Терроризм
19 ноября 2017 г.
Ислам, которому не повезло
28 ЯНВАРЯ 2015, ВАДИМ ДУБНОВ

ТАСС

Больше половины российских граждан в той или иной степени согласны с тем, что художники Charlie Hebdo виноваты в своей гибели сами. Таковы результаты исследования ВЦИОМа, и, по большому счету, едва ли это для кого-то стало шокирующим открытием. У нашего человека всегда найдется кто-нибудь, кому придется здесь и сейчас ответить за все и всех — за Запад и Америку, за пятую колонну, подорожавшие яблоки. Однако в истории с французской виной круг ответчиков шире и куда запутаннее.

Ведь исламу тоже не повезло, причем фатально, повсеместно и задолго до стрельбы в Париже, хотя в последнее время не везет как-то особенно. От ислама защищают Европу европатриоты в Дрездене. Столкновением цивилизаций без устали продолжают тревожить умы граждан аналитики. Разочарование в мультикультурализме становится повсеместной модой и на Западе, и на Востоке, причем по мере продвижения от первого ко второму в антиисламском многообразии все более преобладает злорадство. И даже иные из российских либералов актуализировали старинную поговорку, и теперь демократия для русского демократа заканчивается на исламском вопросе точно так же, как прежде заканчивалась на украинском.

У нас ислам вообще всех окончательно запутал и тем самым даже немного примирил тех, кого беспощадно развел Крым и Донбасс. С одной стороны, шествия PEGIDA по Дрездену российскому телезрителю показывают с тем же вдохновением, с каким он уже привык восторгаться подвигами луганских партизан. С другой, и для российского прогрессиста ислам неприятен уже тем, что за него Рамзан Кадыров и международный терроризм, который не нравится никому, кроме, конечно, отдельных патриотов, потому что террористы все-таки против американцев, и это немного меняет дело, еще более его усложняя.

Французы, как уверено российское большинство, виноваты сами, и эта объединяющая убежденность — как духовная скрепа. Вина французов носит обобщающий характер, и история с карикатурами как нельзя более кстати. Итак, логика такова. Французы виноваты в том, что оскорбляют чувства верующих, и здесь мы солидарны с исламом, потому что вместе с ним против огульного понимания свободы слова. А на самом деле шире, против свободы вообще, которую нельзя путать с распущенностью, и это мы наблюдаем на примере гомосексуализма и прочей толерантности. И оттого, что нам эта гнусность, в отличие от них, растленных, чужда, они чувствуют свою ущербность и завидуют нашей духовной силе, которая заменяет нам их бездумную свободу, и потому рады любой возможности нам навредить, и объявляют, например, нам по надуманному предлогу санкции…

Тут бы на этом пике праведного гнева остановиться и перевести дух, но нельзя, потому что это мы только взобрались, а теперь надо спускаться. Диалектику глобализации наш человек учит по-прежнему не по Гегелю, а по обилию гастарбайтеров в его заснеженном дворе, и потому французы так же виноваты в том, что отдали Париж арабам, и это отнюдь не только французская проблема. Ведь наш человек без сомнений определил свои симпатии в Дрездене, он с европатриотами, точно так же как в Париже он с Марин Ле Пен, и чувство взаимно. PEGIDA помимо требований возвращения к этническим европейским истокам призывает прекратить давление на Россию, а наш человек всей душой за Дрезден и вместе с ним против толерантных предателей, которые отдали на поругание нашу — да, нашу! — белую христианскую цивилизацию понаехавшим террористам — вот ведь в чем часть сермяжной правды! И в этой точке пересечения всех и всяческих логических траекторий наш западник чокается с отъявленным славянофилом, в общем, нация едина в своем антиисламском порыве, что следует понять даже Рамзану Кадырову и прочим желающим неправильно воспринимать переживаемый момент и устроить марш в защиту антикарикатурного ислама в Москве. Нет, только в Грозном, и там хоть миллион.

То, что неискушенному зрителю может показаться сумбуром вместо логики, сложилось в систему координат. По одной оси — самобытность, по другой — хватит кормить ислам. Как по заказу, в цепочку Сочи-Киев-Донецк идеально укладывается Париж.

ТАСС

Поэтому настоящему хранителю российских ценностей довольно непросто принимать версию столкновения цивилизаций, которую он тоже очень любит, как любую геополитику. Столкновение столкновением, но в составе какой команды выступает Россия?

Ликующей уверенности в том, что за слово или рисунок следует убивать, немного поубавилось за последние 13 лет даже в мусульманском мире. Российский же телезритель проделал путь в противоположном направлении, легко преодолев свои заблуждения сентября 2001 года, когда испытывал к Америке сострадание. Некоторую тень этого чувства российский официоз пытался сформулировать и после Парижа, но уже безо всякого желания убеждать в своей искренности подотчетное население. А поскольку мы теперь — самобытная Евразия, то само расположение мировых страт выдвигает нас в лидеры если не цивилизации, то, во всяком случае, какой-нибудь большой коалиции. Желательно одновременно в обеих, участвующих в столкновении, но, поскольку даже ПАСЕ не боится нашего ухода, остается восток в антизападном смысле этого слова.

Только ислам в Европе — это вовсе не столкновение цивилизаций, и даже не религиозно-политическая идея. Ислам сам по себе — одна из наиболее мощных в мире систем идентичности. Это и становится отдельным феноменом при попытке его адаптации к среде, которая воспринимается им как антагонистичная. А для европейца гипертрофированное отношение к своей идентичности становится тем большим вызовом, чем более крепнет понятие массовой идентичности, вызывая у него беспокойство за личное пространство свободы.

В итоге этика, которую так легко принять за исламскую, становится все более демонстративно-нарочитой, в обмен вызовами включаются карикатуристы. Полемика выходит на уровень цивилизационно-этических постулатов, хоть к реальности имеет отношение весьма условное. Значительная часть конкретных европейских мусульман вовсе не склонна считать европейские ценности несовместимыми с их собственной этикой и враждебными ей. А фантазии впечатлительных европатриотов увлекают не более трети населения, что вполне согласуется с мнением социологов, что в любом обществе 30-40 процентов склонно к консерватизму; вопрос в том, что именно и с какой страстью консервируется. Но, как это бывает с любой настоящей, серьезной и объективной проблемой, она обрастает мифами, а набежавшие со всех сторон фанатики и шарлатаны делают ее, в принципе решаемую, практически неразрешимой.

Но это все в окрестностях Парижа, Дрездена и Берлина. На политической широте Донбасса, Киева и Сочи анамнез совсем другой. Там, где у мусульман проблема непонятой идентичности, у нас — грандиозная травма, связанная с полным отсутствием идентичности. И полным отсутствием тех ценностей, которые стоили бы, хотя бы с нашей собственной точки зрения, их отстаивания. С пером ли карикатуриста или хоть с «калашниковым». Стремление уравнять ответственность убийц и убитых — не принципиальная позиция, как у исламистов и им идейно сочувствующих, а подспудное желание это отсутствие прикрыть — теперь это побуждение становится идеологией.

Те, кто был никем, уже давно догадались, что их обманули, и никем они и остались. И долгое время по этому поводу немного рефлексировали, что давало основания некоторым оптимистам надеяться, что российские своеобразия — это всего лишь комплекс неполноценности. Теперь ошибка исправлена, текст уточнен: кто был никем, станет всем, лишь когда осознает, что быть никем — почетно и радостно. Теракт и Марш случились в российской системе координат очень ко времени: россиянину целый год перед этим объясняли, что не надо смущаться, когда его называют ватником. Напротив, это признание позиции, с которой можно и нужно жить. Долго и радостно. Но поскольку соотечественники, которые за Европу без ислама, к этой Европе подходят с вполне исламистских позиций, свой выбор путем двойного отрицания вынуждены делать либералы. Они и прежде были подозрительны к тем, чьи интересы защищает Рамзан Кадыров и «Хезболла». А теперь все окончательно сошлось. Хотя бы в одной точке. Зато логично. Французы виноваты сами. ВЦИОМ, как всегда, прав.


Фото: 1. Participants attend a rally with the Anti-Islamic Pegida (Patriotic Europeans against the Islamization of the West) movement hold up posters with the names of the victims of the terror attack in Paris and flags in Dresden, Germany, 12 January 2015. Pediga has again called for a demonstration in the Saxon capital. Islam is part of German life, Chancellor Angela Merkel said 12 January 2015, even as a group of anti-Islam and anti-refugee protesters geared up for controversial marches that have become a weekly fixture in the eastern city of Dresden. EPA/ARNO BURGI
2. Participants in a demonstration against the anti-Islamic Legida (Leipzig against the Islamization of the West) movementhold up signs that read 'Refugees Welcome - One World! One Love!' and 'Your march is just a silent cry for love... hug life - #NOPEGIDA #NOLEGIDA #NOHATE' in Leipzig, Germany, 12 January 2015. The Legida called for a demonstration at the same time in Leipzig. Islam is part of German life, Chancellor Angela Merkel said 12 January 2015, even as a group of anti-Islam and anti-refugee protesters geared up for controversial marches that have become a weekly fixture in the eastern city of Dresden. EPA/OLLIVER KILLIG














  • Геннадий Гудков: Если ФСБ не произведёт задержаний в ближайшие дни, то можно будет уже с уверенностью говорить об учениях или обкатке ситуации для закручивания гаек.

  • Дождь: Пресс-службы МЧС и МВД не комментируют ситуацию с массовыми эвакуациями в городах России из-за анонимных звонков о бомбах по указанию ФСБ, чтобы «не нагнетать панику».

  • Igor Radkov: Вова готовится к выборам. Посмотрим кто станет крайним?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
ФСБ пугает Россию. И бояться не велит
15 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
ФСБ запретила пресс-службам МЧС и МВД комментировать массовые эвакуации, которые проходят в российских городах в связи с анонимными звонками о минировании зданий. Как сообщил источник газеты «Ведомости», чекисты, которые взяли на себя руководство расследованием, свой запрет мотивировали так: «Не нагнетать панику и не провоцировать других заниматься телефонным хулиганством». Тем временем волна телефонного терроризма в России нарастает и приняла характер эпидемии. С 10 по 14 сентября было несколько сотен анонимных звонков в более чем двух десятках городов России. Эвакуации подверглись свыше 150 тысяч человек из 480 объектов.
Прямая речь
15 СЕНТЯБРЯ 2017
Геннадий Гудков: Если ФСБ не произведёт задержаний в ближайшие дни, то можно будет уже с уверенностью говорить об учениях или обкатке ситуации для закручивания гаек.
В СМИ
15 СЕНТЯБРЯ 2017
Дождь: Пресс-службы МЧС и МВД не комментируют ситуацию с массовыми эвакуациями в городах России из-за анонимных звонков о бомбах по указанию ФСБ, чтобы «не нагнетать панику».
В блогах
15 СЕНТЯБРЯ 2017
Igor Radkov: Вова готовится к выборам. Посмотрим кто станет крайним?
От взрывов до звонков
15 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
В сентябре 1999 года в Москве стали взрываться дома. Я помню то ужасное время, когда действительно всем стало страшно, не будет ли твой дом реально следующим? Люди самостоятельно организовывали ночное патрулирование своих дворов. Не столько, впрочем, для того, чтобы предотвратить возможный теракт, сколько для того, чтобы не оказаться в постели в роковые пять часов утра, когда могло бабахнуть.
Реакция на теракт в Барселоне: единство в бессилии
18 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
17.07.17 в Барселоне фургон, управляемый террористом, наехал на пешеходов. Погибших 13 человек, раненых 119. Пострадали граждане 18 государств. В ночь на 18.08.17 в курортном городе Камбрильсе пятеро террористов на автомобиле попытались въехать в толпу отдыхающих на набережной. Пострадали шесть пешеходов и один полицейский. Все террористы были застрелены. Ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство». Если судить по заявлениям глав государств и руководителей международных организаций, весь мир осуждает теракт, готов дать отпор терроризму и выражает солидарность с народом Испании. Председатель ЕС Дональд Туск сообщил, что «Европа стоит плечом к плечу с Барселоной.
Прямая речь
18 АВГУСТА 2017
Алексей Малашенко: На Ближнем Востоке сейчас дела для исламистов идут не ахти как хорошо. Это не 2014 год, когда «Исламское государство» переживало взлёт. Поэтому возникает фактор мести, обиды...
В СМИ
18 АВГУСТА 2017
Дождь: Теракт в центре Барселоны, наезд машины на пешеходов в курортном городе Камбрильсе и взрыв в городе Альканаре связаны между собой.
В блогах
18 АВГУСТА 2017
Ирина Головинская: Воздушная Барселона - и рассекающий ее плоть грузовик. Этот повторяющийся сценарий - и вечерняя Рамбла. Не укладывается в голове.
Теракт в Питере. Нет способа выяснить правду
4 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Умные люди с усталыми лицами сегодня говорят: «Давайте отбросим доморощенную конспирологию и будем рассматривать только реальные версии». Понятно, о чем речь. О причастности российских спецслужб к террористическому акту в питерском метро, который унес четырнадцать жизней. Жертв могло быть и больше — к счастью, не сработало второе взрывное устройство. Так вот, моя фейсбучная френд-лента полна прямых обвинений в адрес российских властей. Тотальное недоверие — так сегодня можно охарактеризовать отношение огромного числа граждан России к политическому руководству страны. Велик соблазн начать следующий абзац со слов «я далек от мысли, что российская власть может иметь отношение»…