Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Константин фон Эггерт: Россия, которая всё время обвиняет всех и в первую очередь США в нарушении международного права, сама вновь оказалась нарушителем.

  • BFM.ru: Автоматического выполнения решения трибунала ждать вряд ли придется. Это было бы потерей лица, как минимум.

     

  • Виталий Портников: Международное право является важным инструментом снятия с ушей лапши, которую вешает российское правительство

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Трибунал России – не указ
27 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Международный трибунал ООН по морскому праву ожидаемо постановил 24 мая, что Россия должна освободить 24 украинских моряков, задержанных за нарушение государственной границы в районе Керченского пролива, и передать Украине три конфискованных «корабля» (два катера и буксир). Кремль так же ожидаемо сообщил устами президентского толмача Дмитрия Пескова, что посылает это решение куда подальше. Перво-наперво надо, мол, закончить следствие, а потом провести суд. И уж только потом решать судьбу моряков и кораблей, захваченных в ходе прошлогоднего инцидента в Керченском проливе. 
Прямая речь
27 МАЯ 2019
Константин фон Эггерт: Россия, которая всё время обвиняет всех и в первую очередь США в нарушении международного права, сама вновь оказалась нарушителем.
В СМИ
27 МАЯ 2019
BFM.ru: Автоматического выполнения решения трибунала ждать вряд ли придется. Это было бы потерей лица, как минимум.  
В блогах
27 МАЯ 2019
Виталий Портников: Международное право является важным инструментом снятия с ушей лапши, которую вешает российское правительство
Ким наябедничал Путину на Трампа
26 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Встреча Путина с Ким Чен Ыном дала следующие результаты. Во-первых, удовольствие. «Мы все довольны», — обрадовал журналистов Путин, комментируя итог переговоров. Ким, в свою очередь, поблагодарил Путина «за прекрасно проведенное время». Во-вторых, северокорейский лидер подарил Путину меч. Так что теперь у российского президента есть холодное оружие. В-третьих, Путин пояснил, что «к нуклеаризации надо двигаться постепенно». Это явно был ответ на наивные требования Трампа вывезти ядерное оружие КНДР в США для уничтожения.
Прямая речь
26 АПРЕЛЯ 2019
Алексей Макаркин: Киму нужны рычаги воздействия на Трампа. Всё-таки основной его партнёр по переговорам – американский президент. 
В СМИ
26 АПРЕЛЯ 2019
Коммерсант: Вряд ли они могли договориться о денуклеаризации Корейского полуострова, но могли попробовать хотя бы решить, что делать с несколькими тысячами корейцев, которые работают в России
В блогах
26 АПРЕЛЯ 2019
Владимир Спивак: "Ким Чен Ын отказался попробовать каравай". А Путин отказался от церимониальной северокорейской водки. Вот и встретились два ничтожных клопа, трясущихся за свои никчемные жизни.
Теперь мы плохо делаем ракеты?
18 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В последние годы Владимир Путин не устраивает публичных разносов подчиненным. Под камеры он без конца обсуждает с губернаторами и министрами как улучшить и без того прекрасное положение дел. Это понятно. В ситуации, когда главный начальник руководит страной двадцать лет, любой серьезный провал является его собственным провалом, либо организационным, либо кадровым. Тем примечательнее было расширенное заседание Совета безопасности, посвященное отечественной космической отрасли. Фактически это был настоящий разнос: «Если мы будем топтаться на месте или постоянно говорить о наших прежних достижениях, наверстать упущенное будет просто невозможно…»
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: ...космическая сфера нуждается в серьёзной работе и назначении какого-то вменяемого руководства..