это бензином, поэтому спасти его не удалось.
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2019
Александр Верховский: Той заинтересованности в поддержании языкового многообразия, которое было, например, в 90-е, уже нет. Но его нет не только у федеральных властей, но и у местных...
В СМИ
11 СЕНТЯБРЯ 2019
BFM.RU: Мужчина поджег себя у входа в здание Госсовета Удмуртии прямо перед началом сессии. Он госпитализирован с сильными ожогами...
В блогах
11 СЕНТЯБРЯ 2019
alik morozov: Друзья, по моему какая-то жопа происходит в стране, где ученые, чтобы быть услышанными, сжигают себя.
В пространстве диалога
20 АВГУСТА 2019 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В минувшие выходные в КВЦ «Сокольники» прошел инициированный Преображенским братством традиционный фестиваль «Преображенские встречи», собравший людей разных возрастов, профессий и социального положения. Всего в работе форума, посвященного теме «Время мира», приняли участие более трех тысяч человек из России, Франции, Германии и других стран.
Организованный протест за огородами
24 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Эта заметка должна была бы начаться со слов: «В минувшие выходные столицу сотрясли многотысячные акции оппозиции». Но она так не начнется. Потому что не только не сотрясли, но и маленькой ряби не оставили на поверхности нашей унылой общественной жизни. А между тем, акции эти в Москве случились, и темы на них обсуждались абсолютно злободневные и крайне важные. Возле станции метро «Улица 1905 года» левые силы с примкнувшим к ним «Яблоком» митинговали против «строительного беспредела», в частности, и против политики столичной мэрии – в целом. Однако, как пишут в социальных сетях сами участники, «досталось и федеральным властям и даже Путину». 
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2018
Андрей Колесников: Исследования показывают, что у разных движений сопротивления совершенно разные цели, они не готовы объединиться ни территориально, ни тематически.
В СМИ
24 ДЕКАБРЯ 2018
Коммерсант: Мероприятие в Сокольниках посетили, по данным «Белого счетчика», около 3 тыс. человек — многие из них надели «желтые жилеты», символ протестующих во Франции. 
В блогах
24 ДЕКАБРЯ 2018
Петр Шкуматов: Очевидно, что после такого малочисленного митинга у Максима Ликсутова развязаны руки. На очереди платная парковка везде, платный въезд, запрет на въезд по экологическому классу...
Россия против Канта. Категорически и императивно
28 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда в Администрации президента согласовывали патриотический конкурс «Великие имена России», явно не думали, что так все получится. Все, казалось бы, сделали правильно. В качестве организаторов подобрали пять контор, одну патриотичнее другой. Общественная палата РФ, Общество русской словесности, Русское географическое общество, Российское военно-историческое общество, Российское историческое общество: одно к одному – никого лишнего. Надеялись, что покроется страна именами правильных людей: полководцев, правителей всяких. Ну, одному-двум аэропортам можно дать имена писателей или ученых, которые за давностью лет стали простыми памятниками, а потому безвредны.