КОММЕНТАРИИ
18 ОКТЯБРЯ 2018, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
17 ОКТЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…

16 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Сотрудник российского офиса Amnesty International журналист и правозащитник Олег Козловский 6 октября был похищен из гостиницы в столице Ингушетии. В Магас он приехал, чтобы составить собственную точку зрения на ситуацию в республике, возникшую в связи с чечено-ингушским договором о новых межреспубликанских границах. Напомню, что акция протеста в Магасе началась в конце сентября и с тех пор фактически не прерывалась — ингушская оппозиция уверена, что договор этот носит односторонний характер и существенно ущемляет интересы родной республики. Похищение Олега Козловского случилось на второй день после его приезда. Вот, как он сам описывает этот вопиющий случай: «Приехали на какое-то поле, где меня раздели, сделали фото, угрожали их опубликовать, изнасиловать, передать кадыровцам и т.д.

15 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Некоторое время назад, выступая на «Эхе Москвы», Сергей Пархоменко сделал очень точное наблюдение о том, как меняется отношение западного истеблишмента к принятию антироссийских мер. Они, эти меры, уже не выглядят каким-то экстраординарным, из ряда вон выходящим событием. Особенностью нынешнего момента является то, что за четыре года, прошедших после присоединения Крыма, антироссийские санкции стали рутиной внешней политики западных стран. Вчера их вводили из-за российского вмешательства на Украине, завтра введут из-за попыток вмешательства в американские выборы. А вот сегодня, 15 октября, министры иностранных дел ЕС на встрече в Люксембурге вполне буднично введут новые санкции...

15 ОКТЯБРЯ 2018, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Ребята, а какая у нас Конституция? Плохая! Но это не должно никого особенно шокировать или подвигать на неожиданную истерику. Потому что у нас много чего плохого. У нас плохой президент. У нас плохой премьер. У нас просто ужасная Дума. У нас плохая экономика. И у нас плохие перспективы. В рамках общего перечня того, что плохо, плохая Конституция – это тьфу. Она не очень сильно на что-то влияет, потому что реальная жизнь ее обтекает как какое-то досадное и не слишком великое препятствие.

15 ОКТЯБРЯ 2018, ИННА БУЛКИНА

Коль скоро российские политики, российские журналисты и их читатели привыкли рассматривать все происходящее в/на Украине не просто как близкососедские проблемы или нечто, имеющее непосредственное касательство к России, но как внутреннее дело России, проблема с томосом комментируется исключительно как проблема Московского патриархата и шире — проблема Русского мира, его границ, его дальнейшей судьбы и т.д. В этом, безусловно, есть смысл и есть правда, но стоит напомнить, что внутренние дела Украины из Киева выглядят совершенно иначе, и украинские комментарии к последним событиям достаточно разноречивы, носят, похоже, в гораздо большей степени светский характер, и исходят, главным образом, из местной повестки.

12 ОКТЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Митрополит Галльский Эммануил, представитель Вселенского патриархата, объявил о решении Синода о продолжении процедуры предоставления Украинской церкви томоса об автокефалии. С этой целью Синод Вселенского патриархата восстановил свою ставропигию (прямое управление) в Киеве, рассмотрел апелляции глав УПЦ КП Филарета (Денисенко) и УАПЦ Макария (Малетича) и восстановил их в священническом сане, то есть снял анафемы, наложенные Московским патриархатом. Кроме того, Синод признал незаконной аннексию Киевской митрополии Константинопольского патриархата Русской православной церковью в 1686 году и предостерег от незаконного захвата церквей и монастырей в Украине вследствие своих решений.

11 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Британский таблоид The Sun, ссылаясь на правительственные источники, сообщил, что несколько десятков российских военнослужащих (спецназ и сотрудники ныне популярного ГУ ГШ) прибыли в Ливию. Их задача, по сведениям газеты, заключается в подготовке бойцов армии фельдмаршала Халифы Хафтара, который контролирует восток страны. Официальные лица в МИД, Совете Федерации и Госдуме заученно опровергли наше военное присутствие в африканской стране. Но мем «ихтамнет» давно стал визитной карточкой отечественной дипломатии, которой теперь доверия, увы, меньше, чем английскому таблоиду. Между тем, источники газеты РБК, близкие к Минобороны, утверждают, что наши военные действительно были направлены в Ливию.

10 ОКТЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

... Молчит Путин. Молчат федеральные СМИ. На площади в столице Ингушетии, Магасе, уже более двух недель стоят протестующие. Их некому разогнать, поскольку местная полиция их поддерживает, а у Кремля пока хватает мозгов не устраивать первую ингушскую войну, которая с учетом двух имеющихся, против Украины и Сирии, и с учетом пенсионного грабежа вполне может накрыть путинскую Россию медным тазом. Пока молчат федеральные СМИ, в ход идут информационные орудия малого калибра...

Сначала некоторые факты, которые следует учитывать при обсуждении территориального конфликта между Ингушетией и Чечней.

9 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Уже очень скоро, кажется, будет у нас так – увидел идущих навстречу двоих мужчин, перейди лучше на другую сторону. Потому что либо отметелят до больницы, либо вообще отравят… Теперь в России мужской дуэт становится каким-то зловещим опасным форматом. Но начать надо все же с душегубов, а потом уже перейдем к дебоширам. Итак, как и было обещано, в оговоренные сроки нам сообщили настоящее имя второго солсберийского отравителя. На месте Боширова и Петрова у нас сложилась такая пара – Чепига и Мишкин. Как выяснили все те же «Bellingcat» с «Insider», посетившего в известные сроки английский Солсбери бизнесмена средней руки, ранее называвшего себя Александром Петровым, на самом деле зовут Александр Мишкин. 

 (1/65)  Вперед